Интерпретационные потери

185

Президент Украины Петр Порошенко снова стал жертвой оголтелых интерпретаторов, которые буквально на глазах превращаются в государственную проблему куда более опасную, чем коррупция, потому что с коррупцией Петр Алексеевич борется, главным образом, путем рассказывания интересных историй о первых шагах, а интерпретаторам только того и надо.

Петр Порошенко, Президент Украины, защита Родины от газеты New York Times, американская площадка; Фейсбук:

«Я извиняюсь, мне известна эта статья. И я хотел бы четко абсолютно прокомментировать, что на сегодняшний день против Украины проводится гибридная война, в том числе и через механизмы распространения информации, которые дискредитируют Украинское государство».

«Мне досадно, что мои слова о публикации в респектабельной «New York Times» были неверно интерпретированы. Сам читаю это издание и уважаю позицию его редакционного совета. Соглашаюсь, нам в Украине нужно еще много сделать, в том числе в преодолении коррупции. Первые шаги уже сделаны. Но подчеркиваю: я защищал и буду продолжать защищать Украину на всех возможных для этого площадках».

Защита Украины на всевозможных площадках, в том числе и офшорных, не говоря уже о трастах с безупречной репутацией (поезжайте в Киев и спросите, что делал траст до панамского скандала, и вам ответят, что траст был слепой, Шура!), для Петра Алексеевича всегда была священным долгом, а за священный долг Петру Алексеевичу вполне естественно положены некоторые моральные льготы. Например, когда речь заходит о коррупции, то ответственный человек, понимающий всю глубину размаха, с которым Порошенко положил на алтарь, с хорошо сдержанной горечью говорит, что да, есть еще, конечно, коррупция в стране, но за два года президентства Петр Алексеевич уже прорастил первые ростки, получил первые всходы и сделал первые шаги по направлению к борьбе с коррупцией, и когда-нибудь обязательно до нее, борьбы, дойдет, скорее всего, к концу первого срока, и вот уже на втором сроке так уж точно понесутся от той коррупции клочки по кочкам.

Хороший, в общем, способ, проверенный, так в Украине все президенты делают, один только Янукович со своим каленым железом не успел, и то не по собственной вине. Тут главный секрет в том, чтобы правильно рассчитать силы и не впасть в преждевременную дерегуляцию, как любимец публики Саакашвили, который еще в октябре прошлого года, возможно, несколько перебрав с белым сухим порошковым, бескомпромиссно заявил: «В ближайшие дни и недели Президент Порошенко приступит к очень радикальным и неотложным реформам, чтобы жертвы наших героев на фронте не оказались напрасными. Мы ждем больших изменений… В политику приходит очень много молодых людей, которые безвозвратно изменят Украину в лучшую сторону».

С тех пор «очень много молодых людей» уже утекло из политики обратно, радуясь, что на своих ногах, — остался один сплошной Гройсман, который, очевидно, и стал самой радикальной и неотложной реформой президента Порошенко, безвозвратно изменившей Украину в лучшую сторону. Видимо, именно поэтому в стране так активизировались агенты Путина — безответственные люди, которые не только говорят о коррупции, но и начинают называть ее пофамильно, подрывая таким образом институты государства и Петра Алексеевича лично, — нельзя же считать простым совпадением, что на каждый коррупционный скандал ставка верховного главнокомандующего решительно отвечает новостью о том, что с минуты на минуту ожидается наступление русских на Чернигов или, в крайнем случае, Волноваху.

Таким образом, когда в New York Times появилась редакционная колонка об украинской коррупции, в которой была упомянута фамилия самого Порошенко, и вовсе не в качестве непримиримого борца с пагубным наследием «послидовников попередников», а совсем даже наоборот, Петр Алексеевич «абсолютно четко» отреагировал единственно привычным для себя в таких случаях способом — начал рассказывать о том, что против Украины проводится война, и едва не принялся перечислять танковые дивизии противника по периметру границы, которые вот-вот сровняют с землей древний город Винницу, а вы тут лодку качаете, шкуры продажные.

Разумеется, Порошенко вовсе не желал неприятностей с «респектабельной» газетой, да и сам вряд ли верил в то, что одно из самых влиятельных изданий в США продает редакционные колонки кому попало, иначе там давно бы уже публиковались избранные главы из будущих книг Бориса Ложкина «Пятая республика» и «Шестая республика», не говоря уже про седьмую, — с таким же успехом можно было предположить, что русские купили сразу Обаму, тайно отправив ему через знаменитый чемоданчик Керри заманчивое предложение поработать на пенсии, допустим, сторожем в компании «Роснано», потому что в «Газпроме» сейчас уже не модно.

Однако, как бы Петр Алексеевич ни тщился поблагодарить New York Times за принципиальную позицию и внимание к украинским проблемам, тем более что ничего нового, по крайней мере для украинцев, в колонке и не написали, язык Порошенко сам по себе зазмеился по привычному пути разоблачения агентуры ФСБ, на сей раз свившей себе гнездо не только в среде «депутатов-журналистов» БПП, но и на самом, казалось бы, передовом рубеже американской демократии.

К сожалению, злой рок распорядился так, что президента неправильно поняли и, в конце концов, неверно интерпретировали, хотя, казалось бы, «четкий абсолютно комментарий» Петра Алексеевича по поводу статьи в New York Times ясно гласил: «Против Украины проводится гибридная война, в том числе и через механизмы распространения информации, которые дискредитируют Украинское государство». Совершенно очевидно, что Порошенко таким образом выразил свое глубокое уважение к респектабельному изданию и к позиции его редакционного совета, сам New York Times постоянно читает и другим рекомендует, с упреками в коррупции согласен, но просит уважаемую редколлегию обратить внимание, что уже сделал «первые шаги» и скоро сделает вторые (хотя и не понятно, зачем ходить вокруг коррупции, если уж собрался ее преодолевать).

Трудно себе даже представить, как можно было интерпретировать слова Петра Алексеевича таким извращенным образом, чтобы кто-то подумал, будто Петр Алексеевич должен перед кем-то там теперь извиняться, тем более за то, что с пеной у рта защищал родину на всех площадках — даже на тех, где любой разумный человек, приехавший выклянчить еще немножечко денег, ведет себя соответствующим образом и уж, по крайней мере, без особой нужды не быкует.

Сложно также понять, почему сторонники Порошенко, в свою очередь, решили, что он уже извинился перед авторитетной американской газетой, если Петр Алексеевич просто сказал, что ему «досадно», а на самом деле во всем виноваты неправильные интерпретаторы. Вот уж кто преследует Петра Алексеевича по пятам еще с тех времен, когда он пообещал восстановить за свой счет брусчатку на Грушевского и сразу забыл. Ну забыл человек и забыл, зачем же сразу интерпретировать? Какая брусчатка? Кто обещал? Какие волонтеры, без которых Петр Алексеевич все равно бы победил, только не так быстро? Какая еще тысяча гривен в день для участников АТО, когда на самом деле Петр Алексеевич имел в виду «боевой» день, и попробуй потом докажи, что ты там был и получил ранение не во сне или в пьяной драке с тещей. Оголтелое интерпретаторство — вот настоящий корень всех зол Украины, оно куда опаснее коррупции, которую Петр Алексеевич и так уже практически с первых шагов успешно преодолел. И если вдруг случится так, что в один прекрасный день в стране вообще ничего не останется, это будет значить только то, что президента кто-то снова неверно интерпретировал.

Автор материала: Василий Рыбников