Ищите Джокера в краплёной и замасленной колоде карт

5234

Тайны политтехнологических интриг настолько перезаиграны, что хоть тасуй, хоть не тасуй… Меняются лишь имена жертв и заказчиков, а сюжет — он вечный. И на крутых поворотах от серии к серии важно приостанавливаться и задумываться: ищите трете заинтересованное лицо. Изо всех третьих — ищите женщину. Изо всех найденных определите: кому выгодно?

А ТЕПЕРЬ — ВНИМАНИЕ: СРАЗУ ЖЕ ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ

Политтехнологический бизнес выгоден лишь тем, кто заказывает музыку на выборах. Если в этом бизнесе что-то да срывается, политтехнологическую структуру просто рвут на части. Заинтересованные и очень заинтересованные. Финансово либо … посерьёзнее даже. Как бы чего не всплыло!

Ситуация, о которой речь, взывает к тому, чтобы мы вспомнили: как минимум — «О мёртвых хорошо или никак», а как максимум — просто вникли в ситуацию. По существу. В результате выиграют все. Без вины обвиняемый — и бизнес чужой отжимающие, править которым не по уму и сердцу.

Напомним для начала, что по СМИ прошлой зимой прошла информация о «…страшной автомобильной аварии… Погиб известный PR-специалист и политтехнолог Сергей Лященко… Но многие знали его просто как хорошего человека, верного друга и наставника…»

Далее следует абсолютная дезинформация. О том, что погубил хорошего человека, верного друга и наставника неблагодарный воспитанник, погрязший во грехах, свойственных скорее… Ой, а как же «О мёртвых хорошо или никак»?

Да не получится, чтобы никак, поскольку правда превыше всего. За дачу ложных показаний, как известно…

Отметим сразу, что в нашем деле многое покрыто мраком неизвестности.

Пока.

Но вот всё то, что скажем далее, правда. Которую следует считать за точку отсчёта в поиске дальнейшей информации.

ПОЛИТТЕХНОЛОГИ ПОКА ВО СПРОСЕ

Их бизнес был востребован вполне. Умели два товарища, дополняя друг друга, добиваться положительных результатов. Наращивали обороты дел и объёмы недвижимости. Три офиса, где хватало техники плюс к технике обслуги, — это уже само собой о чём-то говорит.

Сергей Лященко был изначально публичнее, поскольку опыт позволял и ко многому обязывал, зато в Алексее Цаценко таилась та самая, образно говоря, невидимая часть айсберга, которая многим кажется черновой работой, хотя… Да так ли это?

Разве может оратор без надлежащего информационно-технологического обеспечения восприниматься за трибуна?

Вопрос риторический.

Лёша не часто составлял компанию партнёру, способному красиво сказать на разных уровнях, от пресс-клуба до кулуарного корпоратива. Работу с клиентурой вела первая скрипка, в лицо узнаваемая и на слух привычно улавливаемая. Второй скрипке отводилась роль вроде бы не менее ответственная, поскольку без усиления основная мелодия — что былинка на ветру. Ансамбль солисту нужен, что и говорить. И тут Алексей был незаменим: умел организовать аж целый оркестр, словно дирижёр какой, каждого вовремя и в нужном направлении ввести в игру, включить, убедить… Очень они ладили с другом — партнёром по деду. Пока Сергей не решил прибрать к рукам долю партнёра в совместном бизнесе, увидев в нём потенциального конкурента. И дело «Лященко/Цаценко=50/50» стало «Лященко/Цаценко=60/40». То ли жадность взыграла, то ли кто-то надоумил, то ли всепреобладающий инстинкт самосохранения взбурнул, поскольку внутренние силы сдавали потихоньку, — мы пока не выяснили. Зато знаем доподлинно, что никаких документов на передел собственности Цаценко не подписывал. И ещё: всё чаще и чаще с некоторых пор стал звать Сергей друга на переговоры, на корпоративы… С чего бы вдруг?

Да всё просто: Сергею стало сложно решать задачи политтехнологического курса наук, поскольку падают уровни продаж услуг по мере степени опьянения исполнителя. Трагедия бизнеса «Лященко/Цаценко» началась исподволь, от искушения жить по принципу «От выборов до выборов». Сергей блистал, пока верилось очень многим в его молодёжный комитет избирателей, в те партии, которые поддерживались его непартийной структурой, а также — в то лучшее, что есть за молодостью. В молодости.

Но переговоры по-корпоративному и просто корпоративы делают своё. Однажды партнёры «Лященко/Цаценко=60/40» очень круто переговорили, скажем так. А душа просила больше, Лященко пошёл по восходящей, которая вроде как «Я требую продолжения банкета!» за доллары. В ресторане баксов не принимали — давай менять…

Поехали! В ночь с 23 на 24 февраля за рулём автомобиля Мазда 6 был Алексей Цаценко. Его старший партнёр дожидаться вызванного такси не стал, обязав Алексея сесть за руль в нетрезвом состоянии. Так надо.

