Государство потеряло последний шанс отобрать «Донбассэнерго»

606

На днях государство потеряло последний шанс отобрать «Донбассэнерго» у опального магната Игоря Гуменюка. Эта цель была достигнута усилиями его земляка — угольного олигарха Виктора Нусенкиса, шахта которого теперь может стать ключевым снабженцем одной из крупнейших энергокомпаний страны.

Тема реприватизации стала актуальна в Украине еще три года назад – сразу после перезагрузки центральной власти. На этой волне Генпрокуратурой поднимались вопросы об отмене результатов конкурсов, на которых с молотка ушли акции «Днепрэнерго», «Закарпатьеоблэнерго» и «Донбассэнерго». Ни по одному из эпизодов подчиненным Виктора Шокина не удалось достичь результата. Но если в первых двух случаях это было связано с откровенной пассивностью позиции ГПУ, то продажу донбасской энергокомпании откровенно «отмыли».

Речь идет о так называемом судебном междусобойчике, который позволил сделать необратимыми результаты конкурса по приватизации «Донбассэнерго». Эта цель была достигнута буквально на днях – 2 февраля, когда Высший административный суд Украины признал торги по продаже 60,773% акций «Донбассэнерго» законными.

Формально, таким образом, «Вышка» отказала Генпрокуратуре, но фактическая заслуга у такой развязки за ПАО «Арендное предприятие «Шахта Ждановская» Виктора Нусенкиса. Именно последнее и была родоначальником указанного судебного спора, оформившим соответствующий иск еще в 2013 году, и только в 2014-м к заявлению «Ждановской» уже присоединилась ГПУ. Впоследствии оба заявления были объединены в одно производство, что, по сути, позволило юристам Нусенкиса перехватить инициативу в процессе в свои руки: они не являлись на заседания, из-за чего сначала несколько раз заявление оставалось без рассмотрения, а впоследствии дело было спущено на тормозах.

Если подходить к вопросу линейно, формальный выгодополучатель у процесса только один – Игорь Гуменюк, который является конечным собственником компании «Энергоинвест Холдинг», выкупившей у ФГИУ упомянутые 60,773% уставного капитала ПАО «Донбассэнерго». Но по этому поводу есть сразу две корректировки. Во-первых, в СМИ уже не первый год муссируется информация о том, что старшим партнером Гуменюка по «Донбасснерго» выступает группа «МАКО» старшего сына экс-президента Виктора Януковича – Александра. Во-вторых, «отмытая» «Ждановской» приватизационная сделка по «Донбассэнерго» позволяет Нусенкису рассчитывать на встречную лояльность.

На первом этапе это могут быть своеобразные гарантии неприкосновенности бизнеса Виктора Леонидовича на оккупированной территории, где позиции экс-гаранта по-прежнему сильны. Но основные дивиденды будут заключаться в другом: упомянутая «Ждановская» может стать ключевым поставщиком собственного угля на станции «Донбассэнерго». Для этого шахте Нусенкиса придется потеснить нынешнего топливного снабженца энергокомпании – ГП «Уголь Украины». Но особенных проблем с этим у Игоря Гуменюка не должно возникнуть. Отчасти – потому что сейчас «Уголь Украины» находится в процедуре банкротства, которая скоро завершится ликвидацией этого госпредприятия. Отчасти – потому что на ТЭС «Донбассэнерго» уже давно недовольны качеством продукции, поставляемого «Углем Украины».

Кстати, прерывание отношений между «Углем Украины» и «Донбасснерго» означает, что последняя может, не стесняясь, переходить на закупку ресурса у многочисленной группы компаний-посредников, которые аккредитованы Антитеррористическим центром при СБУ на продажу в Украине угля из зоны АТО.

Другого выбора у компании Гуменюка просто нет, потому что основная часть предприятий, чей уголь поставляется на ее станции, сосредоточена как раз на оккупированной территории. Это «Ровенькиантрацит», «Луганскуголь», «Донбассантарцит», «Шахтерскантрацит», «Торезантрацит». В этом списке шахта «Ждановская» не исключение, но перед перечисленными конкурентами у нее есть как минимум одно преимущество: структуры Виктора Нусенкиса являются одними из самых активных участников схем поставок угля с захваченных боевиками шахт, а значит проблем со сбытом у его детища нет.