Как страны Балтийского бассейна избавились от «Газпрома»

291

Когда во второй половине 2013 года сгустившиеся над проектом «Восточное партнерство» тучи заставили многие европейские страны не просто обсуждать новую энергетическую стратегию (в целом ее одобрили еще после первой газовой атаки Кремля, угрожавшего заморозить ЕС), но и делать что-то конкретное в этом направлении, большинство выражало скепсис.

Однако пролетело два года, и в примерные сроки, называвшиеся на заре украинских событий, кошмар торговцев газом из Москвы начал воплощаться в полной мере. Еще 15 октября в Брюсселе было подписано соглашение между правительствами Польши, Литвы, Латвии и Эстонии о строительстве газопровода. Это положит конец «длительной газовой изоляции стран Балтии», говорится в пресс-релизе Еврокомиссии.

Стоимость строительства составит 558 миллионов евро. Протяженность газопровода — 534 километра, из них 357 километров — по территории Польши и 177 — Литвы. Начальная мощность из Польши в Литву — 2,4 миллиарда кубометров газа в год, при реверсном использовании — 1 миллиард кубометров в год. Окончание строительства намечено на последний квартал 2019 года.

При этом Европейская комиссия не только выступила посредником в этой сделке, но и инвестировала в проект собственных 300 миллионов евро, сообщил председатель комиссии Жан-Клод Юнкер. По его мнению, эти инвестиции принесут дивиденды — ЕС как сообществу газопровод необходим для безопасности поставок и для диверсификации источников получения энергоносителя. Здесь следует отметить, что Польша (и не она одна) методически готовилась к новой роли — реэкспортера газа, и не только на «полигоне» реверса в Украину, который тестировался последние три года (то есть еще со времен президентства Виктора Януковича).

Еще 12 октября на северо-западе Польши, в городе Свиноуйсьце, был запущен СПГ-терминал мощностью 5 миллиардов кубометров газа в год . Тогдашний премьер Польши Эва Копач заявила, что теперь страна на 90% сможет получать газ с других направлений, кроме восточного, а в следующем году этот показатель может быть доведен до 100%. Главное, что Варшава получает поле для маневра в любых газовых переговорах. Ранее министр госимущества Польши Анджей Червиньский сообщил, что первый танкер с газом из Катара, с которым Польша заключила контракт на поставки, должен прибыть в порт в конце ноября— начале декабря, а второй — к концу февраля 2016 года. Терминал в Свиноуйсьце позволит Польше приобретать сжиженный газ в любой точке мира и получать его морским путем. Мощность терминала составляет около одной трети польских потребностей в голубом топливе. А возможность расширения мощностей — до 7,5 миллиарда кубометров газа. Как видим, с началом строительства «трансбалтийского» газопровода Польша сразу же принялась их расширять. Ясно, что 2,4 млрд кубометров — это как раз тот объем, который отправится в страны Балтии.

Стоит обратить внимание и на то, что ранее польский оператор газопроводных сетей Gaz-System отмечал: к 2018 году терминал планируется соединить трубопроводами не только с Литвой, но и с Чехией, Словакией, Украиной (вероятно, речь идет о газопроводе Eastring).

Но откуда же появится 1 млрд кубометров по реверсу? Дело в том, что почти год назад в Клайпеде завершено строительство СПГ-терминала мощностью три миллиарда кубометров газа в год. Судно-хранилище СПГ для Литвы в Южной Корее построила норвежская компания Hoegh LNG в сотрудничестве с южнокорейской компанией Hyundai Heavy Industries. Литва же это судно-хранилище Independence арендует у норвежской компании Hoegh LNG. Терминал состоит из трех основных частей: плавучего хранилища с регазификационной установкой, специально оборудованного для швартовки судна причала и газопровода высокого давления, соединенного с магистральным газопроводом. Сырье для него поставляет норвежский Statoil, с которым еще 21 августа прошлого года общество LITGAS подписало договор о поставках сжиженного природного топлива. Statoil обязался ежегодно поставлять терминалу не менее 540 млн. кубометров природного газа. Так что остается место и для других поставщиков — в частности, США и Канады, если оно еще не занято. Норвегия, в свою очередь, второй год лидирует по объемам поставок газа в Западную Европу.

В первом квартале этого года Норвегия поставила 29,2 миллиарда кубометров газа, тогда как Россия — 20,29 миллиарда. Падение цен на газ, упадок добычи и дефицит оборудования в находящейся под санкциями России заметно подкосили ее былое могущество. С одной стороны, два крупных инфраструктурных проекта «одним ударом» стали неплохим подарком правящей «Гражданской платформе» под выборы, хотя в итоге и не помогли — польский цикл сместился к консервативному полюсу.

С другой стороны, прав и президент Еврокомиссии: это первый инфраструктурный проект в сфере энергетики, который соединит балтийские страны с европейским рынком. Изоляция Северо-Восточной Европы преодолена, а золотые дни монополии «Газпрома» закончились. Именно поэтому российская фирма так цепляется за украинский рынок, предлагая любые скидки. Тем не менее решения, которые принимаются в Брюсселе, действуют декадами.

Между тем, еще 22 мая текущего года на саммите «Восточного партнерства» в Риге стороны поддержали создание «Южного газового коридора», который соединит Евросоюз с каспийским регионом в обход России. Стоимость проекта оценивается в 45 миллиардов долларов. А реверсные поставки газа в Украину через Польшу, Венгрию и Словакию уже стали обычной практикой, несмотря на постоянную раздраженность Москвы, многие годы пытавшейся превратить поставки сырья в орудие шантажа.

Автор материала: Максим Михайленко

ИсточникфрАза
Поделиться