И мертвые, и живые, и внефракционные: как верстают новую коалицию

249

Верховная Рада переживает масштабное формирование новой правящей коалиции «на две фракции». Депутатов в нее вербуют днем и ночью, за бонусы и убеждения, в Администрации Президента, кабинете спикера и просто салоне авто.

С утра четверга 30 марта в Верховной Раде только и разговоров было о том, что Президент пришпорил формирование коалиции. «Выход из политического кризиса, скорее всего, будет найден на этой неделе», — пообещал с Капитолийских холмов Петр Алексеевич.

На Печерских холмах это заявление неоднозначно восприняли даже ярые сторонники Петра Порошенко.

— Вот зачем он такое говорит? — вопрошал в кулуарах один нардеп. — Ну, ведь все идет к тому, что опять не успеем! И что тогда?

— Ну, а ты поставь себя на его место — возражал ему коллега. — Тебя спросили, ты ответил. И согласись, ему же надо что-то предъявить американцам. Плюс нашим дать знак: ребята, поторопитесь!

«БАТЯ, МЫ СТАРАЕМСЯ!»

Во времена предыдущего Бати функции вербовщиков осуществляли, в первую очередь, Андрей Клюев и Давид Жвания. При Петре Алексеевиче мобилизовали бригаду побольше: здесь и Виталий Ковальчук, и Игорь Кононенко, и Сергей Березенко, и Владимир Гройсман. Список этот, надо полагать, далеко не полон.

Вследствие завышенных, как считают на Банковой, «хотелок» » Батьківщини» коалицию решили формировать в формате двух фракций БПП и «Народный фронт». Но для спокойной жизни нужны дополнительные людские ресурсы, желательно — человек 10-15. При этом акцент на вербовке новых «штыков» в коалицию сделан на президентскую команду.

— Он в этом проекте именинник, вот пусть и устраивает себе праздник, — пояснило в разговоре одно из руководящих лиц «Народного фронта».

Организация праздника проходит бурными темпами. Вчера депутаты фракции БПП, придя на утреннее заседание, обнаружили среди себя некогда исключенных из «Самопомочи», а ныне внефракционных, нардепов Павла Кишкаря и Виктора Кривенко. Оказывается, они вступили в президентскую фракцию, о чем на утреннем заседании сообщил спикер Владимир Гройсман. Днем ранее к БПП примкнула еще одна изгнанница из фракции имени Садового — нардеп Ирина Суслова.

Считается, что координацию этой миграции ведет экс-депутат «Самопомочи» Анна Гопко. Но когда критически настроенный депутат от БПП Сергей Лещенко написал об этом у себя в Фейсбуке, то получил вот такой ответ:

Впрочем, сам факт переговоров никто особенно и не отрицает.

— Со всеми внефракционными депутатами ведутся беседы о вступлении в коалицию, — рассказывал журналистам нардеп Сергей Мищенко — Еще раз: не во фракцию, а в коалицию!

И показывал формулировку Конституционного Суда от 6 апреля 2010 года: «Следует понимать, что отдельные народные депутаты Украины — в частности те, которые не находятся в составе депутатских фракций, инициировавших создание коалиции депутатских фракций в Верховной Раде Украины — имеют право принимать участие в формировании коалиции депутатских фракций в Верховной Раде Украины».

Свои требования к переговорщикам внефракционный Мищенко тоже не скрывал: во-первых, никакого Яценюка в коалиции; во-вторых, четкая программа действий будущего правительства; в-третьих, содействие в продвижении 5 законопроектов авторства Мищенко (известно, что внефракционным депутатам добиться этого традиционно нелегко); в-четвертых — помощь округу, от которого избран народный депутат.

Выглядит весьма-таки «жирно»: если каждый в коалиции выдвинет столько же требований, пиши пропало. Однако на то они и переговоры, чтобы в одном месте требования утрясти, в другом предложить альтернативу — чтобы в итоге прийти к консенсусу.

В общем, внефракционные депутаты нынче в цене. В особенности те, кто готов вступить во фракцию БПП. Показательным стал разговор с депутатом Вячеславом Константиновским.

— Со мной еще никто не разговаривал! — заверил нас депутат-мажоритарщик, летом прошлого года покинувший фракцию «Народного фронта».

— А если станут говорить, слушать будете?

— Ну, слушать, может, и буду, но пока, честно говоря, такого не представляю. Не знаю… И перевыборы — очень плохо, и вот это все….не знаю!

При этом глаза г-на Константиновского говорили: очень даже готов буду выслушать!

«ТУШКИ» ИЛИ НЕ «ТУШКИ»? МНЕНИЯ РАСХОДЯТСЯ

Это направленное вливание депутатского материала во фракцию БПП многие по старой привычке окрестили «тушкованием», а вербуемых депутатов — «тушками».

