«Хозяин» оставит себе $30 млн. О чем Павел Лазаренко договорился с американцами и что это означает для украинской политики

1569

В Вашингтоне близится к развязке одна из самых продолжительных украинских коррупционных эпопей, за которой уже два десятка лет наблюдают в Капитолии и на Печерских холмах.

Речь идет о политико-криминальной саге бывшего премьер-министра Павла Лазаренко, который отсидел 97 месяцев (а еще пять лет провел под домашним арестом) в Америке за отмывание денег, пишет Страна.

Свое наказание перед заокеанской Фемидой по этой части обвинений «Хозяин», как именовали Павла Ивановича на пике его могущества в отечественной прессе, отбыл еще шесть лет назад. Осенью 2012 года он покинул тюрьму Terminal Island, в которой содержался после окончательного вступления приговора, вынесенного судом Северного округа штата Калифорния. Но на этом претензии США к опальному украинскому экс-премьеру не были исчерпаны.

С 2004 года в округе Колумбия длится гражданское судебное производство по смежному эпизоду — о конфискации активов, нажитых Лазаренко. Уточнимся: это не суд персонально над Павлом Ивановичем, скорее решается вопрос судьбы его капиталов.

По различным оценкам, речь идет о сумме в размере более $200 миллионов, которые были выведены из Украины и в дальнейшем заморожены на банковских счетах в Швейцарии, Литве, Лихтенштейне и на островных офшорах — в Гернси, а также Антигуа и Барбуде.

На эти деньги в разное время заявляли свои претензии сразу несколько соискателей, включая самого Лазаренко. И, похоже, в этой истории вскоре будет поставлена точка. Согласно поступающим сведениям из Вашингтона, опальный экс-премьер близок к достижению сделки о примирении с правительством США.

«Страна» выяснила, что предусматривает эта «угода», на какую часть «конфискационного пирога» Павла Ивановича рассчитывает официальный Киев, и как соглашение экс-премьера с юстицией США может повлиять на политические расклады в Украине, прежде всего в контексте амбиций на президентскую булаву его бывшей соратницы — Юлии Тимошенко.

Каков истинный масштаб «наследства Лазаренко»

В последний раз на украинскую землю Лазаренко ступал еще в прошлом веке. Родину экс-премьер, пользовавшийся депутатским иммунитетом, покинул 14 февраля 1999 года.

На тот момент Генпрокуратура активизировала в его отношении расследование по подозрениям в хищении госимущества в особо крупных размерах, злоупотреблении служебным положением и незаконном использовании валютных счетов за границей. Сегодня его дело в Украине, по заявлениям адвокатов, насчитает полсотни эпизодов. Впрочем, к ответственности ни по одному из них Павел Иванович так и не был привлечен на Родине. Взамен этого он в совершенстве познал особенности пенитенциарной системы Соединенных Штатов.

Случилось это так: 17 февраля 1999 года Верховная Рада сняла с Лазаренко неприкосновенность. А уже через день Павел Иванович совершил, как позднее станет понятно, фатальный перелет в США. Экс-премьер был задержан в аэропорту Нью-Йорка, куда прибыл рейсом из греческих Афин. С тех пор за него плотно взялись американские силовики. Попытки официального Киева добиться экстрадиции Лазаренко как тогда, так и спустя двадцать последующих лет, не увенчались успехом.

Но все это время тень «Хозяина» и нажитых им капиталов неотступно следовали за многими украинскими политиками-тяжеловесами. Хотя ответа на главный вопрос — сколько средств было выведено им из страны, до сих пор не получено.

В 2003 году бывший глава украинского Кабмина заявил американскому суду, что ему принадлежит не менее $86 млн. «Я свидетельствую под присягой, что я, Павел Лазаренко, являюсь собственником около $61 млн активов на счетах в EuroFed Bank на Антигуа и $25 млн», — приводила его показания «Украинская правда». Однако, точная сумма активов «Хозяина» до сих пор является предметом дискуссий.

По одной из версий, только средства, выведенные Лазаренко при помощи операций в банковской системе США, составляют $114 млн. Подсчеты ООН говорят о $200 млн «грязных денег», а украинская сторона — о $320 украденных миллионах.

