Как Кучма с Медведчуком слова для государственного гимна выбирали

224

Сегодня, 25 марта, исполняется 13 лет с момента вступления в силу закона «О государственном гимне Украины». В связи с этим редакция решила вспомнить, как наша страна обретала гимн, который мы все знаем, и какую роль в этом сыграли Президент Леонид Кучма и глава его Администрации, кум Владимира Путина – Виктор Медведчук.

Музыка без слов

Музыку украинского гимна, написанную Михаилом Вербицким в 1864 году, Президиум Верховной Рады Украины утвердил 15 января 1992 года. Слова гимна 1862 года авторства Павла Чубинского вплоть до февраля 2000 года вызвали бурный протест прокоммунистических сил, у которых в украинском парламенте было большинство.

При этом, компромисс в утверждении национальной символики стал результатом политических торгов. Так, национал-демократы получили флаг, малый герб (большой герб Украины не утвержден до сих пор) и музыку к гимну. Коммунисты в обмен выторговали внеблоковый курс страны, автономию Крыма и унитарное устройство государства.

Утверждение 28 июня 1996 года Конституции активизировало потуги украинской власти, поскольку в ст. XX. Основного закона сказано: «Государственный Гимн Украины – национальный гимн на музыку Михаила Вербицкого со словами, утвержденными законом принимаемым не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины».

3 сентября 1996 года парламент инициировал начало рассмотрения текста государственного гимна. На протяжении шести лет создавались многочисленные комиссии, которые никак не могли прийти к согласию: все это время государственный гимн Украины имел лишь музыкальную составляющую. И только в мае 2002 года эпопея с утверждением его текста вступила в завершающую фазу.

Безальтернативная альтернатива

23 мая 2002 года нардеп-коммунист Владимир Лещенко внес в Раду законопроект №1073, который можно назвать «постсовковый гимн Украины».

Депутат предложил оставить музыку гимна УССР без изменений, внеся ряд корректив в старый текст, обновленный композитором Михаилом Тушем:

Живи, Україно, незламна і сильна,

Єднай і згуртовуй оновлений люд.

Між рівними рівна, між вільними вільна,

Про пращурів славних своїх не забудь.

Слава борцям за свободу та волю,

Слава Вітчизні на віки-віків!

Живи, Україно, на радість народу

В ім’я нових звершень дочок та синів.

В обтяжливих ярмах плекала надію,

Завжди надихала на подвиг новий,

Дитячому серцю щепила ти віру

В освячений духом і правдою дім.

Слава борцям за свободу та волю,

Слава Вітчизні на віки-віків!

Живи, Україно, на радість народу

В ім’я нових звершень дочок та синів.

Міцніше тримай в руках стяг перемоги,

Даруй щедрий вжинок нащадкам своїм,

Нехай живе вічно братерство і воля,

Щасливої долі ми зичимо всім.

Слава борцям за свободу та волю,

Слава Вітчизні на віки-віків!

Живи, Україно, на радість народу

В ім’я нових звершень дочок та синів.

Нехай сивочолий Дніпро нагадає

Про те, що є в світі куточок земний,

Де сонячний промінь зоріє і сяє,

Де дух непокори одвічно живий.

Слава борцям за свободу та волю,

Слава Вітчизні на віки-віків!

Живи, Україно, на радість народу

В ім’я нових звершень дочок та синів.

Этот коммунистический вариант гимна парламентские комитеты рассматривали дольше всех. Лишь 24 февраля 2003 года последний из них завершил анализ законопроекта Владимира Лещенко. «Отклонить, в связи с тем, что он противоречит конституции Украины», — было написано в вердикте комитета ВР по вопросам государственного строительства и местного самоуправления.

Второй законопроект №1073-1 внес 20 июня 2003 года Левко Лукьяненко, на тот момент – представитель БЮТ. В качестве исходного варианта текста гимна он использовал один из более поздних вариантов стиха Павла Чубинского, автором которого предположительно является украинский этнограф XIX века Северин Данилович.

Обеспокоенность вызывали именно строки второго куплета, в частности, их антироссийская и частично антипольская направленность:

Ще не вмерла України, ні слава, ні воля.

Ще нам, браття молодії, усміхнеться доля.

Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці,

Запануєм і ми, браття, у своїй сторонці.

Приспів

Душу, тіло ми положим за нашу свободу,

І покажем, що ми, браття, козацького роду.

