Госбюро расследований: кому достанется это административное «оружие»?

198

«Сюжет культового сериала „Карточный домик“ отдыхает по сравнению с сюжетом, который развивается при создании Госбюро расследований: жесткие политические торги, давление, шантаж, манипуляции, российский след… Рождается монстр», — так эмоционально в разговоре с Realist’oм охарактеризовал начало работы нового правоохранительного органа один из народных депутатов. Сейчас активно в спешном порядке началось формирование кадрового состава в Государственное бюро расследований (ГБР), запуск которого тормозился три года. Ведь закон о создании ГБР был принят еще в 2015 году, подписан президентом в начале 2016-го. Кто и почему тормозил начало работы украинского аналога американского ФБР? Заработает ли орган с 1 сентября 2018 года и каких результатов ожидает от него политическое руководство?

Гроза перед выборами

«Государственное бюро расследований возьмет под своей контроль следствие в стране. А значит, сможет серьезно влиять на ход избирательной гонки. Открывать дела против тех или иных кандидатов, людей, компаний: дискредитировать одних, оправдывать других. Спектр возможностей ГБР — широчайший», — комментирует Realist’y директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

В то же время, эксперт Института социальных технологий «Социополис» Ярослав Макитра считает, ГБР не станет игрушкой в чьих-то одних руках: «Тот факт, что у нескольких кандидатов на пост президента есть шансы победить, приведет к тому, что Госбюро не станет подыгрывать какому-то одному кандидату. Предполагаю, что этот орган будет играть несколько игр». А спешку он связывает с тем, что нынешнее руководство страны заинтересовано в том, чтобы еще до выборов как можно больше завести в ведомство своих людей и таким образом обезопасить себя на случай смены власти.

Закон делает ГБР грозой для украинских «випов». Ведомство займется расследованием уголовных преступлений, совершенных первыми лицами страны, работниками правоохранительных органов, судьями(за исключением дел, подследственных НАБУ). Потенциальными«клиентами» ГБР становятся экс-президенты, премьер-министры, министры, народные депутаты и… сотрудники правоохранительных органов НАБУ, САП, ГПУ и СБУ…

Политические балансы

Источники Realist’a утверждают, что с запуском ГБР затягивали, так как представители власти не могли договориться о том, у кого будет бОльшее влияние на ведомство. Группы влияния в коалиционных силах БПП и «Народном фронте» долго перетягивали одеяло. В итоге разделили так: главой ГБР по итогам «независимого» конкурса «выбран» человек, которого связывают с группой народного депутата Сергея Пашинского и секретаря СНБО Александра Турчинова — Роман Труба, а его заместителями стали близкие к народному депутату от БПП Александру Грановскому Ольга Варченко (первый зам) и Александр Буряк.

Глава Государственного бюро расследований Роман Труба

Все они — выходцы из Генпрокуратуры. Затем началась борьба за создание кадрового скелета — руководителей департаментов и территориальных управлений. И снова по политическим договоренностям.

Скандальный набор кадров

Чтобы понять, кого и как назначают в ГБР, следует разобраться со спецификой конкурса. Кадры в бюро отбирают сразу три комиссии: одна внешняя и две внутренние.

Внешняя комиссия состоит из девяти человек (по три представителя от президента, правительства и парламента) и занимается отбором высшего руководства и руководителей среднего звена ГБР. Первая внутренняя комиссия из пяти человек (четверо — представители ГБР и один — от общественности) выбирает сотрудников центрального аппарата бюро, вторая внутренняя комиссия (пять человек: по одному от ГПУ, СБУ, ГБР, Минюста и общественности) — заместителей руководителей и сотрудников территориальных управлений.

И если к первой внутренней комиссии вопросов не возникало, то к двум остальным — полно.

Не так давно разгорелся громкий скандал с отбором 27 кандидатов на руководящие должности в ведомство. СМИ выяснили, что фамилии победителей были известны до финального голосования. Многие из утвержденных служащих — креатуры министра МВД Арсена Авакова и замглавы Нацполиции Игоря Купранца.

Многие из утвержденных сотрудников ГБР — креатуры главы МВД Арсена Авакова (в центре) и замглавы Нацполиции Игоря Купранца (справа)

«Руководитель ГБР имеет достаточно широкие полномочия, чтобы выстроить эффективную структуру. Вот только вопрос — захочет ли, не побоится ли сделать это действующий глава. Ответ станет понятен из того, назначит ли он на должности структурных подразделений, особенно следователей, людей Авакова, Пашинского и других политиков, потому что к их кандидатам как раз и были аргументированные опасения у международных экспертов», — заявил Realist’y исполнительный директор Transparency International Ukraine Ярослав Юрчишин.

Оценив градус общественного недовольства, глава ГБР Роман Труба не спешит утверждать в должности этих 27 счастливчиков. Пытаясь переложить ответственность на членов внешней комиссии, он запросил у них результаты полиграфа победителей конкурса на руководящие должности ведомства, но в ответ — тишина.

Глава ГБР также обратился к НАБУ с просьбой дополнительно проверить победителей конкурса, в частности, на соответствие их официально задекларированного материального положения с фактическим уровнем жизни. Якобы между НАБУ и ГБР даже подписан меморандум о сотрудничестве. Если это действительно так, тогда Роман Труба фактически сольет всю документацию о своих подчиненных ведомству, который подследственный ГБР. Вот такой еще один абсурд украинской политики!

