Как министр инфраструктуры Криклий запутался в лабиринте своей имущественной декларации

0
585

Декларации о доходах, расходах и финансовых обязательствах министра инфраструктуры Владислава Криклия вызывают массу вопросов. Но только, почему-то, не у Нацагентства по вопросам противодействия коррупции

Введение электронного декларирования имущества и доходов презентовалась как действенный способ контроля за чиновниками. В действительности же была создана лишь иллюзия прозрачности и ответственности за подачу недостоверных данных. Специально созданное для проверки этих деклараций Национальное агентство по противодействию коррупции (НАПК) годами имитировало «бурную деятельность», фактически самоустранившись от проверок даже по наиболее вопиющим фактам нарушений. А «сигналы», которые подавали разного рода неправительственные организации — уходили «в никуда», не приводя к каким-либо негативным последствиям для выявленных коррупционеров.

Взять, к примеру, министра инфраструктуры Украины Владислава Криклия, в «послужном списке» которого есть примеры как первого («самоустранения» НАПК от проверки его декларации), так и второго (материалы журналистов-расследователей так и не привлекли внимание правоохранительных органов).

В частности, еще 15 ноября 2016 года народный депутат Украины Андрей Немировский отправил депутатский запрос бывшему тогда Генеральным прокурором Юрию Луценко, директору НАБУ Артему Сытнику и главе НАПК Наталье Корчак на проведение проверки «законности происхождения имущества и вероятного нарушения Закона Украины «О предотвращении и противодействии коррупции» Криклием Владиславом Артуровичем», который работал в то время в Министерстве внутренних дел Украины. Однако, в последствии никакой информации о том, были ли проведены соответствующие проверки и каковы их результаты, в открытых источниках не появилось.

Помимо этого, уже более трёх лет информация о Владиславе Криклие как «фигуранте антикоррупционных расследований» размещена также в базе данных общественного движения «Чесно». За это время фигурант так и не представил убедительную версию относительно того, каким образом ему удалось приобрести всего за 149 тысяч гривен новый автомобиль Mersedes S 500, а за 768 тысяч гривен — квартиру площадью в 120 квадратных метров в элитной киевской новостройке, цена квадратного метра в которой ещё на этапе строительства составляла около 50 тысяч гривен.

Более того, до конца осталось непонятным, откуда у молодого чиновника Криклия появились такие крупные суммы денег. Ведь подавая свою первую декларацию, при поступлении на госслужбу в 2014-м году, он не указал ни принадлежащей ему недвижимости, ни автомобиля, ни счетов в банках. И только во второй декларации решил показать наличие у него крупных сумм в валюте, дорогих часов, а также корпоративных прав в ряде фирм и права собственности на две торговые марки.

Казалось бы — все разъяснилось: молодой и талантливый предприниматель заработал деньги в бизнесе и решил самореализоваться на государственной службе. Но все не так просто. С одной стороны, доходы, которые Криклий официально получал как совладелец бизнеса, были на порядок меньше тех сумм, которые он тратил на авто и недвижимость (даже если принять версию о том, что ему «посчастливилось» купить все это в разы дешевле рыночных цен). С другой — этот раздел декларации скорее вызывает дополнительные вопросы, чем дает реальные ответы на происхождение капитала чиновника.

Например, ООО «ВЕБІКС», одним из совладельцев которого был Криклий, упоминался в уголовных расследованиях и судебных решениях как «суб’єкт господарювання, який має явні ознаки «фіктивності» (проще говоря — «конвертационный центр»). Когда об этом написали в СМИ, будущий министр оперативно «удалил» эту фирму из своей декларации. Однако при этом никогда не вносил в неё данные о единолично принадлежащем ему ООО «ТІКЕТ СОЛЮШНС» (LLC TICKET SOLUTIONS).

Таким образом, создается впечатление, что, во-первых, чиновник не указывает полностью объем доходов, получаемых от фирм, причастность к которым он признает. А во-вторых — почему-то «прячет» от декларирования другие субъекты хозяйственной деятельности, принадлежащие ему.

Никакой ясности нет и относительно того, проводится ли в Украине деятельность с использованием торговых марок VKASSU и GYMFIT, зарегистрированных на Владислава Криклия. Первая из них предусматривает деятельность по предоставлению услуг по интернет-продаже билетов, вторая — услуги спортивно-оздоровительных клубов.

При этом, подозрительно схожий (но — с кириллическим доменом сайта) ресурс «ВКАССУ« работает в Российской Федерации и занимается продажей билетов на концерты. А на своей странице в Facebook Криклий рекламирует киевскую сеть фитнес-клубов GymFit (хотя нигде не указывает, не является ли он, случайно, её совладельцем?).

Перечень вопросов, которые можно задать министру инфраструктуры по поводу его декларации — очень большой. Например, в соцсетях он утверждает, что пребывает в браке. Однако в декларации данных о супруге — нет. То есть, министр или вводит в заблуждение общественность, или же нарушает закон, не внося соответствующие данные в декларацию.

Требует объяснений и целый ряд других фактов. Например, почему, владея собственной квартирой в ЖК «Фундуклеевский», чиновник предпочитает «безоплатно проживать» в квартире, принадлежащей гражданке Шукюровой Валерии Артуровне (сестре декларанта). Или же зачем, декларируя около 1 млн 800 тысяч гривен на текущих счетах в «ПриватБанке» и получение более 235 тысяч в качестве процентов по гривневому депозиту, чиновник решил взять гривневый кредит в этом же банке на 380 тысяч гривен. И, соответственно, платить проценты за пользование деньгами, которые у него и так есть на текущих счетах.

Неизвестно также, как министру инфраструктуры удается настолько экономно жить, что ему, с одной стороны — не приходится вносить уточнений в свои декларации (то есть он никогда не тратит больше, чем 50 прожиточных минимумов), а с другой — оставлять практически «нетронутыми» свои денежные накопления. В любом случае, все вышеупомянутые «несостыковки» явно являются и поводом для нового запроса в Национальное агентство по противодействию коррупции, и источником интереса для других правоохранительных органов и, возможно, антикоррупционных активистов.

Дмитрий Филипенко, Delo.ua