Посол Франции в Украине Изабель Дюмон считает, что единственный путь решения конфликта на Донбассе — это Минские договоренности, в рамках которых все стороны должны выполнить взятые на себя обязательства. Целью этих договоренностей, также как и переговоров в «Нормандском формате», как раз и является нахождение решения конфликта, избежав «замораживания» ситуации. Об этом она сообщила в интервью украинскому изданию.

Лидеры стран «Нормандской четверки» в Берлине приняли решение о разработке «дорожной карты» имплементации Минских договоренностей и последующей встрече глав МИД для согласования единого проекта документа. Каковы Ваши ожидания «карте», ее конкретном смысловом наполнении?

На этом саммите главы государств и правительств договорились о заключении «дорожной карты». Она будет разработана на уровне дипломатических советников, а затем министров иностранных дел, встреча которых должна состояться в ближайшее время. Она позволит, как мы об этом упоминали раньше, следить за надлежащим выполнением всех составляющих Минских договоренностей.

Кроме того, за несколько недель до проведения саммита был согласован процесс отвода сил и средств в трех зонах. Речь идет о шаге, направленном на восстановление определенного уровня доверия между сторонами, чтобы доказать, что отвод войск и вооружений представляется возможным. 19 октября, во время саммита, было решено определить 4 новые зоны для отвода.

Будет ли во время встречи глав МИД подниматься вопрос о создании вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе? Какова позиция Вашей страны по данной инициативе?

Как вам известно, миссия ОБСЕ, которая присутствует на Донбассе с лета 2014 года, и которой я хотела бы выразить мое уважение, насчитывает около 1000 членов. Все они работают в сложных условиях, но их деятельность очень необходима. Важно не навредить их работе и их безопасности, в частности, ограничивая их свободу передвижения.

Уже некоторое время нам известно об упомянутой вами инициативе. Ряд других вопросов по деятельности ОБСЕ на Донбассе, в частности создание безопасных условий для проведения будущих выборов, будут обсуждаться в рамках работы над «дорожной картой». В любом случае, ОБСЕ представляет собой организацию, которая объединяет 57 стран. Развертывание новой вооруженной миссии, также, как и рассмотрение любого другого вопроса, потребует достижения консенсуса в Вене, а также проведения углубленных консультаций по модальности ее создания.

Какие пути решения конфликта на Донбассе Вы видите? Какова вероятность «замораживания» этого конфликта?

Единственный путь решения конфликта, который я вижу, как сейчас, так и в будущем, это Минские договоренности, в рамках которых все стороны должны выполнить взятые на себя обязательства. Целью этих договоренностей, так же, как и переговоров в «Нормандском формате», как раз и является нахождение решения конфликта, избежав «замораживания» ситуации.

Мне известно, что в Украине есть люди, которые предпочитают «заморозить» конфликт. Впрочем, я считаю, что все же стоит задуматься о последствия такого выбора для людей. Те, кто выступает за замораживание конфликта: думают ли они о судьбах тех, кто остался по ту сторону, о тех, кто живет вблизи линии фронта, или о внутренних переселенцах по всей стране. Эти люди, уже более двух лет переживают настоящую трагедию. Некоторые из них потеряли всю прежнюю жизнь, другие живут в постоянном страхе боев или, еще хуже, испытывают их на себе. Ведь, в конце концов, этот конфликт вовсе не заморожен. Каждую неделю он увеличивает количество погибших и раненых. Но все эти люди — украинцы, и важно как можно скорее восстановить человеческие и экономические связи с этими территориями. Замороженные конфликты, которые существуют в этом регионе — некоторые уже около четверти века — показывают, что течение времени не обязательно играет в пользу их решения.

Какие шаги должны сделать Украина и Россия для выполнения Минских договоренностей?

Шаги, которые нужно сделать для выполнения Минских договоренностей, известны всем: каждая из сторон должна выполнить обязательства, которые она взяла на себя при подписании 12 февраля 2015 года. Все довольно просто.

Мы привыкли говорить о различных составляющих этих договоренностей, в частности политической и той, которая касается безопасности. Впрочем, надо прежде всего помнить, что текст, подписанный в Минске 12 февраля 2015г, назывался «комплекс мер» (фр. «paquet de mesures»). Конечно, не совсем изысканный термин, однако же очень важный, ведь он хорошо воплощает дух этих договоренностей. Речь идет о решении различных проблемных вопросов в рамках комплексного, или параллельного подхода. Именно над этим мы работаем в рамках «Нормандского формата», на это направлена и «дорожная карта», о которой шла речь 19 октября на саммите «Нормандского формата» в Берлине, и над составлением которой сейчас идет работа.

