Государство, Коломойский и миллиарды. Какое будущее ждёт «ПриватБанк»

153

В апреле 2018 года в интервью «Украинской правде» украинский олигарх Игорь Коломойский заявил, что государство национализировало его «ПриватБанк», прибрав к рукам 2 млрд долларов капитала. Олигарх называет произошедшее рейдерством

В свою очередь премьер-министр страны Алексей Гончарук 16 сентября в интервью «Financial Times» сказал, что президент Владимир Зеленский намерен уладить эту проблему с Коломойским.

Эта тема вновь вышла на поверхность ввиду приезда в Киев представителей Международного валютного фонда (МВФ). В Фонде уже заявили, что «откат от национализации» банка может быть чреват прекращением программы кредитного сотрудничества между Фондом и государством.

Зеленскому и Гончаруку нужно действительно наладить контакт с Коломойским, ведь только-только наклевывается новый виток сотрудничества с МВФ. Без него никуда — нужны деньги на обслуживание госдолга.

Из потенциального подсудимого в реальные потерпевшие

Но переговоры с бывшими собственниками «ПриватБанка» о возвращении им капитала возможны только после того, как юридически будет решен вопрос законности национализации банка украинским государством. Похоже, что все это было незаконно, хотя обе стороны нагрели на сделке руки.

Юрист Ростислав Кравец напомнил, что первая судебная инстанция признала национализацию незаконной. Сейчас дело находится на апелляции.

«Исходя из решения суда, выложенного журналистами в сеть, формальные основания для национализации, содержащиеся в нормативах, отсутствовали. И сама процедура национализации была нарушена: не было получено соответствующего разрешения и не был проведен аудит», — сказал правовед.

Вместе с тем, по мнению Кравца, как на момент национализации, так и сейчас банк был и является банкротом, а один из собственников банка, олигарх Игорь Коломойский, ушел от ответственности. Как сказал адвокат, «ходили слухи, что он доплачивал первым лицам государства, чтобы они у него купили этот банк». Ведь если бы было доказано, что именно он довел финучреждение до банкротства, ему бы светил уголовный срок.

«А так — он потерпевший. Мы один раз заплатили за то, чтобы банк был на плаву. Второй раз мы заплатили 200 млрд гривен, чтобы он остался на плаву. И третий раз мы заплатим Коломойскому за все игры (экс-главы Национального банка Валерии) Гонтаревой и Порошенко с национализацией», — добавил правозащитник.

Злостный нарушитель

Ростислав Кравец также отметил интересный факт: за год до национализации (а вообще покупки банка за 1 грн — около 2,5 руб) адвокат требовал ввести в банк временную администрацию в связи с тем, что учреждение не исполняет взятые на себя обязательства. И продолжает не исполнять, будучи государственным.

«В реестре физических и юридических лиц вы можете забить код «ПриватБанка» и увидите количество неисполненных до сегодняшнего дня исполнительных производств. Их тысячи. И при этом на днях банк показал 25,8 млрд грн (66,1 млрд руб — Ред.) прибыли», — сообщил Кравец.

Дело в том, что одному из клиентов адвоката «ПриватБанк» не возвращал депозит. Был подан иск. Вскоре дело было выиграно, но банк игнорировал решение суда — мол, нет денег. А согласно ст. 75 закона Украины о банках и банковской деятельности это является основанием для введения в банк временной администрации.

Поэтому поступил соответствующий иск в суд, и буквально за месяц до введения временной администрации Верховный суд отказал в этом и сказал, «что в «ПриватБанке» все нормально, что это самый стабильный банк».

Юрист отметил, что в этом судебном процессе участвовали одни и те же представители Нацбанка, которые потом участвовали в процессе о законности национализации «ПриватБанка».

«В одном процессе они говорили, что в банке все хорошо. А во втором, буквально через месяц, — что в банке все плохо. Так не бывает, чтобы за месяц в системообразующем банке вдруг стало всё плохо», — рассказывает Кравец.

И снова повторяет: пока не выяснится, была ли национализация честной, говорить не о чем. Ведь процессы по отмыванию денег бывшими хозяевами «ПриватБанка» идут за рубежом, в том числе в США и Великобритании. Коломойский и его бизнес-партнер в «Привате» выдавали многомиллионные кредиты связанным компаниям под крайне нерелевантные залоги — практически ничем не обеспеченные. Потом компании становились банкротами.

