Энергетика Украины: солнце, воздух, биомасса

315

Несмотря на всю сложность нынешней ситуации в Украине, альтернативная энергетика остается привлекательной для инвестиций. Уже в ближайшие годы производительность «зеленой» генерации в нашей стране может вырасти в разы при условии, что государство не начнет вставлять энергетикам палки в колеса.

Экономический кризис в Украине влияет на все сферы деятельности, и на инвестиции далеко не в последнюю очередь. Так, в 2015 году капитальные инвестиции в стране упали на 1,7%, но и это в сегодняшних реалиях можно считать хорошим показателем. Для сравнения, в позапрошлом году обвал составил 24%. В деньгах капвложения-2015 составили 251,2 млрд грн., причем в некоторых регионах они росли, лидерами прироста стали Волынь (+37,7%), Хмельницкая (+36,5%) и Черновицкая области (+32,4%). Впрочем, это связано не столько с инвестуспехами этих регионов, сколько с девальвацией, поскольку цифра инвестиций выражена в гривне.

Относительно отраслевой структуры вложений: больше всего они выросли в госуправлении и обороне – в 2,3 раза (в т.ч. ввиду обеспечения потребностей АТО), а в ИТ-секторе – в 2,2 раза. А вот в промышленности сокращение достигло 19,9%. Но если в целом инвестпривлекательность отечественных проектов трудно назвать высокой, в отдельных областях она сохраняется и даже может вырасти.

Инвесторы готовы?

К таким сферам эксперты относят альтернативную энергетику возобновляемых источников (ВИЭ) – солнечную, ветряную, на основе биомассы, малые ГЭС. До 2014 года в стране в течение нескольких лет ежегодно запускалось в среднем 300 МВТ таких мощностей, однако в 2015-м этот показатель составил всего 19,5 МВт, сетует сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич: 10,9 МВт солнечных электростанций (СЭС), 5,2 МВт малых ГЭС и 3,3 МВт установок на биотопливе. Конечно, обвал показателей связан с политическими и военными событиями, из-за которых, среди прочего, надолго утрачены для работы такие перспективные для ВИЭ регионы, как Крым и часть Донбасса. А ведь «зеленая» энергетика здесь развивалась достаточно активно: солнечная – в Крыму, ветряная – и в Крыму, и на Донбассе. Так, на Крымском полуострове с 2011 года построено сразу несколько СЭС, включая 4-ю по мощности в мире – парк «Перово» (до 100 МВт); общая производительность крымских СЭС – порядка 400 МВт. Кроме того, «по ту сторону» в Донбассе и Крыму остались почти все ветропарки компании «Ветряные парки Украины», включая Новоазовский, Краснодонский, Керченский и др.

В результате на сегодня совокупная рабочая мощность украинских «альтернативных» ЭС – примерно 1100 МВт, или 2% от общенациональной. И аналитики считают, что сектор остается инвестпривлекательным. Да, в начале 2015 года Киев снизил повышенные «зеленые» тарифы, которые операторы ВИЭ получали за свое электричество начиная с 2008 года: в феврале – на 20% для солнечной и на 10% для ветряной энергии, а в марте – еще на 50-55% для всех «альтернативщиков». Хотя уровень этих тарифов определяется законом № 5485-17 о внесении изменений в закон «Об электроэнергетике», который формально действителен до 2030 года. Особенно недовольны владельцы СЭС, которые обратились в суд по вопросу невыполнения закона и имеют шансы выиграть дело, сообщает Д.Марунич.

Зато прошлым летом Нацкомиссия по регулированию в сфере энергетики и коммунальных услуг наконец начала компенсировать «альтернативщикам» потери от колебаний курса гривны, как это предусмотрено законодательством. Также в июне был принят закон №514‑VIII «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно обеспечения конкурентных условий производства электроэнергии из альтернативных источников», который выравнял тарифы для всех типов ВИЭ (в т.ч. снова уменьшив их для СЭС), расширил действие «зеленого» тарифа на энергию из биомассы, ввел надбавки за местную локализацию при сооружении профильных объектов. По словам директора предприятия «Энергетические ресурсы Украины» Андрея Фаворова, этот закон почти завершил формирование в стране привлекательной для инвесторов законодательной базы в области ВИЭ, по европейскому образцу. Осталось разве что принять закон об упрощении землеотвода для профильных объектов, который разрешил бы использовать для них земли любой формы собственности без изменения ее целевого назначения.

