Инженера одной из румынских компаний уволили за переписку с любимой

133

На самом ли деле Европейский суд по правам человека позволял увольнять работников за сообщения в Facebook, написанные в рабочее время?

Сегодня многие буквально живут социальными сетями, начиная публиковать свои сообщения и лайкать чужие едва ли не с первыми лучами солнца и заканчивая эту бурную деятельность поздно ночью. Поэтому неудивительно, что информация о том, что за сообщения, написанные в рабочее время, могут уволить, смутила многих. Вызвала такую обеспокоенность новость о том, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) якобы вынес решение, которым разрешил увольнять с работы за сообщения в Facebook, написанные в рабочее время. Правда, украинские юристы советуют не поднимать бурю в стакане воды.

Суть кроется в деталях

Для начала следует обратить внимание на информацию, прозвучавшую в отечественных СМИ. В сообщении говорилось о том, что ЕСПЧ якобы отклонил иск румынского инженера о его увольнении с работы за размещение личных сообщений на своей странице в социальной сети Facebook в рабочее время. Как определили судьи Малой палаты ЕСПЧ, работодатель имеет право проверять, как его сотрудники на рабочем месте выполняли свои служебные обязанности и не использовали ли компьютер компании для частных целей. Ссылались коллеги на Deutsche Welle. Однако юристы утверждают, что эта информация не соответствует действительности.

«На самом деле все происходило так: инженера одной из румынских компаний уволили за переписку с любимой в Yahoo-мессенджере. Однако он считал это решение ошибочным и обратился в ЕСПЧ, — рассказывает специалист в сфере защиты прав в ЕСПЧ Андрей Кристенко. — Но следует понимать, что в этом решении есть множество нюансов. Прежде всего, в компании существовали четко установленные правила, согласно которым запрещено использовать рабочий компьютер, интернет, за который платит работодатель, и электронную почту в личных целях. Государство, выступавшее оппонентом в этом деле, предоставило информацию, что якобы сотрудники этой компании подписывали документ, которым работодатель информировал их, что уже был уволен человек по подобной причине. То есть за использование рабочего интернета в личных целях. При рассмотрении дела суд пришел к выводу, что в этой ситуации нарушена приватность корреспонденции и жизни. Однако суд отметил, что поскольку у компании были внутренние правила, запрещавшие личную переписку, то решение об увольнении было оправдано».

То есть это решение не означает, что в похожей ситуации по Украине оно будет аналогичным. Все зависит от деталей дела.

«Во-первых, Facebook здесь ни при чем. Во-вторых, у нас не переводятся решения Румынии против Украины, в то же время все решения ЕСПЧ являются источником права для отечественных судов, — говорит А. Кристенко. — Хотя после того, как была обнародована ложная информация, некоторые судьи, вынося решения в подобных случаях, могут вспомнить неправдивое сообщение в СМИ. Ведь представители Фемиды, наверное, не будут искать оригинал решения и читать его, тем более на английском языке. Вместо этого они запомнили громкие заголовки медийщиков, которые, не выяснив сути дела, подали недостоверную информацию».

Спасает старый кодекс

«Это решение ЕСПЧ не имеет прямого отношения к Украине, ведь у нас немного другая правовая система, и это спасает многих работников. Также значительная часть директив ЕС по интернет-политике не распространяется на Украину, — разъясняет юрист Виталий Дудин. — К тому же, у нас не принят новый Трудовой кодекс, позволяющий контроль выполнения трудовых обязанностей с помощью технических средств. И еще такой момент: в Украине стоимость оплаты труда самая низкая в Европе, поэтому ставить дополнительные требования корпоративной лояльности к сотрудникам, по моему мнению, аморально. Кодекс законов о труде (КЗоТ) утверждает, что работодатель не имеет такого права, как мониторинг соцсетей для выяснения, чем вы занимаетесь в рабочее время в интернете. Он не должен снимать рабочий процесс на видеокамеру и осуществлять аудиозапись. Это общее правило, которое следует из Конституции, где прописан запрет на вмешательство в частную жизнь и сбор информации против воли человека».

