Инсулины бесплатно: главные изменения в системе обеспечения пациентов лекарствами

582

Как изменился механизм обеспечения жизненно важными препаратами больных диабетом после введения электронного реестра и как получить инсулин бесплатно или с доплатой – в материале

Каждый сороковой украинец имеет сахарный диабет. Это коварная болезнь, которая формирует образ жизни пациента: если ее не лечат, то она инвалидизирует или убивает. Пациент становится полностью зависимым от препаратов, в данном случае – от инсулинов или сахароснижающих препаратов, без доступа к которым пациент живет меньше, чем мог бы.

С точки зрения государства, обеспечение больных диабетом инсулином — это большие цифры: речь идет о миллиардах. Но есть еще одна важная составляющая – огромная значимость диабета для общества, напоминает Александр Линчевский, заместитель министра здравоохранения.

“Диабет — очень важная общественная проблема. Если не помогать пациенту контролировать его состояние здоровья, болезнь имеет серьезные осложнения, которые требуют длительного и дорогостоящего лечения. А в масштабах страны такие последствия ложатся дополнительным экономическим бременем на бюджет страны, а значит, и на все общество. Все мы с вами как граждане заинтересованы в том, чтобы пациенты с диабетом получали надлежащее лечение”, — говорит он.

Сахарный диабет бывает двух типов: инсулинозависимый и инсулинонезависимый: первого и второго типа соответственно. Пациентов с сахарным диабетом второго типа в пять раз больше, чем больных с первым типом этой болезни. Они обеспечиваются таблетированными препаратами по программе «Доступные лекарства». Лекарства для больных инсулинозависимым диабетом финансируются из двух источников — государственного и местных бюджетов.

Сейчас государство на 75% покрывает затрат на инсулин, говорят в Минздраве. Ожидается, что в следующем 2019 году начнется полное возмещение стоимости таких препаратов.

Больше года в Украине работает реестр пациентов, нуждающихся в инсулинотерапии. Теперь потребность в лекарствах рассчитывается по данным реестра. Кое-кто уже назвал эти изменения революционными, ведь подобного реестра в Украине еще не было. Чем новый механизм обеспечения лекарствами отличается от старого, ранее действовавшего, — Styler РБК-Украина расспросил Александра Линчевского.

«Жизнь пациента не может зависеть от рынка, от лоббизма, от взяток»

«Предыдущая схема обеспечения инсулином работала так: мы давали субвенцию в области. Область проводила тендер, покупала инсулин и раздавала его эндокринологам. Эндокринологи выдавали его пациенту», — объясняет Александр Линчевский.

Такой механизм имел много опасностей. Во-первых, схемы закупок инсулина не исключали коррупционной составляющей, говорит он.

«Давайте говорить откровенно: коррупция в закупках инсулина была. Кроме того, вероятно, инсулины могли закупать по завышенным ценам и по другим причинам. Например, по рыночным. Или по каким-то другим соображениям, закупки не были оптимальными. Не исключался и лоббизм: возможно, некоторые производители тем или иным способом через тендер могли лоббировать свой инсулин», — объясняет заместитель министра.

Александр Линчевский подчеркивает: сейчас гораздо важнее говорить о том, как жизненно важный инсулин доходит до пациента, потому что именно это – самое главное. Ранее, по его словам, здоровье пациента и наличие жизненно необходимого препарата зависело от своевременности тендера, его прозрачности, беспристрастности, от местных политических споров или конъюнктуры.

«В конце концов, это дикость вообще, когда пациент мог получить только те инсулины, которые чиновник в области закупил. Как так может быть? Представим, что умные вдумчивые эксперты закупали только те инсулины, которые были нужны пациентам. Но даже так сам принцип, когда между пациентом и врачом, между болезнью и выздоровлением стояли департаменты, тендерная процедура, коммерция — неправильный», — рассказывает он.

