Герои не умирают, как снайпер УГО заработал на Майдане квартиру

0
786

Герои не умирают. В день памяти героев «Небесной сотни» это утверждение уместно как никогда и его не смогут размыть реки популизма политиков, особенно в контексте грядущих президентских и парламентских выборов. Сегодня много говорилось о том, какой, оплаченный кровью, кредит доверия общество выдало политическим лидерам и как умело они его реализовывают.

Но стоит еще раз спросить у компетентных лиц: так кто же виновен в смертях людей? Хочется ответов кратких и емких, потому что складывается впечатление о «токсичности» темы привлечения виновных к уголовной ответственности.

По официальным данным, установлено 66 экс-правоохранителей, причастных к расстрелам мирных митингующих, 20 из которых задержаны и помещены под стражу. Остальные 46 человек, по данным прокуратуры и национальной полиции, скрылись и находятся либо на неподконтрольных территориях востока Украины, либо непосредственно в РФ. В то же время нет ни одного обвинительного приговора или хотя бы законченного уголовного производства по таким людям и даже не понятно, кто они, а заявления Генерального прокурора Украины Юрия Луценко и советника министра внутренних дел Зоряна Шкиряка о неотвратимости наказания логичны, но пока беспочвенны.

В частности, правоохранители совершенно «забыли» о том, что обстрелы были четко организованы, снайперские позиции обеспечены силовиками, налажено взаимодействие между огневыми точками и управление ими. В этой связи складывается впечатление, что стрельба кадровых сотрудников спецслужб по митингующим была частной инициативой отдельных стрелков. А ведь если так, тогда их руководители не могут нести ответственность за действия подчиненных. На третьем шаге логической цепочки получается, что руководители государства, которые были у власти, тоже не несут за это ответственности. «Рафик кругом не виновный…».

С информированных источников в правоохранительных органах изданию стало известно, что в 2014 году, для «работы» на Майдане были привлечены «специалисты» Минобороны Украины, СБУ (спецподразделение Альфа), МВД Украины (спецподразделение «Омега»), Управления государственной охраны (снайперская группа, название и штатное расписание неизвестны). Кроме того, для выполнения таких специфических задач привлекались зарубежные снайперы (не из Грузии, как сказано в печально известном фильме). Весь состав установить не удалось, однако согласно полученной информации, членами снайперской группы были два гражданина Великобритании, проживавшие в отеле «Украина» до 19 февраля 2014 года. По словам источника, это была слаженная группа, которая занимала огневую позицию на крыше гостиницы. В день бегства бывшего президента Украины Виктора Януковича эта снайперы были убиты выстрелами в голову, а в последующем опознаны в киевском городском морге официальными представителями спецслужб Великобритании, находившимся при посольстве в Украине, и сотрудниками Департамента контрразведки СБ Украины. При этом новейший снайперский комплекс с гостиничного номера исчез в неизвестном направлении и как орудие преступления больше нигде не фигурировал.

Также было установлено, что ориентировочно 18 февраля 2014 года в обстрелах митингующих участвовал один из снайперов Управления госохраны, уроженец Луганской области который, по словам его сослуживцев, за подтвержденное убийство двоих активистов Майдана, получил существенную сумму в долларах США из фонда, предоставленного сыном экс-президента Александром Януковичем по кличке «Стоматолог». Кроме того, в срочном порядке, этому снайперу государством была выделена трехкомнатная квартира в Луганске. Сотрудники УГО Украины подтверждают, что в 2014 году им не выдавалось новое оружие, а особенно снайперские комплексы, поскольку время на их освоение было крайне ограничено. Они использовали штатное вооружение, которое до сих пор находится в Управлении.

После смены руководства УГО «возвращении на должность руководителя Валерия Гелетея, украинцы совершенно законно ожидали расследования убийств . Особенно, после заявления Алексея Баганца, ранее занимавшего должность заместителя Генпрокурора. Находясь на должности он подтвердил пребывание снайперской группы УГО на ул. Институтской во время расстрела. Однако прокуратура вероятно ограничилась осмотром места происшествия и, не найдя через такое время гильз и пуль от винтовок, которые есть на вооружении Управления госохраны, не «заморочилась» даже обычным допросом свидетелей.

Удивительно, что Гелетей, во многих интервью подчеркивал, что все оружие его структуры было проверено криминалистами, а совпадения по убийствам на Майдане отсутствуют. Конечно, отсутствуют, если учесть, что криминалисты устанавливают исключительно идентичность двух образцов, предоставленных на экспертизу. Что же они проверяли в УГО, если второй образец не был найден?

В данном случае особенно удивляет стремление Гелетея подчеркнуть не причастность его структуры к расстрелам, без надлежащих на то оснований. Валерию Викторовичу, как фигуранту коррупционных скандалов с незаконным получением квартир по ускоренной процедуре следует знать, что квартиры просто так не выдаются, для этого нужна очень сильная мотивация. И тут уже не идет речь о банальном желании обогатится, как в его случае в 2005 году. Это плата за убийство. И жадность заказчиков заставила их заплатить из государственного кармана.

Как и в любой государственной структуре, в УГО существует множество положений о квартирной очереди, внеочередном и первоочередном обеспечении ими сотрудников. При этом есть четко документированный порядок выделения жилплощади, а именно управленческим решением руководителя органа на основании постановления жилищной комиссии (названия документов могут отличаться, но их суть от этого не изменится). Самое интересное, что эти документы в любом случае хранятся в Управлении госохраны, то есть могут быть предоставлены Гелетеем прокуратуре. Но для этого нужно желание помочь в расследовании, а не очередная показуха со спасением Президента от несостоявшихся угроз или штурм никем не занимаемой высоты в АТО. Гелетей должен был не «забить» на получаемую разведывательную информацию о продвижении войск РФ в район Илловайска, а предоставить прокуратуре материалы и так необходимые ей доказательства. Хотя он, наверное, уже привык скрывать свои преступные ошибки и «мутить воду».

Предлагаем правоохранительным органам обратить особое внимание на персону руководителя Управления государственной охраны Валерия Гелетея, в частности на его попытки скрыть нарушения закона и преступное бездействие. Это особенно актуально в свете того, что Генпрокуратура уже возбудила дело, в котором проверяет действия всех бывших министров обороны на наличие госизмены. В частности, речь идет об уничтожении боеспособности Украины, в которой по большей части обвиняют Анатолия Гриценко, который решил баллотироваться на президентских выборах. Опережая возможные вопросы и в его адрес Гелетей уже заявил, что был крайне эффективен на должности главы Минобороны и освободил от оккупации ряд населенных пунктов на Донбассе. Залогом своей успешной работы он считает опыт по борьбе с бандитизмом, полученный в ходе службы в УБОП МВ. Но стоит ли напоминать, что именно в период пребывания Гелетея на посту министра, случился Илловайский котел – самое большое и кровопролитное фиаско Вооруженных сил Украины за все время противостояния с боевиками и РФ. Кстати, материалы по «управленческим решениям» Гелетея по этой трагедии засекречены до сих пор, как и количество погибших.

Продолжение следует…

Максим Дворецкий