Европа в «огне»

501

На саммите Евросоюза 17–18 марта канцлер Германии Ангела Меркель либо добьется исторической победы, либо потерпит историческое поражение, которое предопределит не только ее дальнейшую политическую судьбу, но и будущее объединенной Европы.

Речь идет о плане борьбы с потоком нелегальной миграции с Ближнего Востока и приема в странах ЕС сирийских беженцев. Меркель и председательствующий в ЕС премьер Нидерландов Рутте согласовали его с премьер-министром Турции Давутоглу в обход Еврокомиссии и президента ЕС Туска 6 марта.

Реки людей

Поток беженцев из Сирии, добирающихся морем из Турции до греческих островов в Ионическом море, постепенно нарастал в течение первой половины 2015 года (125 тысяч прибыло в Грецию с января по июль 2015 года) при резком росте в августе (105 тысяч человек за один месяц), с известными всему миру кадрами утонувших детей на греческих пляжах. Это был неконтролируемый, нелегальный поток, с которым Греция не могла справиться.

У проблемы было два решения – пропускать беженцев дальше в Европу для расселения или разворачивать переполненные истощенными людьми суденышки обратно в море (что было бы преступлением по законам ЕС). Меркель приняла единственно возможное и единственно правильное решение – открыть границы Германии и принять большую часть беженцев на своей территории. В отличие от других стран ЕС Германия могла себе это позволить. Ее экономика уверенно росла, а у федерального правительства образовался бюджетный профицит.

Дальше поток увеличивался стремительно – 150 тысяч в сентябре, более 200 тысяч в октябре, еще 150 тысяч в ноябре. Греция, Македония, Сербия, Хорватия, Венгрия и Австрия начали просто пропускать потоки беженцев через свою территорию на пути в Германию. К концу сентября в Германию через баварскую границу с Австрией прибыло 169 400 мигрантов, к 1 января 2016 года – более 800 тысяч.

В январе после известных событий в Кёльне в Германии начинается полномасштабный политический кризис при стремительном росте антимигрантских настроений. Рейтинг Меркель, в апреле 2015 года превышавший 75%, в январе впервые опускается ниже 50%. В других странах Евросоюза растет популярность ультраправых партий, эксплуатирующих народные страхи и предрассудки в отношении мигрантов. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан призывает отменить право на убежище для мусульман. Все чаще звучат призывы закрыть национальные границы, разрушив Шенгенскую зону, – одно из самых позитивных в гуманитарном и экономическом плане достижений евроинтеграции. Решение ЕС от 22 сентября 2015 года о размещении другими странами ЕС 160 тысяч сирийских беженцев выполнено не было.

Лагеря с нечеловеческими условиями

К февралю кризис с беженцами начал угрожать будущему единой Европы. Меркель не могла этого допустить и стать невольным могильщиком европейского проекта. Нужно было срочно найти решение, которое перекрыло бы нелегальный приток мигрантов морским путем в Грецию и разрушило бы бизнес-модель контрабандистов, строившуюся на том, что ЕС не может разворачивать их суда и вынужден принимать людей, достигших берега. Необходимо было сделать процесс приема беженцев, не отменяя сентябрьское решение, управляемым, контролируемым и легальным по процедурам ЕС.

У такого решения было два варианта. Первый (до 7 марта основной) продвигался венгерским премьером Виктором Орбаном при поддержке президента Евросоюза Дональда Туска, восточноевропейских членов ЕС, Австрией и союзником Меркель по коалиции премьер-министром Баварии лидером Христианско-социального союза (ХСС) Хорстом Зеерхофером. Он предусматривал буквальное возвращение к Шенгенскому пограничному кодексу и отмене свободного пропуска беженцев через границы ЕС до территории Германии (wave-through policy). А также жесткое применение Дублинских соглашений о порядке оформления обращений за убежищем (только в стране прибытия).

Это громко называлось «закрытием Балканского коридора», а на практике означало, что все прибывающие морем беженцы остаются и проходят оформление на территории Греции, которой будет оказана финансовая помощь для их временного размещения в лагерях. Кроме того, предполагалось каким-то непонятным образом вычленять из огромного потока тех, кто не является беженцем от войны, а лишь экономическим мигрантом, и возвращать таких в Турцию. На греческую миграционную службу ложилась бы вся работа по оформлению заявлений на предоставление убежища в странах ЕС.

Результатом такой политики стало бы превращение Греции в Ливан – кластер мегалагерей для беженцев с нечеловеческими условиями, которые, собственно, и должны были бы отвратить искателей лучшей доли от морского путешествия к берегам Европы. Греция стала бы для ЕС тем, чем для Австралии является Науру, – страной – фильтрационным лагерем. Помимо моральной чудовищности этой затеи, дискредитирующей все, что понимается под «европейскими ценностями», возникал и риск нового финансового коллапса Греции под наплывом прогнозировавшихся на 2016 год 1,8 млн мигрантов.

Удивительно, что греческий премьер Ципрас был настроен вполне безмятежно в отношении этого безумия и не протестовал. Меркель, лишь год назад большой кровью спасшая Грецию от дефолта и поставившая свой немалый политический капитал на карту гуманного решения проблемы беженцев, не могла смириться с таким бездарным планом.

Дорогостоящее спасение

Начиная с декабря 2015 года Меркель, премьер-министр Нидерландов Рутте, премьер-министр Швеции Лефвен и еврокомиссар от Нидерландов Тиммерманс обсуждают план, продвигаемый лидером Социал-демократической партии Нидерландов Дидриком Сэмсоном и влиятельной НКО «Инициатива за европейскую стабильность». Его суть в формировании группы ведущих европейских государств, которые заключат с Турцией специальное соглашение о легальном и безопасном приеме 250 тысяч беженцев непосредственно с территории Турции в обмен на быстрое возвращение в Турцию всех нелегальных мигрантов, прибывших морем в Грецию после определенной даты. Смысл этого плана – сделать опасное морское путешествие в Грецию бессмысленным. И тем самым свести неконтролируемый поток к минимуму при одновременном запуске контролируемого и легального канала для предоставления убежища в Европе.

Именно такой план, только в еще более масштабном виде, предложил Меркель и Рутту премьер-министр Турции Давутоглу в Брюсселе 6 марта, накануне специального саммита ЕС – Турция, где должен был обсуждаться план Туска – Орбана («Инициатива за европейскую стабильность» консультировала и турецкое правительство).

Проще говоря, все прибывающие морем в Грецию нелегальные мигранты за счет ЕС возвращаются обратно в Турцию. За каждого возвращенного таким образом сирийца Евросоюз принимает и легально оформляет прямо с территории Турции одного сирийского беженца (нелегалы, возвращаемые из Греции, ставятся в конец очереди). Это действительно разрушает бизнес-модель контрабандистов и нейтрализует мотивацию на нелегальное пересечение границы. Меркель быстро поняла, что это единственно возможное и верное решение. И вместе с Руттом торпедировала план Туска – Орбана, навязав, к немалому недовольству других членов ЕС, схему, приватно согласованную с Давутоглу.

Автор материала: Владимир Фролов