Фейковая национализация

251

Национализация ПриватБанка — проведена по несуществующему постановлению Нацбанка, и на 88 млрд гривен дороже для бюджета.

В редакцию сайта dubinsky.pro пришло письмо от одного из сотрудников Нацбанка, в котором он приводит очень интересные факты. Так, по утверждению нацбанковца, решение по национализации ПриватБанка принималось в НБУ на основании НЕ существующего на тот момент постановления об определении уровня кредитного риска.

То есть, проверка НБУ, которая занималась определением уровня недостаточности резервов под кредитный портфель банка, не могла использовать для расчета «дыры» в капитале ту методику, которая стала основой для национализации. Но так как руководству Нацбанка была поставлена цель «отжать любой ценой», при расчете уровня резервов (их недо-формирование определяет потребность в капитализации банка) — определили потребность в капитале не в 60 млрд гривен, а почти в 2,5 раза больше — 148 млрд. гривен.

О качестве расчетов говорит хотя бы тот факт, что после национализации и вливания в банк 116.8 млрд гривен, — департамент финансовой стабильности НБУ (В. Ваврищук) насчитал банку адекватность капитала в 23% при норме 10%.

Однако уже в 2017 году адекватность капитала ПриватБанка вдруг упала ниже  0, то есть стала отрицательной. И понадобилось влить ещё 38.6 млрд гривен из-за просчёта «специалистов» по национализации.

Эти данные в виде приложения к письму Нацбанка в Кабмин с предложением о национализации ПриватБанка – сейчас переданы в прокуратуру по требованию ГПУ.

Таким образом, решение о национализации в связи с «дырой» в капитале было не только рейдерским захватом, а и — нанесением ущерба государству в особо крупных размерах. Потому что есть большая разница — национализировать банк с докапитализацией в 60 млрд гривен и в 148 млрд гривен.

Хотя, очевидно, что для замглавы НБУ Екатерины Рожковой, которая курировала процесс национализации и расставила затем своих людей контролировать банк и решения по нему в НБУ — иметь доступ к «лишним» 88 млрд гривен бюджетных средств было не лишним. Пригодятся в Москве.

Ниже — письмо без купюр.

Александр, добрый день! Я являюсь сотрудником НБУ и по этой причине не могу раскрыть свое настоящее имя, но полностью поддерживаю Вашу деятельность направленную на восстановление работы НБУ и отечественных банков.

Информация, которую я Вам предоставляю достоверная и Вы сами легко можете в этом убедиться. Я хочу остановиться на некоторых персоналиях банковского надзора НБУ, о которых Вы наверное тоже наслышаны и причастных к процессу «национализации» Приватбанка. Хочу отметить, что во всех материалах относительно «национализации» Привата все касались юридических вопросов, но упустили вопросы кредитного риска, с помощью которых «спецам» НБУ и удалось реально отжать Приват.

Вопрос связанности Приватбанка, который сейчас рассматривается в судах, Рожковой был возложен на Ольгу Дражан. «Специалист» высочайшего класса, который всю связанность Привата строил на информации найденной в интернете. Вопрос проведения тендеров для внешних консультантов курировал Роман Борисенко, основной интерес которого заключался в получении откатов, бонусов и повышенной зарплаты. Денис Новиков, известный большинству людей как один из руководителей безвыездного надзора НБУ, лично координировал все подразделения НБУ, которые были задействованы в национализации Приватбанка. Вместе с Русланом Гриценко Новиков ежедневно ходил к Рожковой на доклад по ситуации в Привате и за получением дальнейших инструкций по «национализации».