Сплошные нарушения правил отбора

Не менее интересная ситуация сложилась с отбором следователей ГБР. По указанию Романа Трубы конкурсная комиссия изменила правила проверки кандидатов. «Кабмин утвердил порядок отбора кандидатов на должности в ГБР. Сначала кандидаты проходят полиграф, затем — собеседование. Внешняя комиссия и комиссия, в которой я являюсь секретарем (по отбору сотрудников центрального аппарата. — R0протокольно еще раз утвердила такой порядок. Другая внутренняя комиссия (по отбору сотрудников в территориальные управления) намеренно не успела запротоколировать такой порядок. В итоге они сначала проводят собеседование с кандидатом, а потом только отправляют для проверки на полиграф», — рассказал Realist’y главный эксперт aнтикоррупционной группы «Реанимационный пакет реформ», секретарь первой внутренней конкурсной комиссии Александр Леменов.

По его словам, такое изменение правил грозит тем, что в орган попадут люди, за которыми тянется шлейф противоправных действий. Ведь именно с помощью полиграфа удается отсеять людей, которые злоупотребляют наркотиками, алкоголем, имеют склонность ко взяточничеству, поддерживают отношения с бандформированиями или иностранными спецслужбами, представителями так называемых «ЛДНР». «Имея на руках результаты полиграфа по тому или иному кандидату, мы уже представляем, с кем будем иметь дело во время собеседования», — отмечает Леменов.

Применяя тестирование персонала на полиграфе, можно получить скрытую информацию, представляющую особую важность

При отборе сотрудников территориальных управлений тоже нашли «лазейку» для прохождения «нужных» людей. Вторая внутренняя комиссия ГБР отказалась проводить тестирование в Академии адвокатуры, и ее члены проголосовали за тестирование в сервисных центрах МВД (бывших МРЭО).

«Внешняя и первая внутренняя комиссии, которые занимаются кадровым формированием центрального аппарата ГБР, проводили тестирование в Академии адвокатуры. Все было максимально анонимно: через опечатанный сервер, без усадки определенного кандидата за определенный компьютер. Вторая внутренняя комиссия проголосовала за то, чтобы тестирование проходило в бывших центрах МРЭО. Кто сдавал на водительские права, прекрасно знает об эффективности тестирования в этих центрах, — рассказывает Леменов. — Не секрет, что успех сдачи «водительских» тестов в МРЭО зависел от того, за какой компьютер посадят кандидата. От будущего автомобилиста требовалось просто нажимать кнопки клавиатуры. И какой бы ответ не выбрал человек, он будет «правильным».

Без определенного места работы

Несмотря на кадровую спешку, запланированный на сентябрь старт работы ГБР, скорее всего, придется отложить. «Шансы, что в сентябре все юридически оформится (а для этого надо набрать треть персонала) достаточно высоки, а вот, что заработает — вряд ли, — признается Ярослав Юрчишин, — ведь для запуска следствия нужно хотя бы помещение для работы следователей, не говоря о том, что на сегодня ГБР не имеет фактически доступа к ЕРДР».

На самом деле, никто не заинтересован в старте работы ГБР: ни прокуратура, ни СБУ, ни полиция, ни даже правительство. Каждый со своей стороны будет тормозить процесс. А сделать это несложно.

«Сегодня нет даже помещения для бюро: Труба и Варченко работают на пятом этаже здания Генпрокуратуры. В правительстве не спешат выделять им помещение для бюро», — заявил Realist’y один из нардепов БПП на правах анонимности.

Сам глава ГБР Роман Труба признался, что с выделением помещения его ведомству вышла настоящая детективная история. Правительство«расписало» за ГБР здание по улице Симона Петлюры. Но как выяснилось, во-первых, это помещение находится в плачевном состоянии — «не отвечает техническим требованиям», во-вторых — на него наложен арест. Альтернатива нашлась в виде аренды части помещения в здании «Пресса Украины» на проспекте Победы. Там еще предстоит сделать ремонт.

Конвульсии украинской политики

Определенным тормозом в запуске работы ГБР стала и Верховная Рада. Народные депутаты все откладывают в долгий ящик вопрос с принятием закона, позволяющим подразделениям ГБР заниматься оперативно-розыскной деятельностью. В действующем законе о ГБР об операх «случайно» забыли!

С какой стороны не подойти, в процессе создания Госбюро расследований везде проблемы. Надежды на эффективность работы этого правоохранительного ведомства все меньше. Но, по мнению того же Александра Леменова, пока еще рано заявлять о «зраде». Ситуация с ГБР может кардинальным образом измениться. Очень многое зависит от высшего политического руководства страны. «Если импульс правильный, то и правоохранители действуют правильно. Если импульс — неправильный, то правоохранителям развязывают руки», — говорит Леменов.

Пока вместо импульса — конвульсии. Но уже в марте 2019 года Украину ждут президентские выборы, в октябре — парламентские. Эксперты прогнозируют, что новое правоохранительное ведомство может стать некой дубинкой во время проведения двух избирательных кампаний в стране в 2019 году, поэтому сейчас так быстро начали «укомплектовывать» штат. И это обстоятельство уже со старта дискредитирует один из ключевых правоохранительных органов в государстве.

В украинской политике ничего не изменилось: по-прежнему решения принимаются отнюдь не столько в интересах страны и ее граждан, а преобладает личный интерес политиков. История с запуском ГБР — очередное тому подтверждение. Но власть имеет свойство меняться, и надежда на то, что в Украине заработают независимые правоохранительные институты, имеет основания.