Считаете ли Вы санкции эффективным инструментом давления на Россию, и насколько при этом эти санкции отражаются на французской экономике? По Вашему мнению, каковы должны быть основания для снятия или ослабления санкций?

Вам известно, что Франция является носителем важных ценностей, в частности, уважения к международному праву. Учитывая это, французы готовы прилагать усилия и даже идти на некоторые жертвы, как они это делали уже раньше и продолжают делать. Конечно, европейские санкции, которые были введены против России, негативно влияют на французскую экономику, в частности, из-за введенных Москвой ответных санкций, прежде всего, в области сельского хозяйства. Вы, безусловно, знаете, что эта отрасль французской экономики переживает непростые времена, и в этом случае жертвой становятся французские фермеры. Несмотря на это, Франция готова продлить санкции, чтобы продемонстрировать нашу решимость в поддержке Украины.

В то же время, как вы понимаете, населению Франции необходимо чувствовать со стороны Украины решительную настроенность найти выход из конфликта. Вы только что упомянули о возможности замораживания конфликта на Донбассе. И вы говорите об этом потому, что такие мысли есть. Это те вещи, которые французам достаточно трудно понять, а некоторые из них даже говорят: «Почему я должен платить за последствия санкций против России, чтобы избежать замороженного конфликта, который некоторые украинцы считают возможным решением?». Но у Франции есть четкая позиция: санкции связаны, и это четко прописано, с аннексией Крыма, войной на Донбассе и реализацией Минских договоренностей.

Как Вы оцените темп проведения реформ в Украине?

Я считаю, что уже существует немалый прогресс. Могу говорить о многочисленных изменениях, которые произошли уже после моего приезда в Украину. Но еще остается долгий путь, который надо пройти, и Украина должна идти этой дорогой. Это необходимо не только для страны, но также для того, чтобы продолжить путь в Европу, который выбрали и за который дорого заплатили участники Майдана, чтобы улучшить их условия жизни, привлечь инвестиции. Украина имеет значительную мотивацию для движения в этом направлении, она также имеет и большой потенциал.

Впрочем, сегодня надо уже переводить этот потенциал в реальность. Уже двадцать лет говорят о нем, и я убеждена, что он реально существует. Меня очень вдохновляет мое присутствие здесь именно сейчас, в тот момент, когда Украина может воспользоваться возможностями для своего развития.

Поскольку мы говорим о реформах, я хотела бы затронуть тему электронного декларирования. Хочу снова сказать, насколько я поражена тем фактом, что Украине удалось внедрить такую систему. Но надо также сказать о впечатлении — скажем так, довольно странном — которое произвело на Европу количество имущества и средств, задекларированных в рамках этой системы. В частности, огромное количество наличных денег, которые хранят у себя частные лица. Создается впечатление, что некоторые политики и госслужащие не доверяют своей собственной стране.

Трудно просить инвесторов о доверии в то время, когда государственные деятели высокого уровня демонстрируют такое недоверие. В конце концов, важно, чтобы институты, отвечающие за борьбу с коррупцией, имели возможность расследовать каждый сомнительный факт в этих декларациях, а также имели необходимые инструменты для повседневного надлежащего выполнения своей работы. Конечно, в первую очередь я имею в виду НАБУ.

Но, в любом случае, Франция поддерживает Украину и остается с ней для сопровождения реформ.

Вы сказали о том, что трудно просить инвесторов о доверии… С какими проблемами в Украине сталкиваются французские инвесторы?

Состояние бизнес-среды, конечно, вызывает серьезное беспокойство со стороны французских компаний. Оно постепенно улучшается, но значительного прогресса еще предстоит достичь, особенно в сфере борьбы с коррупцией, о которой мы говорили раньше. Стране такого размера, как Украина, потребуется не один год для этого. И краеугольным камнем борьбы с коррупцией является реформа судебной системы. Юридическая безопасность, в первую очередь из-за возможности защиты прав инвесторов, является одним из основных пожеланий, которые высказывают французские компании.

Некоторые трудности, с которыми они сталкиваются, обсуждались на французско-украинском бизнес-форуме, который проходил 28 октября этого года. Этот форум на самом деле был очень положительным, и это очень важно для нас. Это особенно важно для французских компаний в Украине, где они являются крупнейшим иностранным работодателем. Для нас было важно лучше осветить французское присутствие, но также дать возможность украинской стороне услышать о трудностях компаний и инвесторов.