Станем, браття, в бій кривавий від Сяну до Дону,

В ріднім краю панувати не дамо нікому;

Чорне море ще всміхнеться, дід Дніпро зрадіє,

Ще у нашій Україні доленька наспіє.

Приспів

Душу, тіло ми положим за нашу свободу,

І покажем, що ми, браття, козацького роду.

А завзяття, праця щира свого ще докаже,

Ще ся волі в Україні піснь гучна розляже,

За Карпати відоб’ється, згомонить степами,

України слава стане поміж народами.

Приспів

Душу, тіло ми положим за нашу свободу,

І покажем, що ми, браття, козацького роду.

Написанный Северином Даниловичем в 1865 году трехкуплетный текст стиха «Ще не вмерла Україна» был мало похож на ортодоксальный четырехкуплетный вариант 1862 года Павла Чубинского:

Ще не вмерла Україна

Ще не вмерла Украіна,

И слава, и воля,

Ще намъ, браття-молодці,

Усміхнетця доля!

Згинуть наші вороги,

Якъ роса на сонці;

Запануємъ, браття, й ми

У своій сторонці.

Душу, тіло ми положимъ

За свою свободу

И покажемъ, що ми, браття,

Козацького роду.

Гей-гей, браття миле,

Нумо братися за діло!

Гей-гей, пора встати,

Пора волю добувати.

Наливайко, Залізнякъ,

И Тарасъ Трясило

Кличуть нас изъ-за могилъ

На святеє діло.

Изгадаймо славну смерть

Лицарства-козацтва,

Щобъ не втратитъ марно намъ

Своєго юнацтва.

Душу, тіло ми положимъ

За свою свободу

И покажемъ, що ми, браття,

Козацького роду.

Гей-гей, браття миле,

Нумо братися за діло!

Гей-гей, пора встати,

Пора волю добувати.

Ой, Богдане, Богдане,

Славний нашъ гетьмане!

На-що віддавъ Украіну

Москалямъ поганимъ?!

Щобъ вернути іі честь,

Ляжемъ головами,

Назовемся Украіни

Вірними синами!

Душу, тіло ми положимъ

За свою свободу

И покажемъ, що ми, браття,

Козацького роду.

Гей-гей, браття миле,

Нумо братися за діло!

Гей-гей, пора встати,

Пора волю добувати.

Наші братя Славяне

Вже за зброю взялись;

Не діжде ніхто, щобъ ми

По-заду зістались.

Поєднаймось разомъ всі,

Братчики-Славяне:

Нехай гинуть вороги,

Най воля настане!

Гей-гей, браття миле,

Нумо братися за діло!

Гей-гей, пора встати,

Пора волю добувати.

Опустив второй куплет стиха Северина Даниловича «Ще не вмерла Україна», Левко Лукьяненко внес его на рассмотрение комитета:

Ще не вмерла України і слава, і воля,

Ще нам, браття молодії, усміхнеться доля.

Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці.

Запануєм і ми, браття, у своїй сторонці.

Приспів:

Душу й тіло ми положим за нашу свободу,

І покажем, що ми, браття, козацького роду.

А завзяття, праця щира свого ще докаже,

Ще ся волі в Україні піснь гучна розляже,

За Карпати відоб’ється, згомонить степами,

України слава стане поміж народами.

Позже остальных к процессу утверждения текста гимна присоединился Президент Леонид Кучма (на фото справа). Его законопроект №1073-2 поступил в комитеты 26 сентября 2002 года.

Президентский вариант текста гимна был еще короче, чем у Левка Лукьяненко. Фактически это был существенно видоизмененный первый куплет стиха Павла Чубинского и половина второго куплета, который в гимновом варианте являлся припевом.

Он составлял одну треть от варианта Лукьяненко и меньше четверти классического текста Чубинского:

Ще не вмерла України і слава, і воля,

Ще нам, браття молодії, усміхнеться доля.

Згинуть наші воріженьки, як роса на сонці.

Запануєм і ми, браття, у своїй сторонці.

Душу й тіло ми положим за нашу свободу,

І покажем, що ми, браття, козацького роду.

Изначальный законопроект Президента не отделял первый куплет от припева, что предполагало слитное звучание слов гимна.

