Эксперты детально разобрали ситуацию в Чернобыльской зоне

293

Аналитики разобрали последствия пожаров в Чернобыльской зоне и подсчитали, сколько жизней унесет радиационный шлейф в течение первого года

За последний год в зоне отчуждения стало слишком людно. Едут пожарные, чиновники, журналисты. И всех интересует: почему горит? Майский пожар вызвал в стране тихую панику. Не успели опомниться — горят торфяники. И сильно. Полыхают уже несколько недель. Пока МЧС разбирается со вторым пожаром, ученые подводят итоги первого.

Повезло выжить

Заканчиваем справку для Кабмина. Так и напишем — «повезло». Во время майского пожара ветер дул в сторону Белоруссии, и радиационное облако улетело в том же направлении, — говорит Сергей Зибцев, руководитель Регионального восточноевропейского центра мониторинга пожаров Национального университета биоресурсов и природопользования Украины.

Но что если бы ветер в другом направлении? В 2012 году ученые провели эксперимент: подожгли Чернобыльский лес и сделали расчеты. Они прикинули, что пожар будет продолжаться пять дней. И все эти пять дней ветер дует в сторону Киева. В результате такого ЧП более 5200 человек получат дозу, превышающую контрольный уровень. Из них 1475 человек умрут в течение первого года. Это данные — только по Киеву, без учета области (более подробно см. в таблице). Прогнозировать судьбу пожарных не стали — не хватило финансирования. Провели исследования уже в силу необходимости. Виртуальный пожар стал реальностью.

Нам не выдали накопители (приборы, которые измеряют уровень внешнего излучения. — «АиФ»). Поэтому работали не до «критической отметки», а до победного конца. В первые сутки без респираторов — их не успели подвезти. Когда все закончилось, нас проверили на радиацию прямо в зоне. Сказали «норма», но мало кто поверил, — говорит Николай, спасатель Иванковской части (Киевская область). — Потом мы сами ходили по разным институтам проверялись. И все-таки «норма». Врачи сами удивлялись.

Но этому удивлению есть обьяснение: горел относительно чистый участок леса. Если бы огонь распространился чуть дальше, он бы перекинулся на южное окончание западного следа (выброс реактора. — «АиФ»). И вот там прогнозы страшные. Я их уже начал было составлять, но поменялся ветер — и огонь отступил. Мне кажется, ту ночь я никогда не забуду, — признается Сергей Киреев, директор Чернобыльского радиоэкологического центра ГСНПП «Экоцентр».

Колоссальное везение! Но это если не учитывать сам факт возникновения пожара. Двадцать лет в Чернобыле не было крупных пожаров, а тут сразу два и за короткий срок. Почему? По накатанной грешат на МЧС. Мол, техника старая, рукава дырявые — вот и тушат сутками. Это само собой, но главная проблема не в них.

Многие думают, что за лесные пожары отвечает МЧС, но это не так. Спасателей привлекают лишь в экстренных случаях, в качестве спецназа, — говорит С. Зибцев.

«Смотрящие» за лесом

Тушить траву — это задача лесников. Точнее, лесных пожарных. Оказывается, и такие существуют. Их части находятся в зарослях и подчиняются лесхозам. Такая же система и в «Чернобыльской пуще». Почему они не справились?

Администрация зоны не уделяет пуще должного внимания. Мы их множество раз предупреждали — доиграетесь, — говорит С. Зибцев. — Главное в лесном пожаре что? Вовремя заметить — и потушить траву. Чуть замешкался, начинается верховый пожар или огонь идет вниз — и горят торфяники. На этой стадии уже трудно бороться с огнем. Но в зоне фактически отсутствует система наблюдения.

Точнее, она несколько «устарела». Как отслеживают возгорания в лесах Европы? Очень просто — там везде стоят вышки, на них закреплены камеры. Картинка выводится на монитор в пожарной части. Если кому-то сильно скучно, он может глядеть в этот монитор. А может и не глядеть, в случае возгорания система подаст звуковой сигнал и выдаст координаты возгорания.

А как это происходит у нас?

