Европа заставит мигрантов уважать Шенген

225

Статистика, которой чужды сантименты, свидетельствует, что с начала года в Евросоюз смогли въехать 165 тыс. мигрантов из Африки, Азии и Ближнего Востока. Год назад их было всего 20 тыс.

В пасхальную неделю число прибывающих беженцев оказалось несколько меньшим, чем обычно. Это, во-первых, связано с усилением мер безопасности после терактов в Бельгии. Во-вторых — с достижением ЕС соглашения с Турцией по мерам сдерживания потока мигрантов, которое должно заработать с 4 апреля. В-третьих, беженцы и те, кто их переправляют, ищут новые маршруты в Европу в связи с закрытием турецкого направления и перекрытием балканского транзита.

Мы пойдем другим путем

Европейские пограничные службы на минувшей неделе отметили изменения в «миграционных потоках»: возобновил работу канал доставки мигрантов из Ливии в страны ЕС через Средиземное море. Только за прошедшую неделю этим путем воспользовались сразу 4 тыс. чел., при том что с начала года их прошло здесь всего 14 тыс. Подобная активность не наблюдалась с 2015-го. А между тем тогда это был основной канал для мигрантов в Европу.

Министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан оценивает в 800 тыс. число беженцев, которые уже находятся в Ливии в ожидании отправки в Европу. По его словам, с начала апреля все внимание странам ЕС нужно «перенацелить» на юг — на Средиземное море. Проблема транзита из Ливии усугубляется тем, что более 200 км ливийского побережья полностью контролируют группировки, связанные с ИГИЛ. А они, как полагают в европейских оборонных структурах, теперь будут заинтересованы не только в том, чтобы заработать на нелегальном трафике мигрантов, но также взять его под свой оперативный контроль.

В Ливии продолжается гражданская война, и здесь не с кем договариваться (по примеру Турции) о сдерживании миграционного потока. Европа должна предпринимать меры самостоятельно.

Об угрозе возобновления потока мигрантов со стороны Ливии уже говорили на полях европейского саммита 17–18 марта. Теперь же ливийскому направлению хотят посвятить отдельные встречи министров иностранных дел и министров обороны Евросоюза 18–19 апреля.

Наиболее радикальные предложения предполагают морскую блокаду ливийского побережья силами флотов европейских стран с возможным заходом в территориальные воды Ливии, если, как это бывало ранее, возникнет угроза жизни нелегалов. Ведь мигранты пускаются в плавание на абсолютно неприспособленных суденышках и часто гибнут вблизи африканских берегов.

Италия скептически относится к таким мерам: протяженность ливийского берега — более 1700 км, и блокировать его полностью невозможно. По мнению итальянского премьер-министра Маттео Ренци, ЕС следовало бы разработать масштабную программу гуманитарной помощи странам — поставщикам мигрантов.

Но в остальных европейских столицах считают, что соглашение с Анкарой пока лучшее из того, что смогла придумать европейская дипломатия за более чем два года кризиса с мигрантами.

С 4 апреля заработает соглашение, в соответствии с которым Турция будет обязана забирать к себе каждого нелегального мигранта, попавшего с ее территории в Европу, а за это будет выдавать ЕС одного «легального» беженца из Сирии, которого ЕС будет обязан принять. Соглашение с Анкарой также предусматривает, что Турция получит 6 млрд евро на обустройство мигрантов на своей территории. Кроме того, до конца июня Евросоюз должен ввести для турецких граждан безвизовый режим, а также возобновить переговоры о вступлении этой страны в ЕС, если турецкие власти будут четко выполнять все условия соглашения по мигрантам.

Ряд европейских экспертов критически оценивают эти договоренности, поскольку обязательства Анкары сдерживать миграционный поток прописаны очень слабо, а европейцы, по сути, должны уповать на честное слово турецких властей и верить в их способность упорядочить работу с мигрантами на своей территории.

На этом фоне беженцы, у которых нет шансов легально попасть в страны ЕС благодаря турецко-еэсовскому соглашению, и те, кто организует каналы нелегального транзита людей, начали прощупывать новые маршруты. Тревожные сигналы поступают не только из Ливии. В Риме говорят о том, что новой транзитной базой для мигрантов могут стать Албания и Черногория, откуда мигранты через Адриатическое море будут пытаться добраться до итальянских берегов. Активизировалось и восточное направление. Так, глава МИДа Чехии Любомир Заоралек заявил, что Россия помогает нелегалам осваивать новые маршруты транзита в страны Евросоюза, включая те, что могут идти с севера и востока Европы.

