Информация о работе Дали Поликарповны на КГБ ходит уже не один год

203

Джеймс Босуэлл, комментируя высказывание Самуэля Джонсона о том, что «патриотизм – последнее прибежище негодяев», справедливо заметил: «полагаю, что он не подразумевал реальной и щедрой любви к нашей стране, но имел в виду тот патриотизм, который так многие, во все времена и во всех странах, делали прикрытием личных интересов». То есть речь не идет о том, что каждый, кто называет себя патриотом, является негодяем. Но для многих негодяев порой не остается ничего иного кроме как провозгласить себя патриотами.

Президент Литвы Даля Грибаускайте позиционирует себя как самоотверженного борца за литовские национальные интересы, а также против наследия СССР и не в меру активной внешней политики путинской России. Нельзя сказать, что это плохо само по себе. Но не следовало ли бы всем её искренним соратникам по борьбе на том или ином из этих фронтов проследить за чистотой своих рядов? Ведь есть основания полагать, что показной литовский патриотизм, антисоветизм и антироссийская позиция Грибаускайте не имеют ничего общего с её реальными убеждениями и деятельностью.

Информация о работе Дали Поликарповны на КГБ ходит уже не один год. В частности всплывали данные о еёработе на ленинградской режимной фабрике, которая курировалась КГБ, свидетельства бывшего сотрудника КГБ о том, что Грибаускайте была завербована генералом Чебриковым в 1981 году, а курировал её работу Филипп Бобков, воспоминания члена ЦК КПСС о её роли в советско-германском секретном плане относительно судьбы Прибалтики, информация о таинственном «исчезновении» архива КГБ на Грибаускайте, и наконец запрет польской книги о ее связях с КГБ.

Но совсем недавно это дело обросло новыми подробностями. И вопрос касается не только репутации госпожи президента, но и возможных последствий со стороны литовского законодательства, а именно таких, как люстрация и уголовное преследование. Один из отцов современной литовской государственности, сигнатар Акта о восстановлении независимости Литвы Зигмас Вайшвила, ранее уже инициировавший импичмент президента по вышеуказанной причине, в прошлом году занялся расследованием посещения Далей Грибаускайте США в составе делегации советских дипломатов в 1991 году. Загвоздка, по словам Вайшвилы, бывшим в те годы литовским вице-премьером, состоит в том, что Литва не посылала Грибаускайте в США. И не только из-за отсутствия денег, но еще хотя бы потому, что в Литве на то время не было американского посольства, которое могло бы выдать ей визу. Следовательно, послать будущего президента Литвы в США могла только Москва.

Для того что бы прояснить вопрос с помощью советских архивов, Зигмас Вайшвила написал официальное обращение в МИД РФ и российское посольство в Литве. Но Россия, которая, казалось бы, должна быть заинтересована в том, чтобы дискредитировать свою непримиримую оппонентку в лице президента Литвы путем раскрытия соответствующих архивов, вместо этого занимается тем что «прикрывает» её.

«Уважаемый г-н Вайшвила, Ваши обращения в Министерство иностранных дел Российской Федерации, а также Посольство Российской Федерации в Литовской Республике от 23 марта 2015 года относительно предоставления сведений о возможной работе г-жи Дали Грибаускайте в Посольстве СССР в США в 1991 году внимательно рассмотрены. Согласно статье 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года №152-ФЗ «О персональных данных» операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом… Таким образом, информация, затрагивающая персональные данные г-жи Д. Грибаускайте, может быть запрошена только самой г-жой Д. Грибаускайте» – таков официальный ответ, полученный Вайшвилой от российского посла в Вильнюсе.

Но может быть настоящая причина отказа состоит в том, что в российских архивах на самом деле и не содержится никакой опасной для Дали Грибаускайте информации и все это лишь слухи? Чтобы проверить это, сигнатар Вайшвила попросил саму госпожу Грибаускайте закрепить своей подписью разрешение на раскрытие ее персональных данных. И вот совсем недавно, 15 января 2016 года Даля Грибаускайте дала свой официальный ответ на указанных запрос, в котором она отказывается дать разрешение на раскрытие архивной информации о своей работе в посольстве СССР в США.

«Оказалось, что президент ответила в письме от 15 января, сообщив в письменной форме, что в своём согласии категорически отказывает. Отвечая на вопрос о причинах отказа, в президентуре заявили, что каких-либо комментариев по этому вопросу никогда не будет» – сообщает литовский портал Ekspertai.eu.

Значит, как власти РФ, так и президент Литвы намеренно скрывают одну и ту же, столь важную для общественности информацию. И если россияне поступают так под предлогом существования их собственных нормативных актов, запрещающих им разглашать данные в одностороннем порядке, то госпожа Грибаускайте отказывается даже комментировать причину своего отказа, и это прямо указывает на то, что причина не является уважительной и обвинения со стороны Зигмаса Вайшвилы не беспочвенны. А разве можно полагаться, то ли в деле защиты литовских национальных интересов, то ли международного сдерживания путинской России на человека, который сначала предал людей, на которых доносил в КГБ, потом предал тех, кому доносил? И неизвестно, закончилась ли эта череда предательств.

