Как появились Panama Papers: о проекте, анониме и объектах расследования

185

Более года назад анонимный источник связался с Süddeutsche Zeitung (SZ) и представил шифрованные внутренние документы о Mossack Fonseca, панамской юридической фирме, которая продает анонимные оффшорные компании по всему миру.

Эти оболочки фирм позволяют их владельцам прикрыть свои деловые отношения и оставаться в тени.

В последующие месяцы, количество документов продолжало расти за пределы первоначальной утечки. В конечном счете, SZ приобрела около 2,6 терабайт данных, что сделало данную утечку крупнейшей, из всех, с которыми журналисты когда-либо работали. Источник не хотел ни денежной компенсации, ни ничего другого взамен, кроме нескольких мер безопасности.

Данные дают редкую возможность проникновения в мир, который может существовать только в тени.

Они показывают, как глобальная индустрия, во главе с крупными банками, юридическими фирмами и компаниями по управлению активами тайно управляет владениями в мире богатых и знаменитых: от политиков, чиновников ФИФА, мошенников и наркокурьеров до знаменитостей и профессиональных спортсменов.

Усилия группы

Süddeutsche Zeitung решили проанализировать данные, сотрудничая с Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ). ICIJ уже координировал исследования для прошлых проектов, в которые SZ также был вовлечен, среди них Offshore Leaks, Lux Leaks, и Swiss Leaks.

В своем роде Panama Papers является крупнейшим международным сотрудничеством. За последние 12 месяцев около 400 журналистов из более чем 100 организаций, средств массовой информации в более чем 80 странах приняли участие в исследовании документов.

К их числу относятся команды из Guardian и BBC в Англии, Le Monde во Франции, и La Nación в Аргентине. В Германии журналисты SZ сотрудничают со своими коллегами из двух общественных СМИ — NDR и WDR. Журналисты из швейцарского Sonntagszeitung и австрийского еженедельника Falter также работали над проектом, как и их коллеги из австрийской ORF.

Международная команда встречалась в Вашингтоне, Мюнхене, Лиллехаммере и Лондоне, чтобы наметить исследовательский подход.

Данные

Panama Papers включают в себя около 11,5 миллиона документов – это больше, чем в общей сложности было на Wikileaks Cablegate, Offshore Leaks, Lux Leaks, и Swiss Leaks. Данные в первую очередь включает в себя электронную почту, PDF-файлы, файлы фотографий и выдержки из внутренней базы данных Mossack Fonseca. Они охватывает период, с 1970 годов до весны 2016 года.

Кроме того, журналисты перепроверили большое количество документов, в том числе копии паспортов.

Около двух лет назад, осведомитель уже продал внутренние данные Mossack Fonseca немецким властям, но набор был намного старше и меньше по масштабу: если тогда он заявил про несколько сотен оффшорных компаний, то Panama Papers содержат данные о 214 тысячах компаний.

Тогда немецкие следователи обыскали дома и офисы около 100 человек. Commerzbank также был обыскан. В результате, Commerzbank, HSH Nordbank и Hypovereinsbank согласились выплатить штраф в размере около 20 миллионов евро. Другие страны также получили данные от источника, среди них США, Великобритания и Исландия.

Система

Данные, структурированы следующим образом: Mossack Fonseca создали папку для каждой оболочки фирмы. Каждая папка содержит электронные письма, контракты, стенограммы, и отсканированные документы. В некоторых случаях существует несколько тысяч страниц документации.

Во-первых, данные необходимо было систематизировать, чтобы сделать возможным поиск через это море информации. С этой целью, Süddeutsche Zeitung использовали Nuix – ту же программу, с которой работают международные расследователи.

Süddeutsche Zeitung и ICIJ загрузили миллионы документов с высокопроизводительных компьютеров. В программе применяется оптическое распознавание символов (OCR) для преобразования данных в машиночитаемые и легкие для поиска файлы.

Это позволило превратить изображения — например, отсканированные документы с подписанными контрактами — в доступный для поиска текст. Это был важный шаг: он позволил журналистам прочесать большую часть утечки с помощью простого алгоритма поиска, аналогичного Google.

Журналисты составили списки важных политических деятелей, международных преступников, а также хорошо известных профессиональных спортсменов. Цифровая обработка позволила затем искать утечку среди имен в этих списках. В течение всего нескольких минут мощный алгоритм поиска сравнил списки с 11,5 миллионами документов.

Исследование

Для каждого найденного имени, в отношении которого был начат подробный процесс расследования, были поставлены следующие вопросы: какова роль этого человека в структуре компаний? Откуда берутся деньги? Где это происходит? Является ли эта структура законной?

Вообще, владение оффшорной компанией не является незаконным само по себе. На самом деле, создание оффшорной компании можно рассматривать как логический шаг для широкого спектра бизнес-операций. Тем не менее, Panama Papers наглядно показывает, что сокрытие личности истинных владельцев компаний было главной целью в подавляющем большинстве случаев.

С самого начала у журналистов была задача обнаружить именно владельцев.

Поставщики оффшорных компаний — среди них банки, юристы и инвестиционные консультанты — часто держат имена своих клиентов в тайне и используют доверенных лиц. В свою очередь, доверенные лица приводят к главам государств, важным чиновникам и миллионерам.

Во время проекта журналисты сотрудничали друг с другом, чтобы исследовать тысячи потенциальных клиентов: они изучали доказательства, контракты, общались с экспертами.

Среди клиентов Mossack Fonseca есть преступники и члены различных мафиозных групп. Документы также разоблачают взяточничество, скандальность и коррумпированность глав государств и правительств.

Предполагаемые оффшорные компании двенадцати действующих и бывших глав государств составляют одну из самых захватывающих частей утечки – в них есть связь с главами государств, а также с членами их семей, ближайших советников и друзей.

Панамская юридическая фирма среди своих клиентов также насчитывает почти 200 политиков со всего мира, в том числе ряд министров.

Компания

В центре всех этих историй стоит Mossack Fonseca – панамский поставщик оффшорных компаний с десятками офисов по всему миру. Он продает свои оболочки фирм в таких городах, как Цюрих, Лондон и Гонконг.

Клиенты могут приобрести анонимную компанию всего за 1000 долларов США. Тем не менее, за эту цену можно приобрести просто пустую оболочку. За дополнительную плату Mossack Fonseca предоставляет фиктивного директора и, при желании, утаит истинного акционера компании.

Результатом является оффшорная компания, чья истинная цель и структура собственности зашифрована извне.

Эти документы дают детальное представление о том, как Mossack Fonseca обычно участвует в предпринимательской деятельности, которая потенциально нарушают закон, и в дополнение, пособничает в уклонении от уплаты налогов и отмывании денег.

О Süddeutsche Zeitung

Центральный офис находится в Мюнхене, Süddeutsche Zeitung (SZ) является одной из ведущих газет Германии. SZ имеет общую аудиторию 4,4 миллиона своих печатных и интернет-СМИ. Его команда журналистов-расследователей насчитывает пять человек, трое из которых являются членами Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ).

Süddeutsche Zeitung завоевала ряд престижных наград за научно-исследовательскую работу. Ее команда сотрудничает с другими организациями средств массовой информации по ряду проектов, в том числе Offshore Leaks, Lux Leaks, и Swiss Leaks, которые ICIJ скоординировали.

В начале 2015 года анонимный источник начал посылать данные Süddeutsche Zeitung по Mossack Fonseca. Это положило начало проекту Panama Papers.