В Чернобыльской пуще тоже стоят вышки, но без камер. Каждый день на 30-метровую высоту взбирается человек. И сидит там целый день в специальной будке. Сидит и глядит в бинокль, — рассказывают эксперты из Центра мониторинга пожаров. Приезжали европейцы, им провели экскурсию — до сих пор принимают антидепрессанты. Говорят, метод устарел, негуманно. Конечно, негуманно. Будка сделана из бетона, кондиционера нет, а вместо туалета ведро. Тут поневоле потеряешь не только чувство собственного достоинства, но и бдительность.

И не стоит забывать о возрасте «смотрящих». В зоне много стариков — они получают пенсию в 5 тысяч гривен и зарплату в 5 тысяч. При каждой медкомиссии отдают пенсию врачам — и порядок. Такая система всех устраивает. Потому для молодежи вакансий нет, — рассказывает Игорь ЛАГОДИЧ, бывший руководитель «Чернобыльской пущи». — Для этих пенсионеров взобраться на вышку уже подвиг, а затем они просто дремлют до вечера в кабинке.

А сколько раз мы их оттуда пьяными снимали, — поддакивает Анатолий Жилинский, бывший главный лесничий Чернобыльской пущи.

Несколько лет назад американцы решили положить конец этим мучениям — приготовили подарок. Восемь камер плюс программное обеспечение — и все даром.

Администрации зоны надо было только дать официальную бумагу — просим предоставить. Но они не стали этого делать. Заявили, что нет такой необходимости, Вот пожалуйста…- листает бумаги С. Зибцев.

Это странно…

На первый взгляд. Но вы не забывайте, что камера все видит. А учитывая объемы незаконной вырубки в Чернобыле плюс кража металлолома…В принципе я понимаю, почему тогда администрация отказалась от камер, — улыбается ученый.

Отказалась — а больше не предлагали. Остались прежние вышки. Но даже они покрывают лишь 40 процентов Чернобыльской пущи — дальше не видать. Если горят окраины нашего леса — нам об этом сообщают из Белоруссии. Они там бдят — у «батьки» не забалуешь. Но в данном случае горела не окраина. Получается, это наши дозорные проворонили пожар под носом? Если говорить о втором пожаре, то так все и было. Не заметили, что загорелась трава (по предварительным данным, случайно подожгли браконьеры), огонь добрался до ядовитых торфяников — пришлось вызывать спасателей. Но в случае с майским пожаром все было иначе.

Так получилась, что лесная пожарная станция находится прямо в центре возгорания, — С. Зибцев разворачивает карту. — Огонь трудно не заметить. Но проблема в том, что у них не было бензина. Машины с зимы стояли незаправленными. Затем, согласно нашему расследованию, сотрудники станции на протяжении суток пытались раздобыть горючее. Администрация зоны требование проигнорировала. Может, думали, что само потухнет, не знаю. Но огонь не потух — перекинулся с травы на лес, а дальше вы знаете.

В зоне бардак

Зоне отчуждения не хватает финансирования — это факт. Сейчас всем не хватает, и не каждое предприятие может заработать. Допустим, МЧС не может. А зона может, предприятие продает лес. Точнее лицензии на рубку относительно чистого леса — это вполне законно и до чертиков прибыльно, если бы все деньги проходили через кассу.

Но официально проходит мизер. Раньше из этого мизера хоть что-то выделялось на лесную службу. А теперь и этого нет, — вздыхает И. Лагодич.

Недавно в Чернобыль приезжал Яценюк. Говорил, безобразие, проведем реформы и выделим деньги — объект «Укрытие» будет достроен. Новый саркофаг, конечно, важен. Но тема Чернобыля всегда всплывает именно в контексте нового укрытия. Остальные вопросы кажутся рутиной. Их вроде как должны решать в рабочем порядке. Но если их годами не решать в рабочем, однажды придется решать в экстренном. На кону тысячи жизней, а в зоне объективно бардак. И это тот случай, когда бардак не просто раздражает, но и убивает. Генеральная репетиция уже была…

Автор материала: Евгения СУПРЫЧЕВА