Также стоит упомянуть действующий Кодекс законов о труде. В нем не прописано право работодателя контролировать процесс выполнения трудовых обязанностей, но там сказано, что зарплата зависит от результатов работы. Так, руководство контролирует результат работы, а не сам процесс ее выполнения. Согласно КЗоТ, работодатель должен способствовать созданию надлежащих условий труда подчиненных. Наконец, работодатель имеет много других средств воздействия на работника. В том числе и пересмотр нормирования труда в сторону увеличения.

Собирать информацию о человеке, если он на это не давал согласия, нельзя. Это закреплено в законе «Об информации». Этот нормативный акт запрещает собирать информацию о человеке, особенно конфиденциальные данные, без его согласия, кроме случаев, определенных законом.

В то же время работодатель имеет право применять дисциплинарные механизмы, определенные в КЗоТ (нормирование, аттестация, выговор, уменьшение зарплаты, лишение премии).

«Рассматривая какие-то ограничения прав работников, работодателям стоит понимать простой принцип: устраиваясь на работу, мы продаем только рабочую силу, — отмечает В. Дудин. — Например, судья, который выступил с особым мнением по этому решению ЕСПЧ, заявил, что наша частная жизнь не заканчивается, когда мы переступаем порог офиса. Более того, граница между работой и внерабочим временем довольно условна. Есть многочисленные социологические исследования, согласно которым 60% офисных работников в нерабочее время проверяют свою служебную почту. То есть получается, если они выполняют какие-то задачи в выходной, то имеют право читать частную корреспонденцию в рабочее время, если это, конечно, не подрывает финансового благополучия компании».

Незаконный компромат

Не позволяет отечественное законодательство увольнять сотрудников с работы по личным мотивам. Под это определение попадает не только увольнение тех, кто не нравится лично руководителю, но и аргументированное «неправильностью» сообщений в соцсетях. В этой ситуации сразу вспоминаются призывы ряда общественных активистов, которые требовали лишить должностей некоторых новых полицейских за их старые высказывания в соцсетях. На самом деле эти работники были уволены, вот только по собственному желанию. А было ли это желание действительно собственным, или кто-то «посоветовал» так поступить — этот вопрос останется открытым.

Юристы утверждают, что сбор компромата через соцсети незаконен и правовых оснований для увольнения не несет. Следует понимать, что, во-первых, эти сообщения не являются источником доказывания, во-вторых, человек не может подвергаться дискриминации за свои взгляды.

Вот только некоторые работодатели в последнее время вместе с резюме просят предоставлять и ссылку на профиль в Facebook. Очевидно, это делается для того, чтобы исследовать, скажем так, мысли и настроения потенциального сотрудника. И здесь уже, несмотря на незаконность подобных требований, человек для себя определяет, стоит ли ему соглашаться с такими требованиями потенциального работодателя или нет.

«Если работа действительно достойная, то я бы советовал предоставить ссылки, хотя работодатель не должен требовать такую информацию, — говорит В. Дудин. — Ну, а если такие требования предъявляются претендентам на должность, например, в новую полицию, то все законно. Ведь об этом нюансе там позаботились, введя при аттестации ряд субъективных категорий оценки — нравственность, добросовестность, патриотизм. Таким образом чиновники предусмотрели возможность отклонять некоторых претендентов на должности так, чтобы это выглядело легитимно в глазах общества».

Наконец, эксперты советуют сотрудникам помнить, что слово не воробей, поэтому перед тем, как что-то написать, нужно хорошо подумать, стоит ли. А вот руководству компаний желательно еще при приеме на работу предупреждать сотрудников о возможном увольнении из-за использования рабочих ресурсов (почта, интернет, мессенджеры) для собственных нужд. Лучше оформлять это письменно, иначе потом будет трудно доказать, что такое требование существовало.

Автор материала: Екатерина Полищук