Фото: “Это дикость вообще, когда пациент мог получить только те инсулины, которые чиновник в области закупил” — заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский (moz.gov.ua)

К тому, что такая схема была неправильная по своей сути, склонялись и многие медицинские эксперты, а активисты годами добивались того, чтобы этот механизм изменили.

«Жизнь пациента не может зависеть от рынка, от лоббизма, от взяток, от тендерной процедуры и времени проведения закупки и поставки. Но от всего этого зависел пациент. Так не должно быть! Думая прежде всего о пациенте, мы не можем с этим мириться. Это и стало причиной нашей настойчивости во внедрении реестра», — говорит Линчевский.

«Мы увидели перекосы в стоимости инсулинов в различных областях, в аптечных наценках, в назначениях»

Уже больше года в Украине действует электронный реестр больных диабетом. Как работает реестр? Что в нем можно увидеть?

«Это электронная онлайн-система, идеально защищенная, с идеальным дизайном. Мы были первыми, кто сделал подобное на таком уровне. Других реестров в Украине, так сделанных и так защищенных, до того не существовало. Реестр действительно замечательный!” — уверен Линчевский.

Реестр сделан таким образом, что каждый видит в нем лишь ту информацию, которая его касается.

«Это не “расшаренная” на всех Excel-табличка! В аптеке, пользуясь электронным реестром, видят только фамилию человека и рецепт — только то, что им нужно. Врач видит только своего пациента, а не чужого. Вы как посторонний человек не сможете узнать, у кого лечится какой-то пациент, какой инсулин он принимает и в какой аптеке его покупает. Через реестр этого узнать невозможно. То есть информация очень хорошо защищена», — объясняет он.

В реестре есть информация о каждом враче, каждом пациенте, каждой аптеке, каждом рецепте.

Фото: Как бесплатно получить инсулин? Инфографика Минздрава (moz.gov.ua)

«Теперь мы можем все это посчитать. И когда мы стали это считать, то увидели, как можно помочь пациенту лучше. Мы видим, сколько времени пациент идет от врача к аптеке. И эти данные можно анализировать. Мы наконец получили надежный источник аналитической информации для эффективных управленческих решений», — рассказывает Александр Линчевский.

В отличие от бумажных отчетов, телефонных звонков и советской статистики, теперь доступна информация о количестве пациентов, врачей, аптек, подключенных к реестру, о назначении и о деньгах — в целом об обеспечении инсулином каждого.

«Сейчас в этой сфере мы имеем идеальную базу для аналитики. Имея реальные данные для аналитики, управленец может принять идеальное решение, которое будет удовлетворять пациента. Мы увидели так называемые «мертвые души», сознательно или бессознательно внесенные. Их около 31 тысячи, по состоянию на октябрь 2018 года. Мы увидели перекосы в стоимости инсулинов в различных областях, в аптечных наценках, в назначениях. Мы знаем, какие врачи в каких областях чего больше назначают. Это важно даже не с точки зрения «поймать коррупционера», а с точки зрения принятия решений, важных для пациента», — добавляет Линчевский.

«Пациент наконец-то начал получать то, что ему нужно»

Как именно реестр работает по состоянию сегодня?

«Области на обеспечение пациентов инсулином на 2018 год подали потребность в сумме более 1,6 млрд грн, а согласно данным реестра получилось чуть больше 900 млн. Есть области, которые еще не всех пациентов внесли в реестр, которые опаздывают. Даже если сумма дойдет до миллиарда, то все равно мы сможем утверждать об экономии не менее 400-500 млн грн, в масштабах государства – это колоссальная цифра», — объясняет он.

И все равно, по словам Линчевского, дело здесь даже не в сэкономленных миллионах гривен.

Фото: “Не исключался лоббизм: возможно, некоторые производители тем или иным способом через тендер могли лоббировать свой инсулин” — Александр Линчевский (pixabay.com)

«Сейчас речь не о миллиардах, хотя действительно больше средств будет оставаться в центральном и местных бюджетах, а о совсем другой свободе пациента и здоровых отношениях между пациентом и врачом», — добавляет Александр.

