Игорь Лосев: О «пятой колонне» в Украине. Испанские уроки

1940

Толерантное отношение к пятой колонне в условиях войны является актом национального суицида.

Понятие «пятая колонна» очень широко применяется в различных политических и политологических дискурсах, и мы даже точно знаем, с какого именно периода.

Это 1936 год, начало войны в Испании, когда войска националистов под руководством Франко наступали на Мадрид. Тогда соратник каудильо, генерал Эмилио Мола заявил, что наступление ведут четыре колонны, а пятая будет действовать в самом Мадриде. С тех пор агентуру, работающую в тылу противника, способствуя его поражению в интересах внешних сил, принято называть пятой колонной. Хотя нередко ее представители является не штатной агентурой врага, а, скорее, агентами влияния, сторонниками иностранного государства, которые помогают ему вопреки интересам страны, гражданами которой они являются.

Иностранные центры заинтересованы в том, чтобы их креатура сделала в государственном аппарате страны-оппонента максимально удачную карьеру, тогда они смогут принимать там судьбоносные решения. В частности, в случае войны — даже о капитуляции и суровых условиях ее прекращения, соглашаясь на территориальные ампутации, политическую зависимость от победителя, экономический гнет, контрибуцию и тому подобное.

Собственно, явление пятой колонны существует столько, сколько на Земле существуют и конкурируют между собою государства.

Характер пятой колонны может быть очень разным — от формирования и финансирования боевых антигосударственных отрядов, содействия генеральско-офицерским мятежам до поддержки соответствующих политических партий и общественных организаций, СМИ, различных общественных сред и тому подобное. Здесь часто может применяться и специфическая культурная политика, когда культура является мощной политической силой, которая создает полезную для государственной экспансии эмоционально-психологическую атмосферу в стране, являющейся жертвой и целью агрессии.

Итак, спектр довольно широк — от грубой силы до мягкой. Понятно, что ответственное общество, которое не утратило инстинкт самосохранения, пытается уничтожить или хотя бы ослабить и изолировать пятую колонну. Ведь она может быть одним из решающих факторов победы врага и поражения тех, кто противостоит его посягательствам. Толерантное отношение к пятой колонне в условиях войны является предельно опасным, фактически актом национального суицида. Таких примеров история человечества хранит множество.

Ну а испанский пятая колонна достигла своей цели — захватила столицу Испании. Однако этому, кроме сторонников фалангистов, очень помогли московские союзники испанских коммунистов. Сталин в тылу испанских республиканцев имел собственную пятую колонну изс фанатичных сторонников Москвы. Главной их задачей была война против последователей Льва Троцкого, коминтерновцами. И под руководством советских спецслужб Москва организовала в Испанской республике «большой террор», превративший тыл республиканцев в «выжженное поле», что и способствовало катастрофе антифранкистских сил. Пятая колонна Кремля нанесла республике не меньше вреда, чем пятая колонна Франко.

Еще ждет своих глубоких исследователей история пятых колонн Берлина и Москвы во время военной катастрофы Франции в 1940 году. Тогда после подписания пакта Молотова — Риббентропа компартия Франции получила соответствующие указания от вождей СССР и стала одним из лидеров антивоенной пропаганды в стране, вступившей в войну с нацизмом. Как и в тогдашней Москве, французские коммунисты называли Францию и Британию, объявивших Германии войну, «разжигателями конфликта».

Действительно, формальные основания для этого были, ведь не Германия — Франции и Великобритании, а именно они объявили войну стране, напавшей на Польшу, которая имела западные гарантии. Гитлер первым не начинал боевые действия против Парижа и Лондона, однако он бросил вызов государствам, которые были гарантами безопасности Польши. В результате деятельности прокремлевских миротворцев Франция, ее армия и общество были политически и морально совершенно истощены именно тогда, когда для нее настало время больших испытаний.

Но есть и примеры успешной и эффективной борьбы против пятой колонны. После Второй мировой войны генералиссимус Сталин попытался превратить Югославию, которой руководил маршал Иосип Броз Тито, в такой же бесправный московский протекторат, как коммунистические Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния и Болгария. Но Тито и большинство руководства Югославии решительно отвергли эти притязания, а главный идеолог югославской компартии Моше Пияде стал любимцем всех национально-патриотических сил, когда публично послал товарища Сталина на три буквы.

Кремль рассчитывал на внутренний мятеж в партийной верхушке Югославии, но и Тито многому научился в Коминтерне. Немедленно началась антисталинская чистка в партии и государстве, часть сталинистов расстреляли, часть посадили, многим пришлось бежать в Советский Союз. А в Адриатическом море для них было открыт концлагерь «Голи оток» («Голый остров») с весьма жестоким режимом, при котором мало кто мог сохранить жизнь и здоровье.

Пятая колонна Кремля была полностью разгромлена, а Тито 35 лет руководил Югославией, пережив как Сталина, так и Хрущева. Саму же Югославию считали самой свободной коммунистической страной.

Что касается Украины, то история не знает другого государства, где пятая колонна во время войны имела бы столь идеальные условия для своей деятельности.

Игорь Лосев