Радикально настроенные депутаты польского сейма уже сейчас предлагают начать возведение стены против мигрантов на границе с Украиной, поскольку новый канал доставки мигрантов уже этой весной может пройти через Болгарию, Румынию и Украину. Власти Латвии на прошлой неделе уже начали возводить забор из металла и колючей проволоки на своей границе с Россией, который протянется на 92 км.

Европа начинает действовать

Еще рано говорить, что Евросоюз нашел некий рецепт преодоления миграционного кризиса. Однако сложные переговоры с Турцией показали, что лидеры стран ЕС смогли выработать и выступить с общей позицией по вопросу мигрантов. Впрочем, этот компромисс был достигнут благодаря тому, что многие сложные моменты взял на себя Берлин, выступивший своеобразным гарантом выполнения договоренностей с Анкарой. В свою очередь, теракты в Бельгии очертили и общую обеспокоенность лидеров стран ЕС относительно ситуации по интеграции носителей других культур в европейскую жизнь. Что важно, в Европе не получили распространения попытки связать наплыв мигрантов с ростом террористической угрозы, на что постоянно упирали праворадикальные и антимигрантские политические группы.

Но позиция Германии, как ключевой страны в определении политики по отношению к мигрантам в Европе, похоже, начинает претерпевать изменения. Например, ранее немецкий канцлер Ангела Меркель ратовала за открытие границ для беженцев без каких-либо условий и ограничений. Однако после договоренностей с Турцией она сама выступает за упорядоченную миграцию.

В свою очередь, министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер предложил увязать долгосрочное право мигрантов на проживание в стране с их усилиями по интеграции в общество, в котором они живут: если они отказываются от изучения немецкого языка и предложения работы, то могут лишиться прав на проживание. Г-н Мезьер пояснил, что мигранты должны получать место жительства там, «где государство считает необходимым, а не там, где этого хочет беженец». По его словам, новый закон по интеграции может быть представлен уже в мае нынешнего года.

Европейские политики, видимо, осознали, что невозможно разрешить миграционный кризис усилиями одной страны или даже группы стран. После терактов в Брюсселе стало также очевидно, что попытки латать дыры и устранять нестыковки в работе соответствующих спецслужб различных стран оказались напрасны в условиях, когда преступность и терроризм давно стали «трансграничными».

На встрече министров юстиции стран ЕС 24 марта было решено создать экспертный совет по борьбе с терроризмом из представителей всех стран, которые усилят антитеррористические мероприятия в рамках полицейской службы Европейского союза — Europol. Следующим шагом должна быть отмена барьеров на пути обмена секретной и разведывательной информацией.

К сожалению, пока лишь только пять стран из 28 полностью организовали информационный обмен между соответствующими национальными службами. В Европе также в эти дни вновь заговорили о необходимости создавать единую европейскую армию и разработать общую оборонную политику ЕС.

При этом еще 4 марта лидеры ЕС выступили за полное восстановление до конца года функционирования Шенгенской зоны, внутри которой не будет паспортного контроля: закрытие границ для беженцев мог вызвать эффект домино по всем внутренним границам ЕС и привести к введению такого контроля.

Еврокомиссия призвала к скоординированным действиям на отдельных границах на ограниченный период в несколько месяцев. Для этого должно заработать не только соглашение с Турцией — должна быть усилена охрана внешних границ Греции. К лету в ЕС хотят создать полноценную береговую гвардию на всех морских границах, которой надлежит работать в тесной координации с наземными погранслужбами на внешних границах Евросоюза. Кроме того, в ЕС должна появиться централизованная система обработки запросов от мигрантов на предоставление убежища. Напомним: ранее действовало правило, что мигрант подает заявку на убежище в Евросоюзе в той стране, границу которой он пересек первой. Потребовалось несколько месяцев и полная неспособность ЕС построить такую систему подачи анкет в Греции, дабы убедиться, что необходимы общие усилия.

Миграционный кризис и террористические акты в Брюсселе стали для Евросоюза стимулами двигаться в направлении более тесной интеграции, к разрешению проблем, по которым ранее политики не могли договориться. Парадоксально, но те процессы, которые могли разрушить ЕС, сегодня создают для него новые возможности, позволяющие выжить и стать более сильным политическим объединением.

Автор материала: Алексей Коваль