Технически это, разумеется, не совсем так: при Януковиче депутатов переманивали непосредственно из чужих (преимущественно, оппозиционных) фракций. В ход пускали и кнут, и пряник. Впрочем, публичная обертка у этой конфеты был та же что и сейчас: на благо избирателя, во имя государства!

Нынче же вербуют внефракционных депутатов, большинство которых были исключены из фракций за различные прегрешения. Они ничьи — и могут сами распоряжаться своей судьбой. Поэтому, говорят сторонники будущей коалиции, о термине «тушки» не может быть и речи. «Это их выбор, который, наверное, заслуживает уважения», — резюмировал вчера Владимир Гройсман.

А что думают об этом непосредственно сами новички фракции БПП?

— Я нормально воспринимаю слово «тушки», — заверил нас Павел Кишкарь. — И всем людям, — в том числе тем, кто за меня голосовал, — разрешаю этим термином пользоваться. Но его лексическое значение для меня в данном случае — это спасение государства и недопущение перевыборов. Я же присоединился к БПП не из-за того, что разделяю их идеологию. Потому что идеологии у них нет!

— Вряд ли голосовавший за вас избиратель «Самопомочи» предполагал, что вы окажетесь в БПП. Сама же «Самопомич» ныне в оппозиции…

— Это правда, но тогда зал должна покинуть вся фракция «Самопомочи». Потому что мы декларировали поддержку децентрализации — а потом вся фракция решила не поддерживать такой шаг путем внесения изменений в Конституцию.

Я последователен в своих шагах. Еще раз скажу: не разделяю идеологию БПП, поскольку ее просто нет. Сказал об этом и на фракции БПП. Проблема в том, что формирование новой коалиции невозможно без членства во фракции. Поверьте, если бы была индивидуальная возможность вступить в коалицию без вхождения во фракцию, я бы это сделал.

Если на этом моя карьера закончится, я это с радостью приму и найду формат, в котором реализуюсь в дальнейшем. Но я убежден в том, что стране не нужны перевыборы.

— Какие-то поощрительные бонусы за вхождение во фракцию БПП вам предлагались?

— Нет. Был конструктивный разговор с Владимиром Борисовичем (Гройсманом. — Е.К.). Обсудили наши требования к коалиционному соглашению. Я даже не представляю, чтобы Владимир Борисович предлагал бы какие-то преференции. Думаю, это аморально.

При этих словах вспомнилась история, в которой также фигурировал Павел Кишкарь. Дело было задолго до нынешних коалиционных дней: на заседании регламентного комитета Верховной Рады, членом которого является нардеп Кишкарь, рассматривался вопрос о том, поддерживать ли представление Генпрокуратуры о снятии неприкосновенности с Сергея Клюева. Вот фрагмент из статьи, посвященной тому заседанию:

Сложная ситуация, не правда ли? Между тем, о нынешних упреках в адрес Кишкаря высказалсялидер фракции БПП Юрий Луценко:

— Тут люди называли и по 10 миллионов, которые якобы давали. Ну чем заканчивались эти разговоры? Спросите у любого депутата, который вступил в нашу фракцию, посмотрите в их глаза… Посмотрите в глаза Кишкаря! Вы думаете, он будет брать деньги?»

Редакция посмотрела — и к окончательному выводу прийти не смог. Зато поинтересовался мнением об обвинениях президентской команды в «тушковании» у соратника Луценко, нардепа Владимира Арьева.

— Мы не должны говорить о двойных стандартах — сказал Владимир. — Люди, которых исключили из фракций, за то, что они не голосовали, — это одна позиция. Согласитесь, они не могут быть «тушками», поскольку их выгнали! И какие могут после этого претензии? Их исключили? Другое дело, должны они покинуть парламент или нет? Это дискуссионный вопрос.

— Да, но разве это признак «тушкования»: за короткий срок в одну из парламентских структур заходит целая группа не связанных друг с другом депутатов, да еще и при наличии явных элементов поощрения.

— Вот абсолютно четко могу сказать: никакого поощрения не существует в принципе! Только аргументация! К нам приходят люди, для которых вопрос денег абсолютно не стоит! Сейчас никого не будут брать на «финансовое обеспечение». Речь идет о том, что заходящим во фракцию людям гарантируют уважение к их позиции — без каких-либо оргвыводов или исключения. Эти люди сохранят свою независимую позицию, но для того, чтобы сохранить управляемость страны, нужно сейчас вот таким образом объединиться.

ВСТРЕЧИ, «ТЕРКИ», РАЗГОВОРЫ…

Вынуждены огорчить г-на Арьева: поощрение существует. О них нам, на условиях анонимности, рассказали некоторые депутаты, участвовавшие в переговорах. По их словам, беседы происходят, в основном, в кабинетах Администрации Президента. Участники бесед: Виталий Ковальчук, Игорь Кононенко, Сергей Березенко. До своего отлета в США участие в переговорах принимал и Президент.

