Это не Рио-де-Жанейро… Из революционеров – в коррупционеры

89

29 марта о своем выходе из правящей коалиции в Бразилии заявила вторая по величине партия «Демократическое движение» — таким образом, действующая власть утратила поддержку легитимного большинства. Этому предшествовали две недели массовых мирных протестов: на улицы 250 бразильских городов вышли три миллиона граждан, не довольных политикой правящей «Партии трудящихся» и ее лидера, президента Дилмы Руссефф, чей рейтинг одобрения упал до отметки в 10%.

Эти события не стали неожиданностью, общество уже давно требует отставки явно коррумпированной и неэффективной главы государства, при которой экономике страны с каждым годом становится все хуже — только в прошлом году она упала на 8,3%. А ведь еще недавно страны сообщества БРИКС (возникшего из идеи американских финансистов о быстро развивающихся объемных рынках), в который входит Бразилия, считались перспективными. И правда, население Бразилии — 189 млн. чел., по ВВП на душу населения она на 70-м месте в мире. Но в прошлом году бразильский реал упал по отношению к доллару на 10,2%, а важная для промышленного прогресса машиностроительная отрасль — почти на треть.

Одна из системных причин кризиса — сырьевая ориентация Бразилии. На внешние рынки эта крупнейшая страна Латинской Америки поставляет преимущественно сельхозпродукцию. Она является крупнейшим в мире экспортером сои, мяса, сахара и кофе. Бразилия занимает второе место в мире по экспорту кукурузы и железной руды: на их долю приходится 62% от общего объема экспорта. Однако в отличие от 2009 года на дворе нет глобального кризиса, а соседние экономики в Чили, Перу и похожей по структуре экспорта Колумбии растут.

Дело в том, что в Бразилии господствует государственный «дирижизм» экономических процессов. Он родом из многолетнего засилья левых и характеризуется высочайшим уровнем государственного вмешательства в экономику. В условиях спада, очевидного уже в дни проведения чемпионата по футболу 2014 года, сопровождавшегося массовыми беспорядками, правительство начало повышать налоги. Результат — массовое банкротство предприятий, рост безработицы, дефицит и последующий секвестр бюджета, инфляция. Замораживаются инфраструктурые проекты, прекращено субсидирование экономики, а Национальный банк Бразилии поднял ключевую ставку до 14,25%. По иронии судьбы «Партия трудящихся» пытается теперь провести приватизацию предприятий, поскольку стабилизационный фонд Бразилии совершенно мизерный — всего $7 млрд. При этом борьба с коррупцией, по мнению гражданских активистов и СМИ, проводится лишь для отвода глаз. Как же докатилась до такой «жизни» дочь болгарского политического иммигранта-коммуниста Петра Русева, сама отсидевшая в тюрьме в условиях диктатуры и ближайшая соратница ленендарного бразильского борца за свободу Лулы да Силвы?

Карьера Руссеф, если не считать тюрьмы, — почти копия (если не считать замужества) пути Кристины Киршнер из соседней Аргентины, недавно уступившей свой пост либеральному консерватору Макри.

После избрания да Силвы в январе 2003 года президентом Дилма была назначена министром энергетики. 21 июня 2005 года она возглавила администрацию президента Бразилии, а в 2010 году было объявлено о её выдвижении на пост президента Бразилии на выборах 3 октября 2010 года. Луис Инасиу Лула да Силва полностью поддержал кандидатуру Дилмы. В своей предвыборной кампании Дилма выступала за проведение аграрной и политической реформ, поддержала расовые квоты, свободу вероисповедания и гомосексуальные гражданские союзы, выступая против смертной казни и легализации лёгких наркотиков. В конце концов, свободный подход к браку — не помеха для коррупции, а вот отказ от смертной казни — обычная мера предосторожности. В 2014 году ее переизбрали — при том, что соперником «трудящейся» Руссеф был не правый, а социал-демократ, что демонструет запущенность социальных болезней Бразилии в 2000-е годы.

Одна из причин бразильского кризиса — заскорузлая политическая система. Не редки случаи, когда выборы проходят на безальтернативной основе и избиратели практически не проявляют к ним внимания. Таким образом, в параламент и на другие избираемые должности спокойно попадают криминальные авторитеты. Загонять граждан на участки решили с помощью штрафов, что лишь подлило масла в огонь. В 2013 году по стране прокатилась волна массовых протестов против обнаглевших чиновников, а в следующем году тысячи недовольных результатами выборов в парламент вышли на улицу, протестуя против манипуляций «Партии трудящихся», продающей свои мандаты крупным бизнесменам. Правительство должным образом не реагировало, и терпение народа, которому было присуще успокаиваться в более зажиточные времена, лопнуло. Массы возмущены тем, что президент Дилма Руссеф, будучи председателем совета директоров государственной нефтяной компании Petrobras, участвовала в коррупционных схемах, с помощью которых было расхищено порядка 30 млрд. реалов (более $10 млрд). Вероятно, не зря в 2010 году президента и ее ближайшее окружение прослушивало АНБ.

Расследование в отношении Petrobras началось в феврале, когда ряд руководителей компании и влиятельных политиков из правящей «Партии трудящихся», к которой принадлежит и Руссеф, были заподозрены в причастности к заключению сомнительных контрактов общей стоимостью $22 млрд. Следствие полагает, что частные компании незаконно финансировали политиков и их избирательные кампании, получая взамен выгодные контракты с Petrobras. Президент отрицает все обвинения, генеральный прокурор страны также исключил ее причастность к скандалу, однако оппозиция резонно утверждает, что она не могла не знать о происходящем в Petrobras. Теперь судьбу Руссеф решит нижняя палата парламента, а ее большинство склоняется к импичменту. Между тем, летом этого года в Бразилии должна состояться Олимпиада. Переносить ее из-за обострения социальной и политической обстановки в стране уже поздно, но это значит, что и Олимпиада будет как минимум проходить в той же нездоровой и криминогенной обстановке, в которой проходил чемпионат мира по футболу. В этом смысле весьма символично выглдядит как флирт бразильского руководства с Владимиром Путиным в 2014 году во время чемпионата мира по футболу, тождество проблем двух стран (с той разницей, что Бразилии не пришло в голову нападать на соседние государства, чтобы замаскировать экономический кризис), так и переплетение событийных конструкций. Россия все еще не потеряла надежды на проведение мирового чемпионата по футболу в 2017 году, тогда как ее легкоатлетическая сборная может и не попасть в Бразилию из-за крупнейшего допингового скандала. Практически на пути к пингвинам Бразилию посещал и московский архиепископ Кирилл, посоветовавший бразильцам бороться с бедностью молитвой. Как видим, и попытки создания некой альтернативы Западу на основе стран БРИКС привели, как минимум в данном случае, к сомнительным результатам. Вместо прорыва в первый мир Бразилии грозит разорение и возвращение в условную эпоху Хосе Леонсио и рыбыни Изауры, о которых, между тем, мечтает нынешняя российская верхушка. Поэтому наилучший сценарий для крупнейшей страны континента — отставка скандализированного президента и досрочные выборы, прекращение архаичной хозяйственной политики и вливание в семью устремленных в глобальное будущее либерально-консервативных стран, за последний год начавших доминировать в Южной Америке.

Автор материала: Максим Михайленко