Экспертный совет: Должны ли украинцы платить за отопление летом?

624

Очередной отопительный сезон в Украине подходит к завершению – хотя зима в этот раз задержалась дольше обычного. Тем не менее платежки за тепло украинцам будут продолжать приходить и далее, даже летом.

Поскольку еще в декабре 2017 г. президент Петр Порошенко подписал закон №1581-д «О жилищно-коммунальных услугах». Он предусматривает введение так называемой «абонентской платы». Ее с жильцов многоэтажек будут брать просто за то, что к их домам подведены трубы теплосетей.

Официальное объяснение немного иное. Дескать, тепло подается в дома только в холодное время, а предприятия теплоэнергетики работают круглый год. И у них есть расходы на содержание и ремонт теплосетей, зарплату персоналу и т.д.

Однако все эти затраты и так «сидят» в тарифе, который для теплоэнергетиков утверждает Национальная комиссия регулирования в сфере энергетики и коммунальных услуг. И цифры «забиты» с таким расчетом, чтобы денег, поступающих в отопительный сезон, хватило на целый год.

Зачем же, спрашивается, в таком случае властям понадобилось изобретать велосипед? Объяснения, что это позволит стабилизировать финансовое положение теплоэнергетики, выглядят неубедительно. В экономике есть немало отраслей, деятельность которых носит выраженный сезонный характер.

Например, лишь 2-3 месяца в году работают сахарные заводы – но там тоже как-то ухитряются поддерживать в исправном состоянии оборудование, сохранять трудовые коллективы, платить налоги и т.д. Да и, откровенно говоря, непохоже, что главная проблема украинских теплоэнергетиков заключается в сезонности.

На самом деле ранее в некоторых городах уже экспериментировали с так называемым «двухставочным» тарифом на отопление. Так, в 2011-2014 г. он действовал в Черноморске (Одесская обл.), в Запорожье – в 2006-2010 гг. И нельзя сказать, что в этих городах ситуация, к примеру, со степенью износа теплосетей на порядок лучше, чем там, где работают по одноставочному тарифу – т.е. потребителя платят только в отопсезон.

К тому же, согласно данным черноморского КП «ЧТЭ», на условно-постоянные расходы, которые покрываются за счет абонплаты, у них в указанный период приходилось 6% от величины тарифа. Т.е. вряд ли такие суммы имеют критическое значение для обеспечения деятельности предприятия.

Зато подвох может скрываться в другом: новый расчет тарифов, подразумевающий выделение абонплаты в отдельный платеж, рискует обернуться очередным повышением стоимости отопления для потребителей. Принятый закон №1581-д предусматривает, что внедрение абонплаты не должно приводить к увеличению действующего тарифа. Но! Ничего не мешает тепловикам выждать несколько месяцев и затем обратиться к НКРЭКУ для повышения абонплаты – мотивируя это своими возросшими расходами.

И еще: при двухставочном тарифе плата в холодное время для одних и тех же потребителей была меньше, чем при одноставочном. И это логично: ведь тогда постоянные эксплуатационные затраты равномерно распределены на 12 частей.

А при одноставочном весь годовой объем расходов сосредоточен в 5-6 платежах, с ноября по апрель. Но сейчас никто из представителей власти не говорит о том, что с введением абонплаты уменьшатся цифры в платежках за отопсезон.

Вопрос лишь о том, чтобы они еще больше не увеличивались. Но, как отмечалось выше, даже это не факт. Итак, насколько справедливой для потребителя можно считать абонплату за отопление и есть ли способ застраховаться от скрытого повышения тарифов?

Глава Украинского аналитического центра Александр Охрименко в комментарии МинПрому выразил мнение, что введение абонплаты за отопление в украинских условиях – полная бессмыслица. «Так, как это сделано у нас, – это просто перестановка стульев, от которой ничего не меняется», – подчеркнул он. По словам эксперта, европейская практика заключается в иной модели.

«Она предусматривает разделение, при котором оператор теплосетей не является поставщиком тепла. Это отдельная компания, она отвечает только за трубу. Я плачу ей за подключение к трубе, это и есть абонплата – и потом выбираю поставщика услуги отопления, который предложит самые интересные условия. Это рынок, выбор поставщиков большой и там есть конкуренция за потребителя», – пояснил он.

В украинских условиях местное предприятие теплоэнергетики по-прежнему остается монополистом, поскольку оно одновременно и оператор теплосетей, и единый безальтернативный поставщик услуг отопления. «Поэтому введение абонплаты ничего не меняет. И еще нюанс – если в Европе я в отопительный сезон остался без тепла, потому что прорвало трубу – то компания-оператор не просто вернет мне стоимость, но и заплатит сверх того компенсацию за моральный ущерб», – отметил глава Украинского аналитического центра.

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец в комментарии МинПрому уточнил, что украинские законы о ЖКХ и защите прав потребителей предусматривают возможность взыскания с поставщика услуг ЖКХ компенсации за некачественные либо непредоставленные услуги. Тогда как в Европе решение данного вопроса обычно не доходит до судебного разбирательства.

«Там компании добровольно стремятся урегулировать выплату компенсации, если возникла подобная ситуация. Потому что иначе можно лишиться лицензии и права работать на рынке, в случае нарушения прав потребителей. Поэтому там и нагрузка на суды ниже, чем у нас – они не подменяют собой другие органы власти, призванные решать такие вопросы. У нас же, чтобы получить компенсацию от монополиста, предоставляющего услуги ЖКХ, надо обращаться в суд», – подчеркнул эксперт.

Он выразил мнение, что в этих условиях разделение тарифа на абонплату и собственно плату за отопление – неприменимо для Украины. «Это просто коррупция на самом высоком уровне – лоббирование интересов монополистов, которые и так не находятся в убытках. При этом ссылаются на европейский опыт – хотя в Европе это совсем по-другому. У нас, несмотря на все повышения тарифов, разговоры о реформах – качество предоставляемых услуг ЖКХ не меняется десятилетиями», – резюмировал Р.Кравец.

Игорь Воронцов