Функции между Новиковым и Гриценко Катерина Викторовна разделила таким образом: Новиков занимался координацией действий между подразделениями НБУ, а Гриценко занимался координацией действий НБУ с Минфином, в том числе Викторией Страховой (в дальнейшем корпоративным секретарем Привата), иностранными и прочими консультантами, другими внешними участниками процесса. Следует обратить внимание на «бриллиант» коллективной работы и изобретательности вышеназванных господ, что и послужило основным поводом для отжима Привата. По результатам проверки Привата Национальным банком его кредитные риски оценивались по:

— действующему Положению про порядок формування та використання банками України резервів для відшкодування можливих втрат за активними банківськими операціями, утвержденному постановлением НБУ от 25.01.2012 № 23 (далее Постановление 23);
— НЕ действующему Положению про визначення банками України розміру кредитного ризику за активними банківськими операціями, утвержденному постановлением НБУ от 30.06.2016  № 351 (далее — Постановление 351). Данное постановление на момент проверки Привата находилось в режиме теста и начинало действовать только со следующего за проверкой 2017 года.

В итоге проверки Привата инспекционная бригада НБУ сделала расчет резерва по кредитным операциям: — и по действующему Постановлению 23 составил порядка 60 млрд.грн., что было подтверждено и внешним аудитом, — и по недействующему постановлению 351, по которому резерв был почти в 3 раза больше чем по Постановлению 23. При этом, оценивая риски по Постановлению 351 по указанию Гонтаревой и Рожковой инспектора не брали в расчет крупные залоги и недвижимость, бы они ликвидные не были, считая что они ничего не стоят. Впоследствии Гонтарева на пресс-конференции сказала, что если это продать нельзя, то как можно оценить.

Кстати, обе эти цифры резервов включены в отчет по проверке.

Вышеназванных бойцов, провернувших аферу с «национализацией» Привата, Рожкова терять не может, а чувствуя что ее уйдут, а при этом кто-то должен после ее ухода держать руку на пульсе и в НБУ, и в Приватбанке, а также прикрывать ее тыл в инспектировании после первых разоблачений уволенной Лебединец. Поэтому Катерина Викторовна решила поступить таким образом: — в декабре 2017 года, после выдворения Правлением НБУ Татьяны Лебединец (которая в курсе всех незаконных действий Правления НБУ по «национализации» и частично причастна к ним), НБУ объявил фейковый конкурс на должность Директора Департамента выездных проверок банков. Фейковый по причине того, что Катерина Викторовна еще до начала конкурса определилась что посадит на это место Дениса Новикова. Убеждать Якова Смолия, на которого Рожкова имеет большое влияние, в важности Новикова для Правления и НБУ у нее не составило труда, да и для Смолия Новиков стал своим человеком после процесса «национализации» Привата; 

Для контроля за Приватбанком Рожковой был избран Руслан Гриценко, которого Катерина Викторовна устроила на освободившееся после Виктории Страховой место корпоративного секретаря Приватбанка, что дает доступ до всех документов банка. А чтобы любимого Руслана не обижали – зарплату Катерина Викторовна выхлопотала не детскую. В итоге, такой. в том числе и кадровой политики НБУ, имеет место такое: сотрудники НБУ, причастные к провальной национализации Приватбанка: Дражан – уволилась из НБУ, Лебединец – уволена за «систематическое невыполнение обязанностей», Борисенко – продолжает зарабатывать на подконтрольных тендерах, а Новиков и Гриценко – остались прикрывать хвосты своих руководителей.

Добавим также несколько интересных фактов из биографии Дениса Новикова, которого хотят утвердить на посту начальника управления инспектирования банков по липовому конкурсу.

Прямо перед голосованием в парламенте за нового главу Нацбанка, и.о. руководителя НБУ Смолию предстоит подписать назначение человеку, который содействовал хищению 0.5 млрд гривен из CityCommerceBank.

Кроме того, по личному указанию куратора CityCommerceBank Дениса Новикова 46,62 млн гривен вывели из рабочих активов Банка, не смотря на запрет НБУ выведения залогового имущества и погашения задолженности по кредитам не в денежной форме.

Кстати, сотрудники НБУ о том, что проводился какой-то конкурс на замещение должности начальника управления инспектирования Нацбанка — ничего не знают.

Зато знают, что Новиков — работал до прихода в Нацбанк со Светланой Корчинской в «Авангард Банке». Владельцем этого банка является инвесткомпания ICU Валерии Гонтаревой и Макара Пасенюка.

Александр Дубинский