Но, слава богу, у Дали Поликарповны, всегда найдется надежный и беспроигрышный аргумент. Ведь она так или иначе принимает участие в геополитическом конфликте с Россией, а значит все это могут быть происки российских спецслужб. Которые почему-то не могут принудить российский же МИД тем или иным способом раскрыть архивные материалы без согласия Грибаускайте. Однако гибридная война Путина всё спишет. И падение литовской экономки, в том числе лидерство по дефициту торгового баланса среди стран Прибалтики, а также по темпам падения экспорта среди стран ЕС, и массовый отток населения из Литвы, которая только за последний год потеряла 1% жителей, и конфликт с Польшей и польской диаспорой, выражающийся среди прочего в закрытии польских школ и запрете уличных табличек на польском языке и любые другие действия литовских властей, которые противоречат национальным интересам самой Литвы. Литовские власти не могут похвастаться успехами в борьбе с экономическим кризисом и поэтому переключают внимание общества на другие вопросы, спекуляция на которых тоже не сулит Литве ничего хорошего.

Особую остроту возымело противостояние с польской диаспорой и поддерживающим её польским государством. Оценивая данный конфликт британский Economist назвал литовско-польские отношения наиболее напряженными отношениями между двумя государствами, являющимися членами ЕС. Нарек польско-литовские отношения «худшими в Европе» и в еженедельник «European Voise», который среди прочего констатирует: «Поляки говорят, что литовцы – националисты, а литовцы говорят, что поляки – высокомерны». В связи с этим литовская тематика на некоторое время вышла на первое место и в Польше, заставив говорить о себе все газеты и телеканалы. Дошло до того, что даже посол Польши в Литве Януш Сколимовский стал озвучивать идею забрать у Литвы Вильнюсский край, в Пуньской волости Польши, где живут литовцы, стали закрывать литовские школы, в Вильнюсе произошло осквернение могилы Пилсудского и его матери, а также избиение польского студента.

Конечно попытку литовизации поляков (которая не увенчалась успехом: если в начале 1990–х в польских школах училось 3 тысячи детей, то сейчас — 15 тысяч, а партия Избирательная Акция поляков Литвы во главе с Вальдемаром Томашевским прошла в 2012 году в литовский парламент и оказалась в правящей коалиции, получив пост министра энергетики) можно считать восстановлением исторической справедливости, после столетий полонизации литовцев и их подчиненного положения по отношению к полякам. Тем более, судя по публикациям в польских СМИ (например интервью с профессором Белостокского университета Кшиштофом Буховским) сторонники литовизации рассматривают ее в качестве деполонизации в самом широком смысле слова, когда поляки Литвы считаются ранее ополяченными литовцами. Однако кроме восстановления исторической справедливости Литва имеет и другие, более насущные интересы. И политика Дали Грибаускайте на посту президента противоречит её собственному же понимаю этих интересов, в том числе по отношению к российско-украинскому конфликту. Так оценивает ситуацию бывший посол Литвы в Украине Витаутас Плечкайтис: «Одна Литва, без поддержки и одобрения Польши, мало что сможет сделать при решении вопросов Восточного партнерства во время председательства в Совете ЕС. Голос Литвы при решении вопросов Украины, Грузии или Молдовы будет услышан лишь в том случае, если его поддержит Польша, у которой в ЕС намного больше влиятельных друзей, нежели у Литвы».

«Почему поляки – европейская нация, союзники Литвы в ЕС и НАТО – вызывают у некоторых литовцев такие негативные эмоции? Почему в городе Шальчининкай, где 80% местного населения составляют поляки, на улице, названной в честь польского философа Яна Снядецкого – появляются полонофобские надписи: «Поляки, прочь из Литвы!»? Это ни в коем случае не является единичным случаем. Полонофобия в Литве прогрессирует и это факт» – пишет польский обозреватель Владислав Гулевич.

Показательно, что литовские власти и поддерживающие их политики заявляют, что польская «пятая колонна» работает не на Варшаву, а …на Москву. И это особенно актуально на фоне нынешнего конфликта с разбушевавшейся Россией – тем злом, борьбой с которым можно оправдать все что угодно, в том числе и антипольскую политику. «Провокационные волны — на руку Москве, поскольку раскачивают государственную лодку», — говорит о настроениях польских депутатов литовского парламента представитель консерваторов Мантас Адоменас. В Литве идёт наступление на свободу слова и демократические ценности под прикрытием борьбы с авторитарной Россией, и это происходит при отсутствии там пророссийской оппозиции и сепаратистов, роль которых выполняет польская диаспора, «играющая на руку Кремлю».

Разыгрывание польской карты имеет и вполне прагматичные цели – так легче набрать голоса литовцев на выборах. А все неприятные побочные эффекты этой политики всегда можно оправдать тем, что всякий голос против – это голос агентов Путина, предварительно провозгласив себя борцом против его агрессивной внешней политики. Но можно ли действительно эффективно противостоять имперским амбициям России, если это противостояние используется лишь как своеобразная индульгенция, прикрывающая политику, основанную на лжи для достижения личных и узкокорпоративных целей?

Автор материала: Николай Антонов