Идолов, в конечном счете, сносят

253

История с фильмом Canal+ показывает, что и советское, и современное украинское мифотворчество строится на одинаковой конструкции, которую в Европе поддерживать вовсе никто не обещал.

Вот за что повсюду роняют памятники Ленину и переименовывают целые города? А за то, что кровавый тиран со своими соратниками устроил переворот, ставший одной из самых ужасных страниц в нашей истории. Он принес гражданскую войну, террор, голод и репрессии, что обошлось многострадальным народам бывшей империи огромной ценой. Прежде всего – украинцам, конечно.

Вы наверняка слышали об этом перевороте, каких-то 25 лет назад он назывался «Великая Октябрьская социалистическая революция». Каждому ребенку было известно, что простой народ в 1917 году поднялся за свои права и в борьбе добыл себе новую, лучшую жизнь. Сбросил угнетателей и кровопийц из отделанных золотом дворцов. Стал хозяином своей судьбы. Враги были против революции, они хотели снова сделать людей рабами, но не тут-то было. Все встали как один и вломили гадам, хотя и дорогой ценой. Но можно ли сложить цену свободе? Даже не так – Свободе, вот как правильно.

Солдаты и волонтеры в тылу отстояли свою Родину. Или это были не волонтеры? Неважно.

Важно то, что всякий, кто не поддерживал, публично подвергал сомнению, отрицал светлый подвиг и самое важное событие (не считая Великой Отечественной войны) – враг. Хорошо замаскированный или наоборот, открытый, как позорно бежавшие за границу обломки прежней тирании. Но враг без оговорок. Хотя, конечно, трудно представить, что посольство СССР во Франции бесцеремонным тоном попробовало бы запретить какому-то телеканалу показать документалку о революции со свидетельствами белоэмигрантов и жертв тех событий. В негативном, так сказать, контексте.

Мы не будем задавать о советском прошлом риторический вопрос: «И чем все это закончилось?». Обратим лишь внимание на тот простой факт, что и советское и современное украинское мифотворчество строится на одинаковой конструкции. Вера, скрещенная со страхом. Есть догма о непогрешимости революции и святой жертве ее мучеников, включая героев Гражданской войны. Истина, не требующая доказательств. Из нее проистекает догматизм, способ мышления, главная черта которого – отсутствие сомнений и неспособность воспринимать то, что противоречит догмам. Например, что в Одессе произошло массовое убийство, а на Майдане – государственный переворот, запустивший маховик давно созревшего распада страны.

Для тех, кто сомневается и пытается оспорить догмы, есть страх. Верь – или будешь покаран. Не выбивайся из коллектива или будешь отвержен. Склонись или будешь уничтожен.

Быть источником страха очень приятно, к такому быстро привыкаешь. Это волшебное чувство – видеть, как расширяются на всю радужку зрачки, как трясется подбородок у тех, кого ты садишь на стул перед лампой. «Ну, давай, рассказывай, что ты там за статейки писал. Родину не любишь, сволочь?». Всей кожей ощущать власть над людьми, каждый из которых может быть сбит с ног и растоптан по одному звонку. «Стрелочник железнодорожного цеха завода «Азовсталь» Стежков Е.Ф. в 1937 г. усомнился в правильности лозунга «Жить стало лучше, жить стало веселее». Был обвинен в антисоветской агитации и умер в магаданском лагере».

Будучи уверенной в непогрешимости идей марксизма-ленинизма (и в своей собственной непогрешимости), советская власть окружила себя высоким забором, меняя хорошие отношения на распространение своей идеологии. Кто еще не плюнул в ее сторону по этому поводу? А ведь это был тот же вопрос веры, который в это самое время диктует украинской власти копку канав на границе Черниговской и Брянской областей. Ведомое умелыми руками проповедников общество сознательно отказывается от денег, от развития, от общения. Оно готово менять свое хорошее отношение только на безоговорочную поддержку догматов.

Но, как и в случае с СССР, остальной мир не подписывался жить по нашим правилам. С французским телеканалом нельзя разговаривать как с газетой «Вести»: это снять, это поставить, это запретить вообще. У них, знаете ли, столетние традиции свободы прессы и, что сильно отличает ее от нашей прессы, свободы ответственного слова. И вот уже пользователи соцсетей обзывают французов земноводными именами да сетуют, что напрасно трудились, нося цветы к посольству, попусту меняли аватарки на черные квадраты Je suis Charlie. Хотя обида ведь зряшная. Советские люди тоже переживали по поводу угнетения чернокожих в США, но массовой любви к социалистическому строю от негров так и не дождались. Это же не связанные вещи.

Подытожить же этот рассказ о вере, превозмогающей разум, можно примером из стародавней киевской жизни. Истовый язычник, князь Владимир, не так давно проведший реформу языческого пантеона, в какой-то момент понял, что православие по византийскому обряду дает больше выгод. Тогда идолы были повержены и, избиваемые плетьми, были протащены по земле и сброшены в Днепр. Говорят, по берегу могучей реки бежали вчера еще уважаемые жрецы Перуна и кричали «Выдыбай, боже, выдыбай».

Они никак не могли поверить, что политика часто меняется стремительно, поезд ушел, а к новым условиям они совсем не готовы. Чем истовее ты верил в свои догматы, отрицая саму возможность существования иной реальности, тем больнее тебе будет потом. Поскольку идолов, в конечном счете, сносят всегда. А кино про Майдан французы покажут во второй раз. Для закрепления материала.

Автор материала: Дмитрий Заборин