Как заработать на выбросах

223

Подписанный в конце прошлого года климатический Парижский договор придет на смену системе Киотского протокола в 2021 году. Для Украины участие в нем означает усиленные обязательства по снижению выбросов – и возможность привлекать «зеленые» инвестиции по международным механизмам.

В декабре 2015 года на 21-й конференции Рамочной конвенции ООН по изменению климата (РКИК) принято новое международное климатическое соглашение – Парижский договор, который должен сменить многолетний Киотский протокол. Соглашение вступит в силу 1 января 2021 года после ратификации минимум 55 странами, чьи совокупные выбросы парниковых газов (ПГ) составляют менее 55% от общемировых. В число основных ПГ входят углекислый газ CO2, метан CH4, гидрофторуглеводороды, перфторуглеводороды, оксид азота N2O, фторид серы SF6.

По новому договору до 2100 года повышение средней температуры на Земле не должно быть больше 2°С. Вместе с тем, согласно действующим обязательствам государств-участников, к указанному моменту их совокупные ПГ-выбросы приведут к росту средней температуры на 3,5°C. Это следует из так называемых Ожидаемых национально-определенных взносов (ОНОВ), отдельных для каждой страны. Поэтому «подписанты» должны взять на себя более строгие обязательства, пусть это пока и не определено какими-либо глобальными документами, отмечает первый замглавы комитета ВР по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности Александр Домбровский.

Главные задачи

Украина также подписала соглашение и, по идее, должна будет ужесточить свои обязательства. На данный момент Киев обещает к 2030 году урезать свою эмиссию ПГ на 40% относительно уровня 1990-го, который составлял 980 млн тонн. Однако для сдерживания температурного роста в пределах 2°С отечественной индустрии придется сделать вклад в виде 70% сокращения выбросов от расчетного уровня – за более долгий период, до 2050 года, сообщает А.Домбровский. Эти цифры следуют из возможного пропорционального распределения обязательств между участниками по проекту совместной Стратегии низкоуглеродного развития на период до 2050 года, и вполне вероятно, что на следующих климатических переговорах украинской стороне предложат принять на себя такие усиленные ограничения.

Понятно, что все это непосредственно повлияет на будущее ТЭК и промышленности как крупнейших эмитентов ПГ. Сейчас в Украине разрабатывается энергостратегия на период до 2035 года, но она уже не отвечает указанным требованиям Парижского договора, говорит предправления Биоэнергетической ассоциации Украины Георгий Гелетуха. Так, актуальная редакция Стратегии предусматривает к 2035 году снижение поставок первичной энергии (ППЭ) в стране до 102,6 млн тонн нефтяного эквивалента (н.э.) – с 115,2 млн тонн н.э. в 2013-м.

Однако уже в 2014 году, согласно годовому энергобалансу, отечественные ППЭ упали до 105,7 млн тонн н.э., и к 2035 году их остается уменьшить всего на 3% от данного уровня. Это не позволит Киеву выполнить обязательства по Парижскому соглашению, констатирует Г.Гелетуха. Добавим, что государства-участники «Парижа» должны будут каждые 5 лет пересматривать свои ОНОВ в соответствии с актуальной ситуацией, и вряд ли эти пересмотры будут послабляющими. В этой связи замглавы Минэкологии Светлана Коломиец отмечает: «Мы серьезно отнеслись к повышению уровня амбициозности своего вклада в борьбу с изменением климата. Согласно нашему ОНОВ уже к 2030 году национальная эмиссия ПГ должна ослабеть до 60% базового уровня-1990».

Данный фактор, конечно, затрагивает промышленность, один из основных источников выбросов. Впрочем, задачу упрощает кризис в украинском промпроизводстве, длящийся не первый год (последний раз годичный рост промпродукции отмечен в 2011-м). Ключевой индустриальный эмитент ПГ в Украине – металлургия, обеспечивающая свыше 10% в общем тоннаже выбросов (с учетом ТЭК).