На таком фоне действующие и потенциальные участники рынка заявляют об интересе к дальнейшему развитию альтернативной энергетики. Согласно планам НЭК «Укрэнерго» до 2020 года ее мощность может увеличиться до 4600 МВт (без учета Крыма), что потребует запуска около 700 МВт/год новых мощностей – начиная уже с 2016-го, и свыше 185 млрд грн. капиталовложений в современных ценах. Это позволит Украине выполнить международные обязательства по доведению доли ВИЭ в энергопотреблении до 11% (для сравнения, в Евросоюзе – 25%). Но инвесторы готовы сделать больше, в указанный срок построив до 8400 МВт, говорит глава Украинской ассоциации возобновляемой энергетики Алексей Оржель; для этого нужно привлекать «зеленую» генерацию к балансу суточных нагрузок в единой энергосети. Пока это технологически невозможно, в отличие от той же Европы.

Другими словами, в рассматриваемой сфере сформировались предпосылки для инвестиционного бума, но ему мешает как косность госрегулирования в секторе, так и общая ситуация в стране.

По видам

Самым перспективным из видов ВИЭ экономисты называют ветряную энергию. Отечественный климатический потенциал позволяет построить в стране ВЭС суммарной мощностью около 15 ГВт. Для сравнения, сегодня общая установленная мощность всей энергосистемы Украины – 55 ГВт, из которых используется примерно половина. Пока же производительность действующих ветропарков составляет 470 МВт, а в соответствии с Нацпланом действий по возобновляемой энергетике до 2020 года должна достигнуть 2280 МВт. Наиболее перспективны для этого направления южные и юго-восточные регионы, где средняя скорость ветра на высоте оси ротора достигает 7 м/с и выше. К наиболее крупным игрокам сегмента, кроме «Ветропарков Украины», относятся «Винд Пауэр» (дочерняя фирма ДТЭК), «Эко-Оптима», «Виндкрафт Украина».

Далее по перспективности можно поставить солнечную энергетику, национальный потенциал которой оценивается в 4000 МВт. СЭС строятся гораздо быстрее ВЭС, говорит Д.Марунич, однако у них самая высокая на рынке цена киловатт-часа – до 12 грн. (по состоянию на март). Общая мощность украинских СЭС – 800 МВт (в т.ч. половина в Крыму), в основном они управляются компанией Activ Solar.

Что касается малых ГЭС, то как нынешние, так и потенциальные объемы невелики. Это электростанции производительностью менее 10 МВт, совокупная установленная мощность которых сегодня составляет порядка 75 МВт. Секторальный Нацплан-2020 предполагает наращивание парка микро-, мини- и малых ГЭС до 150 МВт, но специалисты считают этот целевой показатель завышенным. Этот тип ВИЭ отличается наивысшими капитальными затратами на строительство с учетом возведения сложных гидротехнических сооружений, а также необходимостью заказа индивидуального оборудования для каждой станции, продолжает А.Оржель. Плюс длительные сроки проектирования и получения разрешительной документации (2,5 года), а инвестиционный цикл в этой сфере растягивается на 8-11 лет. Поэтому инвесторы предпочитают восстанавливать старые объекты такого класса, заброшенные еще при СССР, а новые строят редко. Наиболее перспективны для данного направления предгорные районы, особенно Закарпатье и Буковина.

И наконец, биоэнергетика – основанная на использовании биомассы и биогаза, она имеет высокий потенциал генерации тепла и может заменить в балансе потребления до 20 млрд куб. м газа. Здесь перспективы связаны с наличием развитого АПК, продукцию и отходы которого прежде всего и использует данный сектор (как и твердые бытовые отходы). Однако его развитие сдерживается несовершенной системой бесперебойных поставок сырья и низким КПД биоустановок. Исходя из этого, констатирует Д.Марунич, выгоднее всего использовать подобное сырье на когенерационных установках с комбинированным циклом выработки электроэнергии и тепла (или холода), и в стране уже есть ряд ТЭЦ на биотопливе. В будущем же привлекательность данного направления для капиталовложений может вырасти, если отечественные предприятия теплокоммунэнерго разделят свои услуги на производство, передачу и непосредственную поставку. Это обеспечит биоэнергетикам свободный доступ к тепловым сетям и конкурентность на рынке тепла.

Не зря уже этой весной британская инвестиционно-энергетическая компания SPRING, представленная в Украине фирмой NextEnergy, объявила о запуске рекордной для нашей страны биогазовой программы: инвестор отобрал 30 биогазовых проектов общей мощностью более 150 МВт, в которые за следующие 5 лет планируется вложить 0,5 млрд долл. Пока же у нас работает не более 10 биогазовых станций сравнительно большой мощности, в то время как в той же Германии их свыше 7000.

Если перечисленные выше векторы развития ВИЭ будут реализованы хотя бы на 50%, это заметно повысит энергонезависимость страны и экологичность ее ТЭК. Интерес у инвесторов есть, а государству нужно лишь немного помочь им, не давя нормативной зарегулированностью, фискальным прессом и другими традиционными «прелестями».

Автор материала: Максим Полевой