МВФ до сих пор не выделил украинской стороне согласованный ранее валютный транш. Сколько времени страна сможет протянуть без внешних займов, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал экс-заместитель министра финансов Игорь Уманский.

Структурные проблемы экономики Украины во многом вызваны чрезмерно большой долей госрасходов относительно ВВП (около 50%) и бюджетной безответственностью череды украинских правительств. К такому выводу пришли эксперты VoxUkraine в своем экономическом обзоре.

По данным исследования, с 2008 года общий госдолг Украины в гривневом эквиваленте вырос почти в 20 раз. При этом государство по-прежнему остро зависит от внешних кредиторов и с нетерпением ожидает нового транша от Международного валютного фонда. Подробнее экономическую ситуацию в стране в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал экс-заместитель министра финансов Игорь Уманский.

В одном из своих интервью вы указали, что это правительство намного ближе к термину «камикадзе», чем предыдущее. Объясните, пожалуйста.

В условиях падения экономики на уровне 15% правительство, которое берет ответственность и входит в исполнительную власть в парламентско-президентской стране, обязано было бы взять на себя всю полноту рисков выведения страны из кризиса и проведения реформ. Как следствие, это означало политическую смерть для этого правительства. Но мы увидели что-то среднее — баланс между попыткой что-то сделать и заигрыванием с избирателями.

То есть это избиратель виноват, что сейчас у Министерства финансов и Кабинета Министров не хватает времени на улучшение ситуации в стране?

Нет, не избиратель. Но желание у политиков переизбраться — естественное, как и сохранить свой авторитет, сохранить свой рейтинг. Но с другой стороны, повторюсь, в той ситуации, в которой была страна, в которой была экономика, нужно было заниматься больше изменениями в стране. Ситуация с отчетом правительства и оценкой его работы на сегодняшний день, мне так кажется, далека от того, чтобы оценивать их по сути и с точки зрения именно профессиональной работы. Ситуация настолько политизирована, сильны эмоции вокруг правительства и лично Яценюка, и, к сожалению, никто в суть того, что было сделано, что не было сделано, уже сегодня не смотрит.

Возможно, стоит создать действительно технократическое правительство?

Технократ — это профессионал, который знает систему, который в ней работает достаточно долго, он со второго дня, условно говоря, может начать работать. Ни Пивоварский, ни Абромавичус никогда не работали в системе государственной власти и не знают, как эта система работает. Именно поэтому им, людям, которые достаточно ставили неплохие, амбициозные цели перед собой, было крайне сложно эти цели достичь. Они попали в систему не представляя, как она работает. Мне кажется, что год назад была сделана ошибка, когда именно так пытались сформировать кадровый состав правительства, назначая людей, которые не знают, как работает государственный аппарат, которые не знают, как работает система, которые не знают, как функционирует, например, та же экономика, те же госфинансы, та же инфраструктура, медицина и так далее. И каждому из этих министров львиную часть времени пришлось уделить тому, чтобы понять, куда они попали.

Сможет ли Украина выжить без кредитов МВФ, последний из которых должен был быть перечислен еще в октябре 2015 года?

Два плановых транша Украина не смогла получить по разным причинам. В первую очередь в виду отсутствия согласованного меморандума, то есть тех положений, обязательств, которые Украина должна была бы взять на себя и чтобы МВФ с ними согласился, и в виду невыполнения ряда других условий. Конец прошлого года у нас проходил под знаком нервозности ожидания изменений в Налоговый кодекс и бюджетной политики на 2016 год.

После того, как страна в целом — и правительство, и парламент — отказались от кардинальных изменений в Налоговый кодекс, хотя те изменения, которые произошли, называть некардинальными у меня лично язык не поворачивается, и был принят соответственно государственный бюджет, МВФ готов был пересматривать программу и продлевать сотрудничество уже с очередным предоставленным траншем. Но, как обычно, мы не можем идти простым путем, нам всегда нужно искать сложности.

С какой сложностью мы столкнулись после этого?