…Надо, значит — надо…

Кто бы мог предположить, что лишь один поворот изменит всё столь круто?

Зачем Сергей буквально рванул за руку водителя, когда не следовало вообще менять путь следования?

Сергей в ту ночь ехал на переднем пассажирском сидении. Пытался командовать процессом, ибо привык всегда командовать. За рулём был Алексей, который «…Надо, значит — надо…» Кому было надо, чтобы на проспекте Пушкина машина влетела в электроопору и превратилась в груду металла, все внимательно читающие уже поняли.

Сергей Лященко получил серьёзные травмы, не совместимые с жизнью.

ТРАВМЫ ПОЛУЧИЛ И ВОДИТЕЛЬ

Алексей в абсолютно шоковом состоянии заметался, увидев и кровь, и разбитую машину… Своей боли не чувствовал, уходя куда-то в никуда, даже не понимал, чью кровь растирает по лицу, свою либо чью-то, ещё и слёзы, кажется, осолевали губы… Ужасно!!!

Он лично остановил проезжавший мимо полицейский патруль и попросил у полицейских о помощи. Допрошенные затем в суде (разумеется, как свидетели) сотрудники патрульной полиции Александр Куцоконь и Артём Колесник это подтвердили. Но кому-то было выгодно выставить Алексея в дурном виде. Этот кто-то распустил через заангажированные СМИ дезинформацию, что якобы проезжающий мимо патруль полиции сам вернул Алексея на место аварии.

Затем в сопровождении правоохранителей Алексея отвезли в городскую больницу скорой помощи на Антоновича (Свердлова). Пациент был в тяжёлом состоянии. Многое до сих пор не может восстановить в памяти. Казнит себя за то, что повиновался начальнику, взялся за  руль пьяными руками…

Затем был суд и избрание Бабушкинским районным судом Днепропетровска меры пресечения в виде домашнего ареста, которую, разумеется, Алексей не нарушал. Продолжалось так недолго. Вскоре уже Алексей Цаценко (но уже в Красногвардейском районном суде Днепропетровска, где председательствующим по уголовному делу был определён судья Денис Григоренко) защищался от надуманных обвинений.

Представьте себя на его месте, уважаемые читатели. Представьте, как лично поступили бы в такой ситуации.

В суде появились сочувствующие родственникам: блогеры, привлечённые (разумеется, за гривну) кем-то из бывших друзей погибшего, и заказушные СМИ, а также профессиональная общественность.

Ну, какой же сейчас громкий судебный процесс проходит без пресловутой профессиональной-общественности? Притянули в суд даже ряженых — бесфамильных атошников.

Но все, же суд был непоколебим.

А вот когда бывшие друзья Сергея, большинство из которых — власть предержащие, вместе с активистами «крепко взялись» за отца судьи — директора КУ «Днепропетровский областной клинический центр кардиологии и кардиохирургии» Днепропетровского областного совета Юрия Григоренко, судья Денис Юрьевич Григоренко вынужден был беспричинно и незаконно взять политтехнолога Алексея Цаценко под стражу и поместить в Днепровском СИЗО, принудить поправлять там своё здоровье.

Одним словом: ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА БЕЗ ЗАКОННОСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ!

Каков будет приговор суда? Догадайтесь, уважаемые читатели, самостоятельно.

К тому же подумайте, как Лёша смог, пребывая в СИЗО, забрать всю технику из двух офисов, где вёлся их совместный с погибшим другом — партнёром бизнес. Порассуждайте, имеют ли основания родные Лященко претендовать чуть ли не на пожизненное содержание водителем, взявшимся за руль в нетрезвом состоянии по воле начальника — Сергея Лященко. Покопайте и поглубже, чтобы найти, возможно, корни того бизнеса, который не сам собой пророс изначально, кто-то ведь вложил копеечку на старте…

Очень сложно теперь говорить о том, как жить дальше политтехнологу Цаценко. В СИЗО ему нельзя бороться за себя сколько-нибудь всерьёз и по праву, поскольку нет никаких прав у него. По СМИ гуляют «заказухи», проплаченные конкурентами и заинтересованной стороной, которые просто смешивают с грязью, а в окружении партнёров искать поддержки не приходится. Складывается впечатление, что кому-то просто важно соблюсти свои меркантильные интересы при делёжке политтехнологического бизнеса, но при всём при том и политтехнолога Цаценко не потерять. Просто «шестакой» попридержать — и погонять, используя во благо.

Кто судит сейчас Алексея, тот и судим, будет свыше в контексте ситуации, когда человек оказывается без вины виноватым. За руль ведь взялся, употребив спиртное, по воле начальника. Начальник одёрнул в пути непредсказуемо — могли погибнуть оба. Водитель и пассажир.

Виноват лишь в том, что жив?

Пусть в законодательстве найдут статью, соответствующую данной ситуации!

Автор: Егор Синицын