Готовы ли украинские инвесторы работать в европейских условиях?

155

18 марта 2016 года KVV group, которую связывают с именем Евгения Казьмина, приняла решение о консервации металлургического завода в Лиепае, собственниками которого украинская группа стала осенью 2014 года. Катастрофическая ситуация с конъюнктурой на мировом рынке металлопроката при падающих ценах и спросе привели к тому, что Лиепайский металлургический завод не выдержал конкуренции с более мощными и современными предприятиями на экспортных направлениях. И даже на внутреннем рынке Латвии его сегодня теснит продукция Белорусского металлургического завода. О ситуации на KVV Liepājas metalurgs рассказывает директор этого предприятия Игорь Таланов.

Признаюсь, решение о консервации предприятия руководство КВВ групп долго оттягивало. Хотя еще с осени 2015 года были очевидны долгосрочные негативные факторы, препятствующих работе предприятия — кризис, охвативший мировой металлургический рынок, долговые обязательства перед защищенными группами кредиторов и незаинтересованность государства оказать поддержку предприятию. КВВ Групп приобрела Лиепайский металлургический завод в 2014 году за 107 млн. евро. Годом ранее предприятие было признано неплатежеспособным — основным обеспеченным его кредитором являлось латвийское государство. Согласно договору, подписанному в октябре 2014 года, КВВ Групп в момент покупки выплатила первый взнос в размере 21,5 млн евро, а остальную часть денег обязалась внести в течение 10 лет. В обеспечение этого инвестор предоставил банковские гарантии и свои активы в залог. В феврале 2015 года завод был запущен в работу. Однако уже с первых месяцев работы мы поняли, что та бизнес-модель, которая была заложена как базовая на момент продажи завода, не будет реализована на практике. На протяжении 2015 года предприятие снизило задолженность перед обеспеченными кредиторами с 107 до 70 млн. евро. Но столкнувшись с кризисом на мировых металлургических рынках, мы вынуждены были более тщательно работать над вопросом снижения себестоимости продукции и возможности сохранения работы предприятия в целом.

Стоимость продукции Liepājas metalurgs зависит от конъюнктуры мирового рынка черных металлов, цен на энергоносители в Латвии и ценах на сырье и арматурный прокат. Проанализировав текущую рыночную ситуацию и то, что февральское изменение цен на сырье и полуфабрикаты привело к увеличению цен на металлолом до уровня 200 евро/т и стальной квадратной заготовки до 300 евро/тонн, при этом цены на арматуру на традиционных для предприятия рынках выросли до 330-338 евро/тонн мы поняли, что плановые убытки завода могут составить в 2016 году не менее 5 млн. евро. При том, что в 2015 году по тем же причинам убытки предприятия составили 8 млн. евро.

Поэтому мы представили латвийскому правительству 1 марта 2016 года план реструктуризации долгов KVV Liepājas metalurgs, предполагавший отстрочку платежей до 2020 года и новый, реалистичный график погашения задолженности. План также предусматривал реализацию непрофильных активов предприятия, что позволило бы получить от 4 до 5 млн. евро. Эти средства мы предполагали частично направить на погашение задолженности, частично — на пополнение оборотных средств.

Как инвесторы, которые вложили деньги в экономику Латвии (ведь только в 2015 году в предприятие было инвестировано 30 млн евро) мы терпеливо ожидали, когда правительство займется вопросом единообразия тарифов на электричество, которое является важнейшей компонентой себестоимости нашей продукции. Нами неоднократно представлялись в Госкассу (аналог украинского Казначейства — Ред.) и Минфин результаты расчетов, которые определяют затраты электросталеплавильного и прокатного производств. Если у похожих металлургических предприятий ЕС расходы на электроэнергию составляют 11-13% от всех производственных издержек, то в случае KVV Liepājas metalurgs эти издержки равны 38%, что является основной причиной слабой конкурентоспособности компании. Этим объясняется использование в 2015 году заводских мощностей всего на 30%. Мы неоднократно изучали возможность покупки электроэнергии у независимых поставщиков: “Энефит”, “ИнтерРАО” и других, а также прорабатывали варианты поставки из-за пределов Латвии. Конкурентоспособная цена на электроэнергию позволила бы предприятию в 2016-2017 годах удвоить производственные мощности. Однако правила покупки электроэнергии в странах, входящих в НОРДПУЛ, регуляции передаточных тарифов и другие ограничения на рынке электроэнергии Латвии не позволяют это сделать.