— Все это затягивается до глубокой ночи, — рассказал один из наших источников. — Что депутаты просят взамен? Мажоритарщики — деньги для округа, это на первом месте…»

Среди других требований — продвижение законопроектов, содействие в бизнесе, медийную поддержку. Есть ли в разговорах элементы шантажа, каких-то уголовных дел? Сказать трудно, о таких тайнах не разглагольствуют.

Работают переговорщики не покладая рук: вчера у V подъезда здания Верховной Рады корреспондент был свидетелем того, как около 5 вечера в «Мерседес» к Сергею Березенко подсел один из внефракционных депутатов, после чего авто умчалось прочь. Примерно в это же время к Раде подъехал роскошный «Ауди» с Игорем Кононенко на борту. Пробыв в парламенте около 15 минут, Игорь Витальевич тоже покинул здание.

Задумываются о точечном пополнении и в «Народном фронте». Ходили слухи о вливании во фракцию, при содействии Игоря Коломойского, нескольких близких к нему депутатов. Ясность внес Антон Геращенко: «Если нардеп добровольно, с соблюдением закона и Конституции хочет пополнить своей персоной другую фракцию, то я отношусь к этому нормально. Однако если на депутата оказывается какое-либо давление, то это не хорошо…На вопрос журналистов о том, рады ли мы будем видеть других депутатов во фракции НФ, отвечу так: если к нам обратится Ярош или Билецкий, те люди, которые в тяжелые моменты отстаивали нашу страну на войне или были на Майдане, то да, я готов поддерживать таких кандидатов».

Вчера же состоялась встреча двух фракций — БПП и «Самопомочи». Цель ее Егор Соболев объяснил следующим образом:

— Среди фракций, которые формируют сейчас большинство, очень много вранья о «Самопомочи». Простой пример: «К Олегу Березюку подошли несколько членов фракции БПП и спрашивают: «А чего вы хотите?». Он отвечает: «Ну, как чего — ЦИК, конкурс на генпрокурора и открытые списки». Они удивляются: «И все?!» — «Да, а что еще?» — «А нам говорят…».

Вот, после этого мы и решили эту встречу организовать».

Встреча прошла в живой непринужденной атмосфере крика и взаимных подначиваний. Депутатов БПП по-настоящему интересовал лишь один вопрос: готова ли «Самопомич» вступить в новую коалицию?

«Они все спрашивали, а мы отвечали — рассказывает нардеп от «Самопомочи» — что наша политическая сила не «входит и выходит»; «Самопомич перешла в конструктивную оппозицию. Но она может заключить соглашение с премьер-министром и коалицией о том, какие решения мы можем совместно разрабатывать и поддерживать».

Эта позиция, а равно и требования «Самопомочи» в обмен на голосование за нового премьера, вызвала у многих депутатов БПП раздражение. Среди прочих высказался и глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров.

— Я сказал им: «Давайте определяться. Сделаем коалицию — а уже потом все остальное. Иначе будете обсуждать все здесь уже в присутствии российского губернатора», — рассказывает депутат.

Вспомнили и о позорном поражении партии Садового в Кривом Роге. Слово за слово — и возмущенные Нина Южанина с Ириной Луценко потребовали от Егора Соболева покинуть совещание.

«Они имели в виду мои публичные высказывания о том, что Президента Украины нужно гнать так, как мы выгнали Януковича. А встреча на самом деле была инициирована нами, поскольку мы хотели пояснить наши требования и предложения, по которым мы, кажется, могли бы найти общий язык с другими частями парламента. И я сказал, что мы можем по-разному оценивать Президента Украины, но это не означает, что мы, например, не можем совместно работать над законом о выборах по открытым спискам, что для «Самообороны» очень важно; над формированием нового Центризбиркома, что очень важно для всех, кто хочет иметь выборы.

Так или иначе, Соболев вышел, а потом рассказывал журналистам:

«Ко мне подошли несколько порядочных человек (которых я считаю заложниками этой фракции) и спрашивают: «Это правда, что ты всех нас называл коррупционерами? Я говорю: «Кто такое говорил?» — «Леша Гончаренко». — «Леша, иди сюда. Что я говорил?». — «Ну, ты говорил, что Президент Украины возглавляет коррупцию. -«Да, я в самом деле говорил, что он возглавляет коррупцию, и ты знаешь, что это правда. Но это же не означает, что я всех коллег по парламенту считаю коррупционерами!»

Вот в такой обстановке взаимных упреков и продолжается формирование новой коалиции. Уже ясно, что процесс не будет завершен, как того хочет Президент, уже на этой неделе. Но шансов на то, что коалицию, не мытьем так катаньем, сколотят — неуклонно растут. В эту коалицию вступят и те, кто искренне считают досрочные выборы губительными для Украины; и те, кто, в принципе, готов на союз хоть с чертом лысым, хоть с Оппозиционным блоком — лишь бы подольше побыть у кормушки.

В общем, все как всегда, ни тебе черного, ни белого, — зато очень много бесцветного и мутного.

Автор материала: Евгений Кузьменко