Комитеты Рады завершили рассмотрение законопроекта Левка Лукьяненко 19 февраля 2003 года. Президентский законопроект прошел парламентские комитеты 30 сентября 2002 года. Несмотря на то, что Кучма внес свой законопроект позже, депутаты (большинство из которых ориентировались именно на главу государства), пришли к выводу, что законопроект Лукьяненко «дублирует президентский» — хотя Кучма внес свой законопроект позже.

Впрочем, роль Лукьяненко в этой истории не до конца понятна: то ли он согласился с отведенной ему ситуативной ролью, то ли его использовали втемную. Но к моменту парламентского утверждения, анонсированный Леонидом Кучмой текст гимна стал единственно правильным и безальтернативным.

Парламентские метаморфозы начала марта 2003 года

Но ни Лещенко, ни Лукьяненко не отозвали свои законопроекты. Их обсуждение, начавшееся 4 марта 2003 года, больше напоминало фарс.

Коммунисты упорно продвигали свой вариант, считая канонический текст Чубинского не отвечающим духу времени. Их оппоненты уличали коммунистов в неконституционности предложенного им варианта. В ответ КПУ предложила конституционным большинством внести поправки в Конституцию (в части пункта о национальной символики) и не принимать гимн отдельным законом.

Текст, предложенный Лукьяненко, не вызвал бурных дебатов, но и не нашел широкой поддержки его однопартийцев. В рядах демократических сил наблюдался раскол. Симпатии отдельных депутатов БЮТ и «Нашей Украины» колебались между законопроектами Лукьяненко и Кучмы.

Текст стенограммы парламентских заседаний 4 и 6 марта 2003 года свидетельствует о том, что народные избранники превратно понимали первую строчку и общую смысловую фабулу стиха Чубинского, считая его архаическим и деструктивным.

Некоторую ясность в суть текстологических противоречий внес министр культуры и искусства Юрий Богуцкий. Он осветил в общих чертах сущность предполагаемых изменений, объяснив, что вариаций текста гимна около тысячи, а наиболее правильным является только законопроект Президента Леонида Кучмы.

6 марта спикер Рады Владимир Литвин приступил к процедуре голосования по закону о тексте гимна. Сначала на утверждение был внесен законопроект №1073 Владимира Лещенко, который набрал всего 62 голоса.

Затем Лукьяненко неожиданно отозвал свой законопроект и призвал поддержать законопроект Кучмы. Практически мгновенно Литвин поставил на голосование президентский законопроект набравший 326 голосов. В результате следующего голосования (за основу), президентская инициатива получила 334 голоса. Таким образом текст Государственного Гимна Украины, который страна ждала двенадцать лет был утвержден за полтора часа.

12 марта закон «О государственном гимне Украины» был подписан спикером Рады Владимиром Литвином, а 25 марта 2003 года — Президентом Леонидом Кучмой. Резолюция Президента означала его легитимизацию и фактическое вступление в силу.

Казусы государственного гимна

История с утверждением текста государственного гимна является следствием экзамена на лояльность, который в те дни сдавала Верховная Рада перед Администрацией Президента и, в частности, ее главой – Виктором Медведчуком, кумом президента РФ Владимира Путина. И, похоже, что именно Медведчук (на главном фото слева) был режиссером спектакля в Раде.

Любопытна также пассивность самого Президента и премьер-министра Виктора Януковича, которые даже не удосужились прийти на голосование за текст гимна. То есть, получается, что исход спектакля им был и так хорошо известен.

Но главная проблема с текстом гимна состояла в том, что власть упустила сакральный смысл его слов. Корреляция текста, отказ от целых куплетов, привели не только к утверждению урезанного варианта музыкального символа государства, но и деструктивному перепрограммированию страны и общества в целом.

Ни нардепы, ни Президент, наверное, не поняли, что «куцый» текст Государственного Гимна может привести к утрате динамики развития Украины.

Хотя, изменив именительный падеж на родительный («Ще не вмерла України», вместо «Ще не вмерла Україна»), Президент сместил интерпретационные показатели, уйдя от «загробного», «предсмертного» смысла первого куплета гимна.

Опустив второй куплет в варианте Северина Даниловича, отечественные политики, дабы не дразнить Россию, по сути, отказались от идеи соборности Украины. Стремление нации в этом контексте явно получилось нечетким и неопределенным, а страна обрекалась бесконечно ходить по кругу.

Автор материала: Александр Салтан