На момент вынесения приговора Лазаренко судом первой инстанции в Сан-Франциско в 2006 году, сообщалось о замороженных $477 млн Павла Ивановича. Но «американское дело» о конфискации капиталов Лазаренко, которое слушается в Вашингтоне с 2004 года, касается половины этой суммы.

«Мы обнаружили всего около $300 млн на банковских счетах в разных странах. Насколько я понимаю, благодаря гражданскому иску Департамента юстиции США, более $200 млн удалось арестовать», — объясняла два года назад «цену вопроса» экс-прокурор Марта Борщ, которая в свое время вела дело Лазаренко.

В прессе встречается еще несколько оценок того, судьбу какой именно части «наследства «Хозяина» решает сегодня суд в Вашингтоне.

Так, в январе прошлого года заместитель генпрокурора Евгений Енин называл сумму в 280 миллионов, которые были арестованы на основании ходатайств американской Фемиды в 5 юрисдикциях мира.

Агент ФБР Брайан Эрл — ключевое лицо в расследовании «саги Лазаренко», в мае 2014 года говорил о $250 млн, замороженных по административному делу Министерства юстиции США. В то же время журналисты со ссылкой на материалы американского судебного реестра пишут о суммах в лаге между 230 и 271 миллионами.

Швейцария перечислила $15 млн

Невзирая на разность оценок «наследства «Хозяина», на значительную часть этих средств заявили свои претензии власти Украины.

Вот что говорил об этом весной прошлого года генпрокурор Юрий Луценко: «Мы сотрудничаем (с американцами — Прим. Ред.) и по делу Лазаренко… Надеемся, что в этом году наконец-то выйдем на финал и Украина имеет заверение соответствующих служб США в том, что она может рассчитывать на получение большей части вероятно конфискованных средств».

То есть, дал понять — потенциальная выгода официального Киева в этом деле всецело зависит от благосклонности американцев. Но почему наиболее пострадавшее от действий Лазаренко государство оказалось именно в таком положении?

Дело в том, что после начала «американской саги» бывшего премьера украинские власти изъявили желание выступать стороной в судопроизводстве лишь постфактум, да и то — с большим опозданием. И первоначально намеревались использовать для этих целей посредника со стороны, то есть не вступать в дело.

Так, еще в 1998 году тогдашний генпрокурор Богдан Ференц подписал договор с компанией UTICо об оказании правовой помощи в деле возврата денег Павла Лазаренко в Украину за 12% комиссии от возвращенной суммы. Но спустя пять лет Печерский райсуд Киева постановил, что доверенность, выданная UTICо одним из подразделений ГПУ, не имеет юридической силы. Служители Фемиды постановили, что прокуроры не имели полномочий распоряжаться государственным имуществом или делегировать такое право компании-посреднику.

«Стране» не удалось разыскать сведений о возможном дополнительном привлечении других юридических фирм, которые занимались бы возвратом денег Лазаренко правительству Украины. В большинстве тематических публикаций на этот счет времен президентства Виктора Януковича акценты сводятся к тому, что таких действий де-факто не предпринималось. Якобы такое условие предполагало некое понятийное соглашение, заключенное между «Хозяином» и Банковой. Что другие собеседники автора в системе ГПУ отрицают.

Как бы там ни было, но за последние годы определенные подвижки в истории с конфискацией активов опального экс-премьера в пользу украинского государства, все же наметились. Способствовали этому европейцы. Еще в 2000 году швецарский суд признал Павла Лазаренко виновным в отмывании денег и приговорил к 18 месяцам тюремного заключения.

В интервью «Интерфакс-Украина» заместитель генпрокурора Енин дал понять, что по состоянию на февраль 2018 года в Украину возвращено $15 млн «денег Лазаренко». Эти обеспечительные меры были приняты по решению швейцарского суда.

Почему судьбу наследства «Хозяина» решают американцы?

Это — краеугольный камень юридических баталий, которые велись с десяток лет в суде Вашингтона. Дело в том, что большая часть средств, выведенная экс-премьером из Украины, никогда «физически» не переводилась в США. Максимум, зачисления отдельных платежей производились транзитом на корреспондентские счета, где не задерживались и нескольких секунд. После этого они мгновенно перебрасывались обратно в офшорные юрисдикции.

На этом основании адвокаты Лазаренко утверждали: американские законы по борьбе с отмыванием капиталов не распространяются на миллионы Павла Ивановича. Но в апреле 2017 года суд посчитал, что основания для конфискации этих средств в пользу США все же есть. Тем более, что в часть денег сомнительного происхождения Лазаренко потратил уже в Америке.

