Онлайн–курсы Prometheus были основаны в 2015 году тремя соучредителями — Иваном и Викторией Примаченко, а также Алексеем Молчановским. Образовательная платформа начала быстро развиваться и завоевывать свою аудиторию. В интервью для журнала «Топ-100. 500 крупнейших компаний сферы услуг» основатель Иван Примаченко рассказал все подробности становления проекта.

Иван, как возникла идея создания украинской платформы онлайн-курсов Prometheus?

Мне всегда было интересно, действительно ли человек может научиться чему-то новому благодаря онлайн-курсам. Чтобы проверить это, я, историк по образованию, записался на знаменитый гарвардский курс CS50 по программированию. Дело в том, что я давно хотел изучить программирование, но сделать это самостоятельно с помощью учебников никак не получалось. И вот с помощью онлайн-курсов я действительно за 2,5 месяца освоил его.

Я понял, что онлайн-курсы — это не какой-то модный тренд, а действительно революция в образовании. Если мы хотим создать в нашей стране качественную систему получения знаний, мы должны развивать онлайн-курсы. Первый пилотный проект таких курсов я запустил на базе Киевского национального университета им. Тараса Шевченко. В дальнейшем объединился с еще двумя сооснователями — с Викторией Примаченко и Алексеем Молчановским. Вместе мы создали неприбыльную организацию Prometheus.

Чем отличается украинская онлайн-платформа от иностранных аналогов?

Западные платформы (Coursera или edX) просто размещают у себя курсы, созданные вузами. Мы же создаем их самостоятельно. К тому же для многих украинских потребителей проблемой может быть языковой барьер. Кроме того, иностранные платформы не будут делать уникальные продукты под украинский рынок, к примеру, курсы английского языка или украинской истории.

Как и кем финансируется Prometheus?

Сейчас мы привлекаем финансы из трех источников — гранты, пожертвования и продажа верифицированных сертификатов. Последний источник мы активно развиваем. Cертификаты подтверждают, что именно этот человек проходил определенный курс. Цена такого сертификата обычно варьируется от 400 до 500 грн.

На создание одного онлайн-курса Prometheus тратит $7-8 тыс.

Какие затраты несет компания?

Сложно подсчитать все затраты, поскольку часть работы делается на волонтерских началах, в том числе и моя. Я могу озвучить, сколько мы тратим на производство одного онлайн-курса: в среднем $7-8 тыс. Всего у нас на сайте размещено 18 курсов.

Давайте поговорим о вашей целевой аудитории. Кто ваши потребители?

На нашем сайте зарегистрировано уже более 170 тыс. пользователей. Мы набрали очень высокий темп, и если его не сбрасывать, то к концу 2016 года должны достичь показателя в четверть миллиона пользователей.

Если смотреть на историю развития проекта, то, конечно, изначально большая часть «студентов» были из Киева. Сейчас ситуация выравнивается. Уменьшается доля столицы и возрастает доля других регионов. Интересно и то, что увеличивается число пользователей из маленьких городков, сел — мы охватываем более 400 населенных пунктов.

По возрасту большинство наших пользователей выпускники, это люди 25 — 45 лет. Есть и те, кому за 60 — около 5-7%.

С какими вузами вы сотрудничаете?

Большинство наших приглашенных лекторов — профессиональные преподаватели, работающие в ведущих вузах страны. Сотрудничаем с КНУ им. Тараса Шевченко, Киево-Могилянской академией, Украинским католическим университетом, Львовской IT-школой и еще рядом организаций.

Мы приглашаем топовых преподавателей, обсуждаем с ними то, как должен выглядеть курс. Преподаватель самостоятельно разрабатывает план лекций и определяет, как будет проходит процесс оценивания знаний. И именно на этом этапе многие преподаватели прекращают сотрудничество с нами, понимая, что это очень большой объем работы. Некоторые осознают, что курс будет абсолютно открытым, и уходят из-за неуверенности в своих умениях и знаниях. Общедоступность курса вообще очень хороший критерий отсеивания, помогающий создать качественный образовательный продукт.