МВФ, как и другие организации подобного уровня, должен иметь субъекты переговоров, хотя подписантов обязательств четверо — это президент, это премьер-министр, глава Национального банка и министр финансов. Но в виду турбулентных процессов вокруг коалиции МВФ понимает, что в ближайшее время это правительство наверняка уйдет в отставку, либо же оно должно получить легитимизацию и вопрос об отставке правительства должен быть снят с порядка дня. Сегодня нет определенности с этим правительством, нет определенности с тем, а будет ли новое, либо будут перевыборы. То есть пока не будет субъекта, конкретно правительства, которое минимум на полгода будет легитимным, МВФ не может продолжить программу, потому что у них должен быть субъект, который берет на себя обязательства и который эти обязательства должен и юридически, и технически, и организационно быть способен выполнять.

Сколько времени осталось до того момента, когда Украина начнет остро ощущать нехватку средств от МВФ?

С учетом тех остатков, которые есть на начало года и на сегодняшний день, Украина способна еще в течении двух месяцев без проблем обслуживать свои внешние обязательства. С учетом тех 300 миллионов, которые пришли в прошлом месяце, мы несколько месяцев можем без денег МВФ обеспечивать и аккуратно исполнять свои обязательства. Но не более того. Есть еще возможность, безусловно, заимствовать валюту на внутреннем рынке и тем самым определенное количество времени еще протянуть.

За счет чего это произойдет?

За счет внутренних заимствований валютных. Тем более, что определенная конъюнктура, определенный сегмент есть, и возможности у Министерства финансов выходить на внутренний рынок — тоже. Вопрос в цене этих заимствований. Я думаю, что на это решение необходимо будет идти. Потому звучат заявления и президента, и премьер-министра о том, что в действующей ситуации идти на перевыборы категорически неприемлемо. Перевыборы занимают минимум три месяца, плюс формирование коалиции, до этого еще легитимизация депутатов, прохождение всех оспариваний, судебных процедур, после этого опять коалициада, премьериада и назначение нового правительства — это минимум полгода. На полгода запаса прочности у Украины нет. Именно поэтому сейчас нужно все-таки определиться — либо действующему правительству дать карт-бланш, либо формировать новое.

Вы видите предпосылки к тому, что политики договорятся между собой?

Хоть амбиций слишком много у основных игроков, но все прекрасно понимают — у них выбора нет. Это основная предпосылка. Они обречены на то, чтобы договариваться.

С чего можно начать развитие экономики страны?

Развитие может начаться только если мы будем создавать в стране точки роста и финансировать их. За счет чего их можно финансировать? Это внутренний рынок и внутренний ресурс, в том числе Национального банка. Что бы нам не говорили с точки зрения классики, в том числе МВФ и так далее, но давайте посмотрим на практику, которая была использована как федеральной системой, так и европейским центробанком. По сути, за счет эмиссионного источника, но формировался внутренний ресурс для финансирования инвестиционных проектов. Мое глубочайшее убеждение — пока банковская система в Украине не сможет и не начнет давать реальный ресурс средний и долгосрочный для кредитования, для развития, для инвестирования, никаких других внешних ресурсов инвесторов мы привлечь не сможем. Любой инвестор будет смотреть в первую очередь на то, насколько мы сами готовы рисковать.

Безусловно, Национальный банк должен будет создавать инструменты, которые бы позволили банковской системе выйти совершенно на другие возможности по кредитованию. В сегодняшней ситуации, когда стоимость ресурсов в лучшем случае 23-25%, с непониманием перспектив валютных рисков, безусловно, либо очень короткие займы могут быть, либо очень рискованные. Банковскую систему и так штормит достаточно сильно, и ввязываться в рисковые проекты люди не будут.

Почему госдолг страны увеличивался, но кредиты не дешевели?

Государственный долг формируется не для того, чтобы получить ресурс, которым финансируется экономика, которым финансируется финансовый сектор. Госдолг формируется в виду дефицитности бюджета, когда расходы бюджета превышают доходы. Для того, чтобы эти расходы покрыть, государство берет в долг, и те деньги, которые взяты в долг, идут на покрытие банально этого разрыва. Если говорить именно о финансовом секторе, то и сам финансовый сектор, и корпоративный сектор также достаточно активно выходили на внешние рынки, заимствовали, но сегодня очень многие из них, и вы видели это в том числе в новостных лентах, имеют огромные проблемы с обслуживанием этих долгов.