Так или иначе, наша страна может выйти на ужесточенные гарантии по «Парижу» через сокращение общих ППЭ до 2050 года на 20% относительно 2014 – за счет повышения энергоэффективности, энергосбережения и развития работы с возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ), уверен А.Домбровский. Он напоминает, что в 2010-14 годах средний ежегодный прирост этого сектора отечественной энергетики составлял 42%, и в позапрошлом году он достиг 2,6% в структуре ППЭ. А Национальный план действий по возобновляемой энергетике до 2020 года предполагает, что за это время ее доля в валовом конечном энергопотреблении достигнет 11%. Для сравнения, Евросоюз к 2030-му намерен довести данный показатель до 27%. После 2020 года, продолжает А.Домбровский, украинский сектор ВИЭ может расти примерно на 1% в год и к 2050-му достичь уровня в 40% всех ППЭ.

С другой стороны, критики Парижского договора сетуют, что он – по крайней мере, пока – не имеет действенного инструментария санкций за невыполнение подписантами взятых на себя обязательств. А значит, может не достигнуть своих ключевых целей, как это происходит и с форматом Киото: совокупные выбросы ПГ намечалось снизить на 5,2% к 1990 году, но пока этот результат недосягаем. Некоторые страны даже нарастили эмиссию – например, Япония (приблизительно на 6% к 1990-му); США подписали, но не ратифицировали Протокол, а у таких индустриальных держав, как Индия или Китай, и вовсе нет обязательств по уменьшению выбросов, поскольку по нормам Киото они относятся к развивающимся экономикам.

Ранний опыт

Тем временем Киотский протокол будет действовать еще несколько лет, и за время его действия (с 1999 года) Киев смог не так уж плохо на нем заработать. Как известно, «киотский» формат включает 2 типа инвестпроектов, направленных на сокращение ПГ-эмиссий. Первый из них – «проекты совместного осуществления», реализуемые в одной из стран Приложения I (развитые) частично или полностью за средства другого государства этого же Приложения. Сюда относится и торговля квотами, когда страны или отдельные предприятия продают и покупают квоты на выбросы. Второй тип – проекты в развивающихся странах за счет инвестиций участников Приложения I.

Украина в свое время стала одним из важнейших продавцов квот, занимая к 2011-12 годам более 50% их мирового рынка, и за время действия Протокола реализовала их более чем на 300 млн евро – около 600 млн тонн в тоннаже, а еще 2 млрд тонн остались неиспользованными. Кроме того, начиная с 2010 года отечественные компании и госорганы реализовали и реализуют через «киотские» механизмы до 400 проектов т.н. «зеленых инвестиций» на общую сумму в сотни миллионов гривен. Те же металлурги могут привлекать иностранные экоинвестиции по таким направлениям, как закрытие мартенов, утилизация шахтного метана, получение тепло- и электроэнергии из отходящих газов (это касается также и коксохимии), другие проекты энергоэффективности.

К 2020 году РКИК намерена создать адаптационный фонд Green Climate Fund, который будет ежегодно направлять на энергосбережение в переходных странах около 100 млрд долл., и украинское руководство тоже заинтересовано получить свою долю в этом бюджете. Да, в последнее время Киев несколько подорвал свою репутацию как пользователь «киотских» денег: Японии пришлось возвращать 2,5 млн евро неиспользованных средств – не слишком много, но все же. Однако после смены власти в 2014 году Запад склонен многое прощать Украине, скорее всего, так случится и в этот раз. А значит, у отечественных заводов сохраняются шансы на привлечение и освоение «зеленых» капиталовложений. Какими же будут инвестиционные механизмы Парижского договора, сегодня не ясно, но они явно должны быть не менее продуманными, чем «киотские» – иначе этот договор точно останется лишь декларацией.

Автор материала: Максим Полевой