К тому моменту было вынесено первое знаковое решение по делу, положившее, как считалось, начало распределению замороженных активов Лазаренко. Произошло это в ноябре 2014 года, когда суд в Вашинтоне одобрил соглашение, согласно которому определил судьбу первых $100 млн из выведенного в офшоры четвертьмиллиардного «наследства «Хозяина».

Как сообщал «Голос Америки», средства были разделены так: $75 млн — должны отойти Госказначейству США, а оставшиеся $25 млн — остаются банку «ЕuroFed Bank» на Антигуа, в котором они изначально размещались. Данное финансовое учреждение принадлежало и контролировалось Лазаренко, но в настоящее время управляется ликвидаторами.

Последние выставили условие: они готовы отказаться от претензий на всю сумму замороженных активов банка, если им оставят не менее 23% для расчета по судебным издержкам и выплат долгов перед вкладчиками, не связанными с Лазаренко.

По некоторым данным, это решение не устроило уже самого экс-премьера. И его адвокаты оспорили «мировую». Чем закончилась их тяжба и был ли принят финальный ордер суда, который открывает дорогу конфискации, на момент подготовки этого материала выяснить не удалось.

Готовится большая сделка. Что она предусматривает

Зато в конце лета из Вашингтона стали просачиваться другие, гораздо более актуальные детали истории конфискации активов Лазаренко.

Согласно им, еще 13 августа в федеральный суд Вашинтона представители правительства США подали ходатайство, где говорится: они согласовали с Павлом Ивановичем «общие контуры урегулирования дела», касающегося разделения пресловутых «денег Лазаренко».

«Стороны в настоящее время разрабатывают соглашение об урегулировании, которое после подписания должно привести к завершению этого дела», — приводило издание KyivPost выдержку из этого документа.

Из него следовало, что бывший премьер-министр Украины готов на сделку о примирении с американскими властями.

Суд пошел на встречу заявителям, отложив до середины октября процесс, чтобы стороны могли «сосредоточить свое внимание на разработке соглашения об урегулировании». Теперь на протяжении двух ближайших месяцев США и Лазаренко будут пытаться договориться о «мировой».

По информации журналистов, «условия любого возможного урегулирования и сколько денег — если они есть — будут возвращены в Украину, остаются неясными». В Министерстве юстиции США отказались комментировать данную информацию. Аналогичным образом поступил и замглавы ГПУ Евгений Енин. «Любой комментарий может испортить очень хрупкую надежду на успех», — пояснил он.

Впрочем, источники «Страны» в американских юридических кругах раскрыли некоторые детали обсуждаемого проекта соглашения. Согласно их сведениям, Павел Иванович согласен отступиться от большей части своих замороженных активов.

«Лазаренко обосновал свою позицию в деле. Он претендует на сумму в $60 млн, из которых 30 миллионов будут выплачены правительству США в качестве штрафа. Другая половина в размере 30 миллионов останется ему», — пояснил наш американский собеседник.

Он не стал уточнять — согласилась ли на такое предложение американская сторона. Точно также неясно, как и между кем именно будут распределяться оставшиеся средства из более чем $200 млн замороженных денег Лазаренко.

Также до конца непонятно — получит ли продолжение эта история в политическом смысле. То есть будет ли она иметь некие последствия для потенциальных украинских фигурантов дела Лазаренко. В первую очередь — для главного (согласно текущим соцопросам) фаворита в гонке за президентскую булаву —  Юлии Тимошенко.

Еще 23 апреля 2018 года судом Вашингтона была поставлена точка в вопросе — капиталы от каких именно преступных схем Павла Ивановича подпадают под возможную конфискацию. Согласившись с доводами властей США, суд отказался исключать из этого перечня деньги, полученные бывшим премьер-министром от компаний Юлии Тимошенко. То есть, все эти переводы были признаны сомнительными.

Как писало DW, они составляют львиную часть выведенных из Украины «денег Лазаренко». В материалах дела говорится о как минимум $162 млн.

Чем этот факт обернется для Юлии Тимошенко, с учетом предстоящей сделки со следствием Павла Ивановича, пока сказать трудно. Но, не исключено, ее противники попытаются использовать этот поворот в своих интересах.