Генпрокуратура наехала на Швейцарию

396

31 марта в Ильичевском порту прошла церемония открытия нового зернового терминала компании Risoil S.A. (украинско-швейцарское СП). Мощность первой очереди 2 млн тонн в год, объем инвестиций составил $70 млн. После полного завершения проекта и строительства пирса с возможностью одновременной погрузки двух судов мощность терминала составит 6 млн тонн. На завершение проекта будет направлено еще $70 млн.

Но, церемония, собравшая представителей нескольких десятков ведущих компаний из Украины и других государств, могла оказаться не столь торжественной.

На прошлой неделе в Risoil случайно узнали, что в Едином госреестре судебных решений размещены три “ухвалы” Печерского суда от 16.03.2016 (дела №№757/11651/16-к, 757/11648/16-к, 757/11608/16-к), из которых видно, что прокурор “крымского отдела” ГПУ Евгений Красножон ходатайствовал о получении доступа к документам с возможностью их изъятия.

Аргументация прокурора озадачивает. Для того чтобы обосновать интерес крымского подразделения ГПУ к компании, находящейся в Одесской области, Красножон сослался на некие “оперативные мероприятия” СБУ, которыми установлено, что СП “Рисойл Терминал” осуществляет судами поставку наливных (подсолнечное масло) и зерновых грузов на временно оккупированную территорию АРК. Как известно, Рабинович не дает деньги в долг, а банк не продает семечки. Так и стивидорная компания занимается перевалкой в порту, а не морскими перевозками. А чтобы выяснить, куда отправлялись грузы, необязательно проводить обыски и изымать документы. Можно просто обратиться с запросом в таможню и посмотреть на сайте Marine Traffic куда следовали суда после Ильичевска.

Кроме того, “крымский отдел” почему-то проводит досудебное расследование в уголовном производстве № 42016000000000313 по факту получения взятки в размере 10 тыс.грн. заместителем начальника главного государственного санврача Госсанэпидслужбы на водном транспорте (Лицо 2) за совершение действий в интересах СП “Рисойл Терминал” во время проверки 10.12.2015 г.. Во-первых, Госсанэпидслужба на водном транспорте находится в Ильичевске (Одесская область, а не Крым), во-вторых, служба находится в стадии реорганизации у нее в штате уже давно нет заместителей главного санврача. Тем не менее, этот несуществующий заместитель по якобы “оперативным данным” СБУ принимал участие в проверках судов, заходивших в Ильичевский порт “с целью перегрузки грузов, поставлявшихся с временно оккупированной территории АР Крым и на неё”. Как бы напрашивается вывод, что санитарный врач “крышевал” незаконную торговлю швейцарской компании с Крымом. Какой-то всемогущий врач, о котором СБУ все знает, но боится трогать.

Хотя в данном случае информационная помощь СБУ выглядит слегка странно, так как в сентябре 2015 года Приморский суд Одессы обязал УСБУ в Одесской областиначать уголовное производство по ст.111 УК “Государственная измена” в отношении сотрудников “крымского отдела”. Прошло полгода, результатов никаких, никто из прокуроров не отстранен на время следствия.

Впрочем, торговля с Крымом и взятка в 10 тыс.грн виртуальному врачу лишь повод. Главная причина в том, что опять же по информации СБУ “Рисойл Терминал”, якобы самовольно заняло 3 гектара территории ГП “Ильичевский морской торговый порт”, на которой построило вышеупомянутый зерновой терминал. Хотя Мининфраструктуры еще два года назад согласовало передачу этой территории.

Тем не менее, Красножон ходатайствовал о получении доступа к документам с возможностью их изъятия в городском отделе Госгеокадастра и управлениях коммунальной собственности, а также архитектуры и градостроительства Черноморского (Ильичевского) горсовета. В этом было отказано, так как подобную информацию можно получить по запросу.

Получается полный абсурд. Подразделение ГПУ, призванное противодействовать преступности в оккупированном Крыму, начинает уголовное производство по факту получения взятки должностным лицом санитарно-эпидемиологической службы в Одесской области и пытается изъять документы о правомерности выделения земельного участка в порту (компетенция местных властей и Мининфраструктуры).

Но утром 12 апреля оказалось, что следственный судья Тарасюк 16.02.2016 все-таки удовлетворил другие ходатайства Красножона. Причем о проведении именно обысков в СП “Рисойл Терминал”, Госсанэпидслужбе, Ильичевском филиале Администрации морских портов и ГП “ИМТП”.

Кроме того без санкции зачем-то был проведен обыск в соседнем с СП “Рисойл Терминал” офисе компании “Новик”.

Из этих ухвал стало известно имя грозного врача, которого опасается СБУ. Это Елена Митирова, которая с 1 сентября прошлого года в этой структуре не работает и никогда до этого не принимала участие в проверках судов.

В резолютивной части ухвалы указано какие документы разрешено ихъять во время обыска. К факту получения взятки, если даже такой имел место, они явно не имеют никакого отношения.

В отличие от предыдущих подобных действий “крымского отдела” эта ситуация приведет к плачевным последствиям для Красножона и компании. Кроме неудобств, связанных с обыском, а затем возвратом изъятого, а также возможного ущерба если изымут то, без чего могут остановиться выполнения контпрактов, нанесен ущерб репутации международной компании из Швейцарии. Вряд ли Risoil S.A. согласится с тем, что ее обвинили в игнорировании международных санкций против Крыма и даче взятки.