Как теперь пациент может получить инсулин бесплатно?

«Теперь пациент приходит к врачу и тот назначает именно то, что нужно пациенту. Он идет в аптеку и там бесплатно или с небольшой доплатой получает лекарства. Пациент наконец начал получать то, что ему нужно, и получает это своевременно и в том объеме, который ему нужен. Вот это и есть задумка реестра, вот так должно быть и вот так оно в большинстве областей уже есть», — подчеркивает Линчевский.

Сейчас в реестр на местах вносят все меньше ложных данных, поскольку реестр уже нельзя обойти, уверяет он.

«В результате постоянного совершенствования технической работы реестра схем, как обойти реестр, становилось все меньше и меньше. Сейчас его обойти уже нельзя. В итоге пациент стал независимым от факторов типа «Ой, не закупили» или от того, что какая-то фирма хочет пролоббировать именно свои препараты инсулина. Сегодня, если в одной аптеке нет нужного инсулина, пациент идет в другую и берет его там. Раньше человек сделать этого просто не мог: его буквально ставили перед фактом и давали только тот инсулин, который закупили на местном уровне, хотя препарат мог человеку вообще не подходить или вызывать массу побочных эффектов и часто — тяжелые осложнения. Местная власть должна выполнять свою задачу по обеспечению инсулинами на местах, центральная власть свою часть задач выполняет в полном объеме», — говорит Линчевский.

Препараты инсулина закупают за средства центрального и местного бюджетов. Государство за год покрывает большую часть потребности в инсулинах из государственного бюджета, остальное должны профинансировать органы местного самоуправления.

В 2018 году объем медицинской субвенции на возмещение стоимости препаратов инсулина составляет около 701 млн грн, что превышает показатели прошлого года и составляет около 75% от реальной потребности в целом по Украине.

Фото: Раньше в регионах закупали инсулин, который мог человеку вообще не подойти и вызвать массу побочных эффектов и часто – тяжелые осложнения (pixabay.com)

Госбюджет никогда не покрывал 100% потребность в обеспеченности пациентов инсулинами: местные бюджет дофинансируют разницу. Гражданам нужно требовать от местных органов самоуправления, которые они выбирают на местах, эффективного бюджетного планирования и распределения финансирования для бесперебойного обеспечения инсулинами пациентов.

«Средства на обеспечение пациентов препаратами инсулина ежегодно увеличиваются. С 2014 года после старта децентрализации все деньги остаются в местных бюджетах. Из государственного бюджета деньги на инсулины предоставляются вовремя, и их больше, чем в предыдущие годы. Из местных бюджетов лишь доплачивают то, чего не хватает», — уверяет Александр Линчевский. — Нам известно о проблемах, возникающих на местах, о жалобах пациентов, которым в аптеках не выдают инсулины. Очень важно понимать: нет проблемы отсутствия препаратов инсулина в аптеках. Подавляющее большинство проблем с якобы отсутствием инсулинов сегодня возникают именно из-за НЕвозмещения местной властью аптекам стоимости необходимых пациентам препаратов».

Как говорилось ранее, внедрение реестра выявило много манипуляций. Мы спросили Александра, не угрожали ему лично после или в процессе того, как реестр ввели.

«Изменения всегда даются тяжело, особенно когда ломают коррупционные схемы. Да, были угрозы. Мы точно не знаем, кто и почему угрожает. А вот самая свежая угроза, которая была – обещали сломать ноги за то, что мы ввели требование для абитуриентов сдавать физику или математику для поступления в медицинский университет. Смс с подобным содержанием мне персонально приходила. Это обычное дело. Нас часто упрекают, что с нами “договориться” нельзя», — говорит он.

Катерина Гончарова