Курс доллара в украинских обменниках «лихорадит», как гриппозного больного. После стремительного роста на протяжении нескольких дней, 21 января он несколько снизился, а 22 вновь пошел ввверх, достигнув показателя 27,3 грн. за 1 долл. США. О том, что это — «осложнение» после случившегося курсового обвала гривны, а также — как долго нацвалюта будет теперь «выздоравливать», возвратится ли курс к уровню начала года, корреспондент ГолосUA узнавала у экономиста Эрика Наймана.

Эрик Леонтиевич, почему «скачет» курс доллара?

Главная причина в том, что Государственное казначейство выбросило в оборот в самом конце декабря около сорока миллиардов гривен. Эти деньги постепенно дошли до валютного рынка — не сразу, но дошли. Более 10 миллиардов они направили в Пенсионный фонд, а куда ушло еще 26 млрд. — не знаю.

Из каких соображений это было сделано?

Сложно сказать. Может быть, захотели «сыграть» в еще большую девальвацию, чтобы спровоцировать инфляцию и, таким образом, увеличить доходы государственного бюджета. То есть, повторить «финт» 2015 года. Однако думаю, что это — элементарная несогласованность Казначейства, Нацбанка, Минфина. Насколько я понимаю, есть определенные трения между Министерством финансов и Национальным банком: они, вероятно, по-разному видят экономическую и финансовую политику. В интересах Минфина — высокая инфляция, а цель НБУ — низкая. То есть, совершенно разные цели. И они, как лебедь, рак и щука, все тянут в разные стороны.

Некоторые эксперты считают, что в начале 2016 года обострились все факторы, влияющие на курс, и именно этим объясняется ускорение девальвации гривны…

На самом деле, ничего нового не произошло, ничего не изменилось. Единственный новый момент заключается в том, что Госказначейство копило-копило эти 40 млрд. грн, а затем в один момент от них избавилось. Они ведь сначала хвастались этими деньгами… И действительно, по большому счету это была «связанная» гривна, эти деньги были «вымыты» из экономики. И тут их «выбрасывают»… Зачем? Это — как ушат холодной воды в больной организм.

На протяжении какого времени рынок будет утилизировать эту гривневую массу?

Думаю, опасность снижения курса продержится еще недели две-три. Затем рынок успокоится, если власти не подготовят нам новых неожиданностей.

В прогнозах Минэкономики на 2016 год отмечалось, что цены в Укриане могут вырасти в первые два месяца года. Когда появилось это заявление, оно было не совсем понятно, но вскоре гривна стала девальвировать, а доллар — расти… Что будет с ценами?

Я подтверждаю свой прогноз по инфляции на 2016 год: она достигнет уровня не менее 20%. В правительственные 12% не верю — если так случится, это можно назвать просто чудом. Ведь следует ожидать более высокого курса, чем запланирован в бюджете. Правительство закладывает 10% прироста курса, исходя из того, что он вырастет с 22 до 24 грн. за долл. А у нас уже на начало года было 24 грн. за долл., и это — «на бумаге». Думаю, будет не плюс 10%, а минимум плюс 20%. К тому же поднимают налоги, растет “коммуналка”. Столько инфляционных вызовов существует, что я не понимаю, за счет чего инфляция может удержаться на уровне 12%.

Поможет ли правительству выполнить бюджет ситуация, сложившаяся на валютном рынке в начале года?

Может быть. Пока все идет по сценарию 2015 года — не в таких масштабах, конечно, но «параллельным курсом».

До какого уровня может упасть курс гривны?

На самом деле, мы уже получили в первый месяц года очень близкий к возможному курсу в конце 2016 года показатель. И это — оптимистичный прогноз.

Как такие потрясения могут отразиться на экономике?

Да это не потрясения, бизнес уже ко всякому привык! Конечно, потребительская активность опять снизится, народ станет беднее. Бизнес, который ориентирован на внутренний спрос, продолжит «загнивать». Более-менее неплохо себя будут чувствовать (если это можно так назвать) только экспортеры.

В НБУ заявили, что девальвацию гривны «подогрело» несовпадение наших новогодних праздников с американскими…

Да, у нас буквально несколько дней не совпадало, из-за чего возникал отложенный спрос. Но сейчас этот фактор минимален, ведь НБУ контролирует все заявки на межбанке в ручном режиме.

Вы говорили о несогласованности действий Минфина, Госказначейства и НБУ. Кто должен их «синхронизировать», объединять?

Только Президент.

Не премьер?

Нет, Президент. Ведь, в конечном итоге, он отвечает за все происходящее в стране. Да и НБУ премьеру даже не подотчетен, Минфин ему подчиняется также лишь формально. У них всех разные задачи, в результате Казначейство выбросило на рынок 40 млрд. грн, а Нацбанк за голову хватается, ведь должен как-то их «связать». Но если 14 млрд. грн. раздали пенсионерам, а они пошли и купили что-то в магазине, гривна оказалась на руках у бизнесменов. Они что-то пустили в оборот, а на остальные гривны пошли и купили доллары. Но у нас рынок очень тонкий, такого допускать нельзя: как человек, который только-только начал выздоравливать, а тут его — ногами по почкам.

Автор интервью: Марина Иванова