​Государственный «Ощадбанк» сделали… частным, сузив гарантию возврата вкладов

813

Уголовное дело по обстоятельствам скандального полета главы правления «Ощадбанка» Андрея Пышного в Варшаву на футбол было закрыто по причине невозможности предъявить ему обвинения в коррупционных действиях, так как он теперь является не чиновником, а руководителем… частного предприятия – «объектом частного права», как теперь записано в уставе банка из-за смены статуса самого «Ощадбанка».

Такой шикарный подарок преподнес экс-подследственному 2 сентября прошлого года его друг, соратник и однокурсник — премьер-министр Арсений Яценюк. А уже 15 сентября следствие, проводимое ведомством другого соратника — Арсена Авакова — было закрыто из-за отсутствия состава преступления.

Какая коррупция у частника?

После того, как Андрей Пышный подал в суд на «Українські Новини» за цитирование политика, упомянувшего о его скандальном перелете в Варшаву, агентство провело собственное расследование. Оно наглядно показало, что рассказ самого Пышного об обстоятельствах его перелета в Варшаву не соответствует действительности.

Ранее в СМИ появились публикации о перелете Пышного с практически полным составом руководства «Ощадбанка» в Варшаву на футбольный матч чартерным самолетом, эксплуатируемым компанией «Аэростар» в рабочее время.

При этом, и СМИ, и депутаты утверждали, что стоимость перелета составила 497 тыс. грн, а сам перелет оплачивали две частных компании. Такого же мнения придерживалась и прокуратура, которая открыла уголовное производство по ст. 364 УК Украины как «злоупотребление властью либо служебным положением», передав его в работу Министерству внутренних дел.

По этому делу было даже одно решение следственного судьи, который согласился с доводами следствия о том, что оплату рейса осуществили третьи лица. И дал разрешение на выемку документов авиакомпании. Это судебное решение так и оказалось единственным. Дальше следствие, подчиненное соратнику Пышного — Арсену Авакову, шло уже без привлечения судов и прокуратуры. Никаких результатов ни милиция, ни полиция не добились.

Пышный заявил, что оплатил всю стоимость рейса из своего кармана. Что обошлось ему в … 120 тыс. гривен. И предоставил даже квитанции об оплате, осуществленной через кассу вверенного ему банка.

Вот только, проведенное «Українськими Новинами» расследование показало, что реальная стоимость рейса компании «Аэростар» не могла составлять 120 тыс. грн. Цена такого же рейса на том же самолете в той же авиакомпании составляет $22 000, что по курсу ближе к цифре 497 тыс. грн, о которой шла речь в материалах следствия.

Очевидно, что в словах Пышного данные не сходятся. Как ни крути, выходит одно из двух. Либо чиновник крупного государственного банка летал в Варшаву с коллегами за счет бизнесменов, оплативших этот рейс. Либо он действительно получил услугу от частной компании по явно заниженной цене – в 4 раза дешевле реальной.

И в том, и в другом случае очевидно получение неправомерной выгоды, используя служебное положение. Что гарантированно подпадает под статью 364 УК и грозит государственному чиновнику обвинениями в коррупции и уголовной ответственностью.

Вот только, сам Пышный утверждал, что расследование МВД уже «не нашло в его деяниях состава преступления». При этом ни МВД, ни прокуратура публично не сообщали о результатах расследования такого громкого и резонансного дела.

«Українські Новини» поинтересовались судьбой расследования неофициально. Оно оказалось действительно «тихо закрытым» еще осенью прошлого года.

Причем, способ вывода Пышного из-под ответственности был найден «гениальный». Его просто объявили не госчиновником. А значит – никакое законодательство о коррупции на него не распространяется. Как говорится, темные деяния менеджеров частных компаний – проблема самих акционеров.

Как государственный банк стал частным

В Генпрокуратуре на вопрос «Українських Новин» официально подтвердили, что дело было закрыто следователями МВД еще… 6 месяцев назад. Следователи просто не нашли «события уголовного правонарушения», как это звучит в формулировке статьи 284 УК Украины.