Они все знали

Процесс опустошения «ПриватБанка», который привёл к необходимости его национализации, не мог происходить без участия высшего руководства Украины — Нацбанка, президента и премьер-министра.

«На серверах Нацбанка есть операции всех коммерческих банков от суммы 50 тыс. гривен (129,1 тыс рублей — Ред.) и больше. А выводились миллиарды. И без молчаливого разрешения высших лиц государства невозможно было бы опустошить крупнейший банк страны», — сказал глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

При этом он добавил, что национализация, которая обошлась государству в 155 млрд гривен (400,5 млрд рублей), была проведена за счет денег налогоплательщиков.

«Заработали на этом все: Коломойский, который выводил оттуда деньги; (экс-глава Нацбанка Валерия) Гонтараева, которая получала откаты от рефинансирования; (экс-президент страны Петр) Порошенко и премьер (Владимир) Гройсман были в схеме. А потом под видом требований МВФ о национализации банка его за деньги налогоплательщиков национализировали и замели следы», — сказал политолог, президент Центра инновационного консалтинга «КДА» Дмитрий Корнейчук.

Он не верит, что между одним из владельцев банка Игорем Коломойским и бывшим на тот момент президентом Украины Петром Порошенко возник конфликт, в результате которого «ПриватБанк» был отнят у бизнесмена. Также Корнейчук не верит в конфликт между Коломойским и Гонтаревой.

«Всё это бред и дешевая клоунада. Нет никаких конфликтов. Они все в доле. Это все одна банда, которая выводила бабки из «ПриватБанка», — сказал он.

Подтверждает это схема выплаты (а скорее — невыплаты) 4,26 млрд грн (11 млрд руб) по кредиту рефинансирования, выданного НБУ «ПриватБанку» в размере 13,8 млрд гривен (35,65 млрд рублей) под поручительство Коломойского.

«Коломойскому и Боголюбову дали шесть месяцев, чтобы вернуть деньги. А за этот срок, согласно нормам гражданского кодекса, как раз истекает срок поручительства. То есть если в течение полугода с момента наступления обязательств кредитор (Нацбанк) не обращается к поручителю, как это было по кредиту рефинансирования. Поэтому сейчас все суды активно признают прекращенными договора поручительства Коломойского за кредиты рефинансирования», — разъяснил Ростислав Кравец, заметив, что в законе нет такой нормы — давать полгода отсрочки на возвращение долгов.

Нет банка — нет долга

Что касается возмещения денег Коломойскому, то решение суда может быть вынесено и в его пользу, но государство может поступить хитро. Так, что возвращать окажется нечего. Это будет уже совершенно другой банк.

Ростислав Кравец предрекает, что такой сценарий может быть осуществлен примерно в следующем году. В качестве примера специалист привел суды с Фондом гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ).

«Мы получаем решение суда о том, что вкладчику должны выплатить деньги. Фонд идет в прокуратуру, накладывает арест на счета вкладчиков, что является основанием для невозврата средств — уже после проигрыша ФГВФЛ в суде — и ликвидирует банк. У нас много таких примеров. Поэтому после того, как суды постановят: надо возвращать деньги Коломойскому, вероятнее всего, такого банка, как «ПриватБанк» уже юридически не будет», — объяснил Кравец.

Юрист не исключает, что компромисс между Офисом президента и Игорем Коломойским заключается в получении последним ценных активов, за которые он долго бился — нефтяные госкомпании «Укрнафта» и «Укртранснафта». А также что-то еще. К примеру, энергетические активы. По мнению Кравца, в результате «компромисса» мегамагнат получит гарантию от уголовного преследования, а взамен не будет мешать новой власти.

Впрочем, на жизнь простого украинца эти судебные процессы и подпольные договоренности никак не повлияют. Так, проект госбюджета-2020 показывает, что народу снова нужно на всем экономить и затягивать пояса. Например, денег на коммунальные субсидии планируется выделить на 10 с лишним млрд гривен (25 млрд рублей) меньше, чем на этот год. Зато цена на тепло в отопительный сезон, естественно, поднимется.