СМИ уже неоднократно сообщали о деятельности “крымского отдела” ГПУ и многомиллионном ущербе нанесенном, например, Усть-Дунайскому порту. Объяснить подобную шефскую помощь крымских прокуроров другому региону достаточно сложно. В случае полноценного судебного разбирательства несуразица, изложенная в ходатайствах Красножона, принята во внимание не будет. Конкуренты, которые могли это заказать, тоже пока не просматриваются. К тому же в Одессе много своих прокуроров, а после замены Сакварелидзе на Стоянова “крымским” вскоре должны объяснить, что это не их “земля”.

Кроме того, редакции стала известна информация, многое объясняющая в ситуации с Усть-Дунайским морским торговым портом, о которой мы неоднократно сообщали. Напомним, что буксир порта “Витязь”, переданный во фрахт иностранной компании, в июле 2014 года заходил в бухту Камыш-Бурун (Керчь) и увел в Одессу находившийся на ремонте плавкран ПГП-2 (также принадлежит порту), который собиралось национализировать так называемое “правительство” Крыма. Тем самым было спасено госимущество стоимостью 15 млн.грн.

Несмотря на это в апреле 2015 года с подачи “крымского отдела” ГПУ судно было задержано, а в октябре арестовано. В ноябре в Усть-Дунайском порту были проведены обыски и выемка финансовых документов за 15 лет. При этом были привлечены бойцы спецподразделения “Альфа”. Из-за действий силовиков 12 работников порта обратились за медицинской помощью.

В результате ареста судна совокупный ущерб для госпорта и бюджета составляет около 20 млн грн.

26 февраля этого года мы попросили ГПУ объяснить на основании чего проводятся следственные действия в отношении Усть-Дунайского порта, не имеющего отношения к заходу буксира в Крым, и зачем арестовывать судно, которое во время следствия могло продолжать работать и приносить доход?

10 марта мы получили формальную отписку со ссылкой на тайну следствия. Единственная новость в ответе — “крымский отдел” проводит расследование по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами Усть-Дунайского порта.

На повторный запрос почему “крымский отдел” озабочен злоупотреблениями в Одесской области ответа мы до сих пор не получили.

Долгое время нам была непонятна логика поведения “крымского отдела”. С точки зрения прокурорской практики госпредприятие с годовым оборотом в около 10 млн.грн не представляет никакого интереса. Судебных перспектив дело не имеет. Плюс для “крымских” это чужая “земля”.

Но, как стало известно, порт готовил проект создания LNG-терминала по приему сжиженного газа. Планировалось использование плавучего терминала в Жебриянской бухте и соединения с проходящим невдалеке магистральным газопроводом, по которому обеспечивались основные поставки газа на Балканы. Усть-Дунайск — рейдовый порт. В советские времена был одним из крупнейших на Черном море и главным хабом при перевозках Дунай — море.

Детали проекта в порту выяснить не удалось. Нам лишь сообщили, что инвесторами должны были выступить “американцы и турки”. Проект курировал и проводил переговоры с инвесторами заместитель директора порта Эдуард Спатар. На момент “масок-шоу” он был и.о. директора, курировал юридические вопросы. 6 января его не стало — обширный инфаркт в возрасте 47 лет.

Конспирология не самая лучшая методика для объяснения действий прокурорских. Тем не менее, ситуация с Усть-Дунайским портом наталкивает на мысль, что предприятие уничтожают умышленно. Особенно если выяснится, что у проекта LNG-терминала есть реальные инвесторы. Вот еще один факт — 14 марта Печерский суд обязал Генпрокуратуру вернуть Усть-Дунайскому порту буксир “Витязь”. На момент этой публикации решение суда не выполнено.

Приведем еще один пример. 20 марта 2015 г. состоялся визит в Украину президента Турции Реджепа Таипа Эрдогана. На тот момент отношения между нашими странами были непростыми. Встреча Эрдогана с Порошенко продлилась три часа вместо запланированного одного.

А через три дня после отъезда Эрдогана 24 марта в Херсоне уже после погрузки с подачи “крымского отдела” было арестовано судно Kanton (флаг Тувалу, судовладелец турецкий). Как мы ранее сообщали, Kanton заходил в Севастополь 24-29 июля 2014 года. В сентябре 2014 г. было открыто уголовное производство по этому факту. Управление СБУ в Херсонской области после получения объяснений от судовладельцв Master Shippimg, его сотрудников и изучения других материалов 10.12.2014 года приняло решение о закрытии уголовного производства в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.332-1 УК Украины.

В Master Shippimg нам тогда сообщили, что 2 марта на подходе судна к Херсону от морского агента было получено сообщение, что претензий у властей нет и судно может заходить в порт. Сомнительный для репутации государства метод достижения результата при всей необходимости наказывать суда-нарушители.

Итак, имеем: скандал в Черноморске (Ильичевске), уничтожение Усть-Дунайского порта и прошлогоднюю попытку ухудшить отношения с Турцией. Еще в древнем Риме в таких случаях задавали вопрос — Cui prodest?

Автор материала: Александр Арбузов