Прокуратура, как утверждается в официальном ответе, такие действия МВД не оспаривает.

Однако «Українським Новинам»удалось получить и справку с пояснениями, каким образом следствие «не нашло» состава преступления, а именно, злоупотребления служебным положением. Исчезло не само деяние, а «служебное положение».

Пока шло следствие, бурную деятельность развернул НИИ частного права и предпринимательства имени Бурчака. Согласно заключению этой экспертизы этого НИИ, акционерное общество со 100% государственной собственностью, каковым является «Ощадбанк», вдруг стало «юридическим лицом частного права (предпринимательским обществом)».

Заключение этой экспертизы тут же было подкреплено к материалам следствия, которое в это время расследовало «признаки административных правонарушений, связанных с коррупцией, в действиях должностных лиц Государственного ощадного банка Украины».

Более того, на основании этого заключения уже 2 сентября Кабмин (тот самый, который возглавляет друг, соратник и однокурсник Пышного — Арсений Яценюк) вносит изменения в Устав «Ощадбанка», объявляя госбанк «объектом частного права».

А еще через несколько дней – 17 сентября – уголовное производство о «коррупции в действиях должностных лиц» государственного банка было закрыто.

Прокуратура не согласилась с такими формулировками. И обратилась за экспертизами статуса «Ощадбанка» в Национальную академию прокуратуры, Львовский национальный университет, Национальный юридический университет им Ярослава Мудрого и другие экспертные организации. Но, пока ответы этих уважаемых структур не получены. А изменения в Устав «Ощадбанка» внесены. И, согласно им, Пышный является то ли «предпринимателем», то ли «наемным менеджером частной структуры» и совершенно не подпадает под антикоррупционное законодательство!

Постановление правительства №659 «О внесении изменений в Устав АО «Государственный сберегательный банк Украины» от 2 сентября 2015 года действительно размещено в открытом доступе. Хотя, сама форма постановления немного не стандартна. Вместо описания изменений, там лишь записано «внести изменения в Устав… изложив его в нижеприведенной редакции». И приводится текст нового Устава. Который, на первый взгляд, мало чем отличается от старого.

Вероятность, что кто-то будет особо вчитываться в сам приложенный документ – не высокая. Потому и внесенный в тот день Кабмином изменения не вызвали какого-либо резонанса.

А изменения оказались действительно фундаментальными. Основное из них – новая редакция статьи 6 Устава. Прежняя редакция предусматривала, что «Ощадбанк» является самостоятельным юридическим лицом.

В новой же редакции статья приобрела абсолютно другое звучание. «Банк является юридическим лицом частного права», — записано в новом Уставе.

Это потянуло косметические изменения и в некоторые другие статьи. Что сделало новый Устав «Ощада» более похожим на аналогичные документы «Укргазбанка» и других выкупленных государством у частников банков.

При этом статья 1, которая объявляет: «ПАО «Государственный сберегательный банк Украины» является государственным банком», осталась неизменной.

Как уживается на одной странице Устава шизофрения между статусом государственного предприятия и статусом частного предприятия, известно, наверное, только юристам Кабмина, составлявшим этот документ.

В самом Кабмине неофициально поясняют необходимость такого изменения намерением отдать в ближайшее время на приватизацию 25% акций «Ощадбанка». Якобы смена статуса была сделана для возможности захода в банк частного капитала. Но это утверждение не выдерживает ни малейшей критики.

Во-первых, нормы о том, что «Ощадбанк» является ПАО внесены в Устав еще в 2003 году. А в 2011-2014 годах в Устав уже были внесены все (!) изменения, которые позволяют реализовывать акции этого банка.

А, во-вторых, о продаже 25% акций «Ощадбанка» заявляют в пакете с продажей 25% акций другого государственного банка – «УкрЭксимбанка». Но в устав «УкрЭксима» аналогичные изменения правительством, почему-то, не вносились. Стоит думать, в них просто не было необходимости.