А охотно ли вузы соглашаются? Ведь, получается, что они бесплатно отдают продукт, который обычно продают?

На удивление, все вузы, с которыми мы работаем, согласились без особых проблем. При том, что долгое время своим преподавателям мы ничего не платили и только сейчас начали прописывать в грантах затраты на оплату труда лектора.

Какие основные образовательные направления вы охватываете?

Сейчас стараемся брать самые востребованные темы для страны. С одной стороны, это предпринимательство — как начать свой бизнес или стартап. С другой стороны, это IT, программирование, тестирование.

Какие планы на 2016 год?

Будем запускать цикл лекций по анализу данных и продолжать цикл общественного образования: от критического мышления до борьбы с коррупцией и урбанистики. Курс критического мышления, например, на Западе входит в программу практических всех специальностей. У нас же такого рода предметы практически нигде не читаются. Кроме того, в этом году мы сделаем основной акцент на IT. Будем расширять бизнес-курсы, у нас появятся лекции по финансам. В наших планах запуск обучающих курсов английского языка, в том числе и бизнес-английского.

К концу 2016 года Prometheus планирует увеличить число пользователей до 250 тыс.

Всего мы готовим к запуску 18 новых курсов.

Если говорить о планах на пять лет, то мы хотим создать 150 онлайн-курсов, которые будут покрывать все сферы образования.

Вы во многом нацелены на университетское образование. В то же время в обществе появился спрос на школьное онлайн-образование из-за оккупации Крыма и Донбасса. Намерены ли вы заняться этой нишей?

Все дело в ограниченных ресурсах, поэтому пока для нас вузы в приоритете. Разговор с Министерством образования и науки у нас был, и они четко понимают, что в данной ситуации необходимо создавать школьные онлайн-курсы. Я не исключаю, что они в будущем появятся, но когда и в каком виде говорить рано.

Какая реакция Минобразования на вашу деятельность? Исходя из предыдущего ответа, вы обсуждали перспективы онлайн-образования с ведомством.

Мы чувствуем поддержку со стороны министерства. Но уже пора переходить от поддержки к созданию государственных онлайн-курсов. Этот инструмент уже «железно» доказал свою эффективность на Западе. Он позволяет не только повышать качество образования, но и экономить деньги государства. Я сейчас говорю о смешанном образовании (blended education). Идея заключается в том, что можно онлайн-курсы интегрировать во все вузы, тем самым заменив лекции, но одновременно сохранив те формы работы, которые нет смысла переносить в онлайн — семинары, физические лабораторные работы и финальный контроль, индивидуальные консультации преподавателя. Идет комбинация лучшего из двух миров. Это позволит полностью изменить образование в стране.

Первые пилотные проекты по смешанному обучению будут запущены нами осенью 2016 года в нескольких вузах.

Сам онлайн-курс будет размещаться на нашей платформе, но будет соответствовать требованиям министерства. Скорее всего, пилот заработает в партнерстве с КНУ им. Тараса Шевченко, а также с несколькими вузами, которые выехали с оккупированных территорий. Мы хотим протестировать новую систему как в крупном вузе, так и в вузе с ограниченными возможностями. Так мы получим достоверные результаты для дальнейшего развития платформы.

Существуют ли коммерческие онлайн-курсы, которые конкурируют с вами?

Честно говоря, я не знаю о конкурентах, сейчас мы своеобразный монополист на рынке открытых онлайн-курсов. Но я надеюсь, что в дальнейшем онлайн-курсы будут развиваться, и в Украине появятся и другие организации, в том числе и коммерческие, которые этим займутся. Радует, что массовыми онлайн-курсами активно занялись в Украинском католическом университете — например, уже в марте стартует курс Ярослава Грицека по истории Европы. Университет создал его самостоятельно, разместил на Prometheus и будет использовать как для онлайн-, так и для смешанного обучения.

Автор интервью: Юлия Мартыненко