Госзакупки в Украине всегда были источником коррупции. Минздрав решил бороться с коррупцией в ведомстве, передав закупку препаратов международным организациям. Однако не все пошло так, как планировалось.

Минздрав утвердил новую программу закупок препаратов. Закупки передали международным профильным организациям: ПРООН, Crown Agents, ЮНИСЕФ, чтобы искоренить колоссальную коррупцию. Например, из списка 84 лекарственных средств, которые предлагаются приобрести через компанию Crown Agents, 73 уже сегодня будут направлены на закупку, а 11 будут дополнительно проверять. Однако, есть мнения, что это только пыль в глаза, которую бросают лоббисты этой программы. Глава Координационного совета «Медицинский контроль» Игорь Щедрин поделился своим мнением.

Что это за программа, позволит ли она сэкономить деньги? Какова концепция закупок через международные организации?

Эту концепцию начали внедрять еще около двух лет назад. Она была пролоббирована к внесению в коалиционное соглашение. Эту идею поддержали ряд депутатов-реформаторов. Сложился некий тренд. Они исходили из того, что если эти закупки проводить за рубежом, то в Украине коррупции не будет. Эта идея и была использована как основной аргумент в организации закупок за рубежом.

Так аргументировали на самом деле?

На самом деле идея другая, но она не была озвучена. Потому что лоббисты решили работать популистски. Ведь международные организации проводят закупки в колоссальных объемах и тем самым позволяют сэкономить средства. Закупают препараты по борьбе с ВИЧ-СПИД, с туберкулезом, гепатитом и другим заболеванием. И украинские пациенстские организации, видя этот процесс, решили, что это возможно сделать по всем закупкам и намного дешевле, и везде будет выгодно.

Это по принципу «оптом дешевле»? В чем тогда подвох?

А подвох в том, что международные организации не закупают препараты широкого списка, которые закупает Украина. Никто не закупает протезы для украинских врачей, нет организации по закупке препаратов, используемых только в Украине. Эти организации закупают препараты по гуманитарным задачам. И в основном при помощи стран третьего мира.

А кто сейчас в Минздраве курирует международные закупки?

Игорь Перегинец.

Вы говорили, что он сейчас может ставить любые требования к предмету закупки (номенклатуру).

Он провел реформу номенклатурных тарифов комиссий, реорганизовал их.

В чем заключается эта реформа?

Их было много, но он создал одну, и уменьшил в ней представительство общественников.

То есть, чиновники сохранили полностью контроль над тем, что закупается, а международные организации под диктовку закупают заказ МОЗ?

Международные организации — равнодушные деятели оставшейся в Украине коррупции. Ведь всем пояснили, что вмешательство международных структур, вмешательство Европы, ООН позволит победить коррупцию. Но речь не идет о прямом их вмешательстве. Мы просто передаем им задачи на закупку, которые рождаются в недрах Минздрава (конкретно в номенклатурной рабочей группе). Организации должны закупить препараты, которые уже зарегистрированы в Украине. Если нет, то их регистрируют по ускоренной программе.

Но это подразумевает также некие затраты?

Естественно. Все должны понимать, что будут проблемы после таких закупок. Например, закупки через Crown Agents принесут только 1,5 млн долларов. Это по сути хороший откат. А что за него нам дадут? Должны были предоставить колоссальную экономию. Лоббисты обещали, что до 40% на каждой закупке Минздрава теряется из-за коррупции, а в связи с закупками через международные организации мы сэкономим эти 40%. В цифрах это должно быть 1 миллиард 600 миллионов гривень. Эти высказывания вызвали недоумения, ведь чуда в этом нет. Единственный вид экономии из закупок через международные организации – это, когда вместо одного препарата закупают его аналог, который намного дешевле. Но когда речь идет о специфических препаратах, то вопрос ставится очень серьезно. Одно дело – отравления от аспирина, а другое – смерти от некачественных препаратов от онкозаболеваний.

Вы говорите за лоббистов. Можете назвать фамилии?

Да, могу назвать несколько человек. Лоббистами являются глава организации пациентов Украины, соавтор закона об организации закона через международные организации Ольга Степанишина, второй соавтор закона — Дмитрий Шерембей, член правления Центра противодействия коррупции Александра Устинова, глава организации центра противодействия коррупции Виталий Шабунин.

Примечательно то, что эти люди утверждают, что именно Вы ведете информационную войну против этой программы закупок, так как сами ранее имели выгоду и лоббируете своих партнеров?

Они утверждают, что я посягаю на их кусок хлеба, якобы хочу сам проводить госзакупки, потому что я якобы друг Раисы Богатыревой. Это выглядит как безумие. Единственная фактологическая вещь, которая меня связывает с Минздравом — это мое якобы бизнес-партнерство с Дмитрием Подтуркиным. Это неправда. Мы с ним действительно общаемся, но не ведем бизнес-проектов. А сами закупки многих лоббистов напрямую и не касаются.

Эти закупки уже сейчас проводятся, позволили сэкономить?

Были озвучены цифры, что закупки должны сэкономить 40%. А вот данные, озвученные представителями Crown Agents не позволяют говорит о такой экономии в Украине. Речь идет об экономии 30 тысяч долларов из нескольких миллионов. Это 2-3%. Тут возникает вопрос: или те данные об экономии 40% были ложью, или продолжается воровство этих средств. Хотя даже в целом мы не можем говорить о ценах в Crown Agents, ведь они до последнего держат в тайне цены и сроки поставок.

Давайте тезисно пройдемся по этим закупкам. Вы утверждаете, что будут закупаться препараты, которые никогда раньше даже не тестировались на детях: Иматиниб, Винкристин Мили, Этопозид Мили.

Вопросов нет к одному из них. Нашлись доказательства того, что Иматиниб применялся во Львове, что он тестировался. Остались вопросы по Винкристин Мили и Этопозид Мили. Это препараты, которые производит Venus Remedies в Индии по детской онкологии. Все продажи этой фирмы в Украине осуществляются по коррупционным схемам.

Чем плохие эти препараты? Они малоэффективны, очень дешевые?

Не может быть что-то купленное многократно дешевле по уровню безопасности использования. Эффективность препарата определяется уровнем и частотой его использования. Если препарат нигде и никогда не применялся, ни в одной развитой стране… Получается, что мы ради эксперимента покупаем сомнительные препараты задешево.

Почему тогда в начале 2000-х ситуацию с лечением ВИЧ в Украине спасли именно индийские лекарства?

Я бы абстрагировался от того, что эти препараты из Индии. Там есть все: препараты на любой вкус, цену и качество.

А могут вестись параллельные закупки?

Существуют конкурирующие закупки. Концепция закупок через международные организации воспринималась как временная. Добрые дяди из Британии не могут нам помочь в борьбе с коррупцией.

А как комментируют эту ситуацию в Минздраве?

Там утверждают, что международные закупки повысят эффективность закупок препаратов в Украине.

Автор интервью: Алина Бондарева