В том, что столкнувшись с долгосрочными негативними факторами акционеры начали лоббировать свои интересы я не вижу ничего плохого — на то эти самые акционеры и существуют. Но если небольшое латвийское государство замечаний брюссельських чиновников боится больше, чем потери своего металлургического предприятия, и вопросы по единообразию тарифов на электричество решает в убийственно долгие полтора года…. Мы так и не дождались внятных ответов, когда же будет принято решение о применении сниженной компоненты обязательных закупок (OIK) к счетам предприятия за электричество.

Более того, в 2016 году предприятие, не получив никакой поддержки со стороны государства, мы оказалось под непрерывными ударами: объявленный KVV Liepājas Metalurgs со стороны обеспеченных Кредиторов дефолт 19 января 2016 года и снятие денежных средств 21 января 2016 года с банковской гарантии на сумму 13,5 млн. евро, не только крайне негативно повлияли на состояние оборотных средств предприятия, но и на его имидж.

Латвия — небольшая страна с населением менее 2 миллионов. Это столько же, сколько в Киеве жителей на левом берегу Днепра, например. Мы полагали, что у акционеров KVV Liepājas Metalurgs и у государства есть общий вектор — сохранение предприятия и металлургической отрасли в целом. Но вскоре поняли разницу в бизнес- ментальности. Министр финансов страны Дана Рейзниеце-Озола неоднократно называла наши инициативы относительно тарифов или реструктуризации задолженности пережитками советского мышления, часто подчеркивала, что украинские инвесторы не готовы работать в европейских условиях.

Когда через две недели после предоставления плана реструктуризации мы получили от Госкассы встречные 42 вопроса, часть из которых повторяла представленную ранее информацию, часть — напоминала абстрактные бизнес—модели из учебников, мы поняли, что это не диалог, а форма его эмуляции. Для меня остается загадкой, почему на протяжении последних месяцев ряд должностных лиц республики оперировал исключительно некорректными данными о состоянии предприятия? Ведь еще в ноябре 2015 года инвестиционным департаментом КВВ групп в ноябре 2015 года был проведен независимый аудит состояния предприятия KVV Liepājas metalurgs, который показал, что в реалиях 2015 года стоимость предприятия значительно ниже той, по которой оно было продано. Информация о результатах независимого аудита была донесена до всех заинтересованных сторон — Госкассы, Министерства финансов, Кабинета Министров Латвии.

Принимая решение о консервации предприятия мы четко понимали, что KVV Liepājas metalurgs является градообразующим предприятием, которое на четверть формирует поступление налогов в регионе. Сейчас на KVV Liepājas metalurgs работает 400 человек. По предварительным оценкам уведомления о сокращении могут получить 300 человек, оставшиеся 100 нужны, чтобы сохранить предприятия в режиме ожидания. Мы предполагаем, что потребуется не менее 800 тыс. евро, чтобы провести все необходимые расчеты с сокращаемыми сотрудниками. Но наша цель — сохранить производство, бизнес, рабочие места. Данные по ценам на металлургическую продукцию в условиях растущих индикаций рынка нами обновляются каждую неделю, и поверьте, при позитивном тренде мы не будем раздумывать. Но позиция акционера четкая: возобновление производственной деятельности предприятия возможно только при условиях долгосрочных прогнозов рентабельной работы предприятия на уровне 8-10 процентов от объема реализации продукции.

Автор материала: Сергей Куваев