Главный теневик МВД РФ

455

Самым громким скандалом в МВД РФ последних лет, безусловно, стали арест и последующее осуждение на длительный срок главы ГУЭБиПК МВД РФ Дениса Сугробова. Причем, то, что генерал окажется за решеткой еще незадолго до этого ничего не предвещало. Незадолго до задержания, Сугробов, с помощью закулисных игр, буквально «съел» своего оппонента в системе МВД РФ- руководителя Следственного департамента Юрия Алексеева. И это при том, что последний пользовался поддержкой всемогущего Аркадия Ротенберга. По словам источников rucriminal.info, после отставки Алексеева, Ротенберг пытался пристроить его и в администрацию президента, и в Генпрокуратуру, но безуспешно. Правда, в надзорное ведомство попали несколько ближайших сподвижников Алексеева и до сих пор остаются на высоких постах. Но об этом мы расскажем позже. Пока же rucriminal.info начинает публикацию масштабного расследования о Юрие Алексеева- человеке не особо известного широкой публике, но в свое время являвшегося одним из главных «теневиков» правоохранительного блока.

Как рассказали источники rucriminal.info, крайне интересная история, в которой фигурирует Юрий Алексеев, была связана с бывшим следователем Следственного комитета при МВД РФ Андреем Козбановым. В начале-середине 2000-х годов в Санкт-Петербурге милицейские следователи вели два дела о рейдерских захватах – «дочки» РАО «ЕЭС» ОАО «Севзапэнергосетьпроект» и «Фрунзенской плодоовощной базы» (ФПБ). Оба преступления совершила команда «авторитета» Михаила Слиозберга (Миша Купчинский). В расследование мошенничества с «дочкой» РАО «ЕЭС» принимали участие сотрудники УБОП северной столицы, быстро нашедшие общий язык с «авторитетом». В результате в захвате ФПБ уже принимали участие замначальника УБОП Владимир Сыч и его подчиненные.

В Питере контролировать оба расследования, несмотря на близость Сыча к главе местного ГУВД Владиславу Питоровского, было сложно. Во-первых, потерпевшие были люди со связями. И представители РАО «ЕЭС» и бывший владелец ФПБ Семен Шубик постоянно ходили жаловаться к самому Пиотровскому, губернатору, федеральным чиновникам и т.д. Во-вторых, следователи по обоим делам были людьми упертыми и общий язык с ними найти не удавалось. Так, в 2005 году сотрудница Фрунзенского РОВД, занимавшаяся расследование по «Севзапэнергосетьпроект», предъявила обвинения Слиозбергу и нескольким его бойцам. По мнению источников rucriminal.info, тут-то рейдеры и решили воспользоваться услугами замначальника СК при МВД РФ Юрия Алексеева – человека более сговорчивого, чем питерские следователи. В результате на свет появляются два документа – один подписан самим Алексеевым, другой исполняющим его обязанности – об изъятие данных дел и передаче их в производство СК при МВД РФ. И это при том, что расследование по «дочке» РАО «ЕЭС» находилось на стадии выполнения статьи 217 УПК РФ – обвиняемые знакомились с материалами. В Москве Юрий Федорович расписал дела на начальника управления СК Анатолия Шевлякова – на тот момент ближайшего сподручного Алексеева (позже их пути разошлись). Шевляков (сейчас решальщик «средней руки») передал материалы в производство «проверенного» следователя Андрея Козбанова. Козбанов отменил статью 217 якобы для дополнительного расследования. Он по новой допросил Шубика и представителей РАО «ЕЭС», показывая им свою заинтересованность в успешном исходе расследования. «Потом оба дела по распоряжению Алексеева были присоединены к каким-то «левым» делам, не имеющим к питерским историям никого отношения, и приостановлены», — рассказал наш собеседник в одной из спецслужб.

Казалось бы очередная успешная «операция» Алексеева. Однако, в 2007 году за решетку отправили теневого хозяина Санкт-Петербурга Владимира Кумарина, в СКП РФ была создана оперативно-следственная группа под руководством Олега Пипченкова, которая стал принимать в свое производство все нераскрытые громкие дела по северной столице». В том числе из МВД забрали дела по ФПБ и «Севзапэнергосетьпроект». Тут и вскрылась роль в этих расследования Юрия Алексеева. У Пипченкова была полный карт-бланш от властей, действовать, не взирая на чины. В результате первым был допрошен Андрей Козбанов. Он оказался парнем трусливым. Тут же предложил сотрудничество, в обмен на то, что ему предъявят обвинения только по статье 286 УК РФ (впрочем, до этого не дошло). И начал давать показания, как все было на самом деле. Козбанов заявил следователю из «команды Пипченкова», что приказ вывести из дел питерских рейдеров, в том числе Слиозберга, он поручил от своего руководителя Шевлякова. А тот, в свою очередь, получал такие распоряжения от Алексеева. Следующим допросили Шевлякова. Он все показания Козбанова отрицал, заявляя, что подчиненный его оговаривает. Наконец, дошла очередь до Алексеева. Допрашивали Алексеева в 2009 году в служебном кабинете в Газетном переулке. Юрий Федорович вел себя крайне нервно. Все время показывал то грамоту от президента, то какие-то ведомственные награды. По сути дела твердил, что все делал «исключительно по закону». Когда у Юрий Федоровича поинтересовались, что в СК при МВД может делать такой человек, как Козбанов, тот пообещал разобраться. И вскоре уволил следователя от греха подальше.

По словам источников rucriminal.info, на «вольных хлебах» Козбанов стал решальщиком, спелся с бывшим сотрудником ДЭБ МВД РФ Максимом Каганским (они соучредители нескольких фирм) и был замешан в массе сомнительных историй. В частности он фигурировал в материалах по делу своего ближайшего друга следователя Управления СКП РФ на транспорте Григория Дымовца, попавшегося на взятке в $1,5 млн. (Козбанов и Дымовцев вместе работали в СК при МВД под руководством Шевлякова и Алексеева). Последняя громкая история с участием этого персонажа – задержание группы посредников, несших взятку Каганскому и следователю ГСУ ГУ МВД РФ по Москве Нелли Дмитриевой. Именно Козбанов, в рамках оперативного эксперимента, и передавал деньги для Каганского и Дмитриевой. Примечательно, что в то время, как Козбанов участвовал в «разработке» своего друга Каганского, он выступал на суде по делу о захвате ФПБ. Вначале бывший следователь заявил, что из него «выбивали» показания на Сыча, потом подтвердил свои заявления во время предварительного следствия – дело ФПБ он специально «тормозил» по распоряжению Шевлякова и Алексеева.

Автор материала: Роман Трушкин