Те активы, которые были в Крыму, например, в Донецкой, Луганской области, либо сейчас полностью потеряны, либо многие их них разрушены, ко многим нет доступа, и это удар как по корпоративному сектору, так и по банковскому. Плюс, безусловно, не всегда все чисто происходило. Поэтому сейчас Национальному банку необходимо менять как монетарную, так и валютно-кредитную политику, и создавать возможности для роста, для развития экономики. Национальный банк говорит о том, что это не их задача, их задача — удерживать уровень инфляции. Но уровень инфляции удерживать, не имея базы, не имея экономики, не имея, собственно говоря, возможности формировать в том числе адекватные предложения, это невозможно, это не прямая задача, она производная. Но без этой производной задачи сегодня, мое глубочайшее убеждение, нам дальше не сдвинуться.

За счет чего подешевел доллар?

Курс в Украине определяется не в виду каких-то рыночных механизмов. Это нормальное психологическое состояние участников рынка. Давайте не забывать, что все-таки в Украину зашли деньги, в том числе 300 миллионов от Японии. Это может влиять на курс? – Безусловно. То есть ресурсы в стране увеличились, деньги зашли в государственный бюджет, Министерство финансов, а Минфин свои счета держит в Национальном банке. То есть резервы Национального банка, как следствие, выросли. На прошлой неделе Национальный банк выходил на межбанк и покупал валюту, тем самым увеличивал резервы. Поэтому сейчас, имея, в том числе достаточно неплохую возможность для продления программы с МВФ, ожидания у людей достаточно неплохие. Другой вопрос — будут ли эти ожидания чем-то подкреплены.

Какие действия должно предпринять правительство для закрепления результата?

Сейчас от правительства нужны простые действия — это договориться политически о том, что и кто будет субъектом. Как только это произойдет — у нас есть субъект, мы продолжаем наше сотрудничество. МВФ как светофор, который дает либо красный, либо зеленый свет для всех остальных финансовых учреждений. Не имея на сегодняшний день программы продления с МВФ, мы, как следствие, не имеем доступа к деньгам Европейской комиссии, к деньгам США, к деньгам Мирового банка, Европейского банка. Как только мы этот зеленый свет получаем в виде продления программы, мы получаем доступ к этим ресурсам, к этим возможностям. Предложение валюты на внутреннем рынке значительно увеличится, этот ресурс будет направлен на определенное потребление — как инвестиционное, так и социальное — что будет толчком и для развития экономики, а с другой стороны погасит определенные ожидания и потребность в валюте.

Год закончился финансовый, сейчас многие, в том числе иностранные, компании, которые инвестировали в Украину, не имеют возможности получить доступ к валюте и выплатить дивиденды. Поэтому отложенный спрос достаточно большой. Но опять же, все видят, прекрасно понимают политику Национального банка, и этот отложенный спрос пока не предъявляют, скажем, к реализации.

Как вы относитесь к тому, что на руководящих должностях в экономическом секторе находятся иностранцы?

В такой 45-миллионной стране, как Украина, достаточно большое количество специалистов. Привлекать иностранцев в качестве консультантов, которые имеют какой-то опыт, в том числе в реформировании тех или иных отраслей, необходимо, тут сомнений нет. Но когда украинец не может претендовать ни на одну руководящую должность, я считаю, что это неадекватная практика. Мне кажется, что и у президента, и у премьера, наверное, была мотивация добавить свежего воздуха, новой крови в систему госуправления. Других мотивов я пока не вижу. Но приглашать людей на ключевые посты, которые при этом не имеют опыта работы на подобном уровне, мне кажется, было ошибкой.

Что лично вам удалось изменить к лучшему?

Две вещи. Первая — это наведение порядка в публичных финансах. Казначейская система работает и выполняются все платежные поручения, как по центральному уровню, так и по системе всех клиентов. С другой стороны мы провели так называемую бюджетную децентрализацию. И тот эксперимент, на который мы пошли, и риски, которые в начале этого процесса заставляли быть осторожными, все равно позволили выйти на то, что практически все местные бюджеты на сегодняшний день получили возможности самостоятельно планировать свои бюджеты и самостоятельно их расходовать. До 1 января 2015 года как исполнение, так и планирование, а потом уже и кассовое обслуживание бюджетов всех уровней происходило в ручном режиме через Министерство финансов.