Лично я была поражена тем, насколько украинская власть мобилизовалась накануне этого форума, на уровне как Министерства экономики, так и премьер-министра. Он лично настоял на том, чтобы еще до начала работы форума встретиться с присутствующими в Украине французскими компаниями и услышать о том, что они хотели сказать.

У меня есть доверие к Владимиру Гройсману, и у меня лично сложилось ощущение, что после нашего общения с ним в конце его пребывания в Париже, он решительно настроен улучшить бизнес-климат в Украине. Я, со своей стороны, также намерена продвигать французские инвестиции в Украине, поэтому, думаю, мы сможем договориться!

Этот форум был очень важной вехой для нас, мы готовились к нему в течение длительного времени и он принес ожидаемые результаты. Но мы уже мысленно переносимся к еще одной дате, так же очень важной для нас. 29 ноября новая арка-конфайнмент на Чернобыльской АЭС, построенная консорциумом французских компаний Novarka, будет возведена над четвертым реактором. Речь идет об очень важном шаге для будущего Украины и для зоны отчуждения ЧАЭС. Мы будем в дальнейшем поддерживать Украину благодаря этому свершению.

В контексте вызовов, с которыми сталкивается ЕС (Brexit, миграционный кризис, рост националистических настроений), не считаете ли Вы, что это может усложнить процесс евроинтеграции Украины?

Конечно, Европейский Союз сталкивается с беспрецедентными вызовами в своей истории. Но страны ЕС работают вместе, чтобы преодолеть эти трудности. В то же время, Европа не забывает о своих партнерах, которые не являются членами Евросоюза, и проведение саммита Украина-ЕС 24 ноября этого года, является лучшим доказательством этого.

Украине еще предстоит проделать долгий путь, но уже сейчас имеются прочные основы для сотрудничества. Я не уверена, что украинцы хорошо осознают тот шанс, который им выпал: иметь возможность в тяжелые времена, которые они переживают, опираться на Соглашение об ассоциации и на Европейский Союз, которые не только поддерживают страну в ее реформах, но и открывают много возможностей.

А как Вы оцените способность ЕС справиться с другим вызовом, сейчас речь идет о возможном успехе евроскептиков, которые могут такового достичь в 2017 году в ряде стран-членов ЕС в ходе выборов?

Европейский Союз является прочной структурой. Brexit это хорошо доказал: несмотря на это беспрецедентное и масштабное событие, ЕС преодолеет эти серьезные изменения. Я уверена, что он готов к новым вызовам, независимо от результатов предстоящих выборов.

Ранее звучало много критики в адрес французского посольства в контексте оформления Шенгенских виз гражданам Украины. Какова ситуация сейчас?

Ситуация с выдачей виз в посольстве Франции меняется в зависимости от событий. После событий 2014 года количество запросов на визы сократилось, но в 2016 году наблюдался очередной рост, в частности, в связи с проведением Евро-2016. Чтобы дать вам общее представление, за 10 месяцев 2016 мы выдали почти 29 тыс. виз.

Что касается критических замечаний в адрес посольства, то, к сожалению, есть люди, которые, как представляется, пытаются критиковать Францию по причинам, которые выходят за пределы визовых вопросов. Эта критика, однако, помогла осветить хорошо известную нашему консульству реальность: увеличение количества сфальсифицированных документов, поданных в поддержку визовых запросов. Посольство выдает, как я уже сказала, почти 30 тыс. виз в год, и среди всех этих запросов — всего несколько сотен отказов. Это очень малая доля, наименьшая среди посольств Шенгенских стран в Киеве.

Не стоит все перекручивать. Я думаю, что ваши читатели поймут, что визовые отказы не являются случайными. Но, опять же, эти случаи очень редки, и команда консульства делает все возможное, чтобы выдавать визы в лучших условиях и заверить наших украинских друзей, что их рады приветствовать во Франции.

Я пользуюсь этой возможностью, чтобы сообщить о том, что из-за технических ограничений время обработки запросов на визу увеличилось с 4 до 10 рабочих дней. Мы осознаем те ограничения, которые этот факт накладывает на украинских клиентов нашего консульства. Впрочем, это позволит нам в нынешних условиях, обрабатывать их визовые заявки лучшим образом.