Единственное очевидное объяснение, зачем нужны были такие изменения – в событиях вокруг появившихся претензий у правоохранителей к «чиновникам» в руководстве банка. Которые, таким образом, вдруг стали не чиновниками.

Государство больше не гарантирует!

Однако, вместе с этими изменениями, в Устав закралась и еще одна новация. Которая, по задумке авторов, должна была подчеркнуть «частность» государственного банка.

Но фактически дала возможность ограничить права вкладчиков «Ощадбанка».

Во всех предыдущих редакциях Устава была одна норма, которую никто никогда не отменял. «Вклады физических лиц Банка гарантируются государством», — звучало в статье 9 Устава.

Это – безусловная гарантия, что все риски для людей по обязательствам банка берет на себя государство. При любых обстоятельствах. Если можно так сказать – фишка «Ощадбанка», его отличие от других банков.

По сути, эта норма дословно воспроизводит строку из статьи 57 закона «О банках и банковской деятельности». Ставя все украинские банки на один уровень и гарантируя вклады граждан в этих банках «в порядке и в размерах, предусмотренных законодательством Украины», для единственного банка — «Ощадбанка» — делается исключение. «Вклады физических лиц Государственного сберегательного банка Украины гарантируются государством», — написано в тексте закона.

Сам «Ощадбанк» кичится этой нормой, и даже разместил ее на заглавной странице своего сайта, отдельно выделив в чреде других своих преимуществ – «Это единственный банк, в котором защита сбережений полностью гарантирована государством».

Так вот, эта красивая строка из Манифеста банка уже не актуальна. В новой редакции Устава содержится другая формулировка, практически такая же, как и в уставах других банков: «Вклады физических лиц, которые размещены в Банке, гарантируются государством в соответствии с законом».

Чувствуете разницу?

На самом деле, от манипуляций с Уставом государственная гарантия вкладов не исчезает. Закон имеет высшую силу, чем подзаконный акт, каковым является постановление Кабмина, утвердившее устав банка. И если постановление вносит изменения, которые противоречат закону — они не имеют силы.

Не понятно, зачем вообще было вносить эту новацию, отказываясь от прописанной в законе безусловной гарантии!

Хотя одна деталь настораживает. Во внесенной в Устав формулировке не указано, а в соответствии с каким законом, собственно, обеспечиваются гарантии вкладов.

Единственным законом, который сейчас регламентирует государственную защиту физических лиц – вкладчиков банков, является Закон «О системе гарантирования вкладов физических лиц».

Этот закон предусматривает гарантию, в виде создания государственного Фонда гарантирования вкладов физических лиц. Который и выплачивает вкладчикам «сгоревших» банков компенсацию их вкладов в размере до 200 тыс грн. Сам Фонд, по большей мере, формируется из средств банков-участников Фонда. Их же он, по сути, и обслуживает.

В Фонд входят практически все банки Украины. Даже государственный «УкрЭксимбанк». Все, кроме одного – «Ощадбанка»! Об этом прямо написано на сайте Фонда.

То есть, Фонд гарантирования вкладов не имеет оснований для возврата средств вкладчиков «Ощадбанка», если с банком вдруг что-то случится, поскольку банк — не участник фонда.

Пока единственной гарантией вкладов физлиц в «Ощадбанке» остается одна строчка в законе «О банках и банковской деятельности». Но если с ней что-нибудь вдруг случится, ну, например, она утеряется как не несущая нагрузки при какой-то очередной ревизии этого закона, мы получим уникальную картину. Банк, по обязательствам которого гарантией являлись активы государства, в одночасье превратится в банк, вклады в котором… не гарантированы ничем!

Это лишь деталь о том, в какую цену может вылиться для миллионов граждан один увеселительный перелет. Точнее — попытки скрыть его обстоятельства.

Незадолго до своего краха в 1990 году предшественник Ощадбанка Украины – Сбербанк СССР тоже поменял свой устав.

Из государственного банка он стал «коммерческим специализированным банком». Спустя год с небольшим никто из вкладчиков уже не мог вернуть свой вклад. Не вернули их и спустя 25 лет.

Автор материала: Александр Хорольский