Киев в поисках архитектора: Чуда не будет

203

В Украине нет ни одной строительной полиции. Поэтому (а также благодаря коррупционной составляющей) крупные застройщики стали неприкасаемой кастой. Еще одна проблема заключается в том, что нарушение градостроительного законодательства не предусматривает уголовную ответственность, а только административную.

Те, кто сейчас тщательно отслеживает конкурс на главного архитектора Киева, представляют себе его последствия слишком романтично. Как наступление belle époque – конечно, при условии, что строитель №1 окажется порядочным и талантливым. Но человек, который займет эту должность, будет настолько связан по рукам и ногам разного рода обязательствами и нюансами, что на никакие серьезные сдвиги нечего и рассчитывать.

Все его положительные личные и профессиональные качества будут нивелированы невозможностью их раскрыть. Проще говоря, почти неважно, кто именно станет главным архитектором Киева. А для того, чтобы имя этого чиновника приобрело вес, нужно, чтобы ни мэр столицы, ни президент государства (или близкие к ним люди) не имели личной деловой заинтересованности в строительной сфере.

В свое время Наполеон III назначил префектом департамента Сена барона Жоржа Османа, под руководством которого Париж стал тем Парижем, в который и по сей день влюблены миллионы туристов. (Плюс-минус незначительные изменения – с поправкой на последние полторы сотни лет). Осман позвал в свою команду архитекторов и садоводов, расширил узкие улицы, ликвидировал старые неуклюжие здания. Его задача состояла не только в том, чтобы облагородить внешний вид города, но и в том, чтобы улучшить его инфраструктуру.

Наполеон хотел нравиться парижским нищим – именно поэтому в задачи империи входило и улучшение их жилищных условий, и построение системы охраны здоровья и транспортных артерий. В украинских условиях претендент на власть старается завоевать симпатии плебса исключительно до выборов. Ни одному «императору» наших времен не придет в голову заниматься этим после того, как закроются избирательные участки. Именно поэтому Киев – не Париж.

У нас не будет своего Османа, которому дарован императорский карт-бланш и дан приказ: сделать все возможное, чтобы стало лучше. Лучше не застройщику и его бездонным карманам и безразмерному кошельку, а простому народу – или, как принято у нас говорить, «рядовым гражданам». Мне очень сложно представить, что в Киеве когда-нибудь будет принят парижский servitude d’alignement, «закон ограничения», который запрещает застройку в пределах улицы, чей внешний вид утвержден и стандартизирован администрацией города.

Почему? Ответ – на поверхности. В команде мэра – полно людей, которые делают деньги на строительстве и которые не потерпят никаких ограничений. То же касается и команд президента и премьера – триумвирата, который контролирует ряд активов в сфере строительства и гостиничного бизнеса. Наши «наполеоны» не будут мириться со своими персональными «ватерлоо», когда речь пойдет об их состоянии.

Но представим себе идеальную ситуацию: в Киеве изменился не только главный архитектор, но и вся властная вертикаль. И на смену сегодняшним правителям пришли предельно честные и неподкупные люди. Можно ли в таком случае рассчитывать на успех? Предположим также, что перед архитектором стоит одна-единственная приоритетная на сегодня задача: разобраться с новостройками, рассортировать их на законные и незаконные и добиться демонтажа последних. Насколько все это реалистично?

На пути к реализации вышеназванной задаче у чиновника могут возникнуть несколько препятствий. Это, во-первых, наше градостроительное законодательство, которое в течение последних 10-15 лет меняли спонтанно и точечно. Многочисленные предписания и акты, связанные с этой сферой, представляют собой такой же хаос, как и само киевское строительство.

На практике это означает отсутствие единых критериев для определения законности или незаконности возведения того или иного здания. Прибавим еще и отсутствие эстетических стандартов – даже при наличии необходимой разрешительной документации застройщик может породить такого архитектурного «монстра», который испортит весь окружающий ансамбль.

Второй момент связан со вседозволенностью застройщика, который делает бизнес на жилых комплексах. В этой сфере бизнес может привлекать средства инвесторов на нулевом этапе, что порождает аферы наподобие «Элита-центра». Такой – ненормальный, прямо скажем – принцип ведения бизнеса – поощряет предпринимателей начинать строительство на значительных по объему земельных участках и бросать его, не доведя до логического финала. Да еще и не гнушаться нарушением правил безопасности – именно поэтому наши новостройки дают трещины или сползают в Днепр.

В Западной Европе зачатки строительно-полицейского права начали закладываться еще в раннем Средневековье – в период активного роста городов. Организация, которую впоследствии назвали «строительной полицией», присматривала за прочностью сооружений и их огнестойкостью. Ближе к ХХ веку предписания «строительной полиции» пополнил целый комплект санитарных требований. А в наше время в Германии и Соединенных Штатах недобросовестный застройщик может легко пойти с сумой по миру – из-за суровых санкций, штрафов и арестов банковских счетов.

В Украине нет ни одной строительной полиции. Поэтому (а также благодаря коррупционной составляющей) крупные застройщики стали неприкасаемой кастой. Еще одна проблема заключается в том, что нарушение градостроительного законодательства не предусматривает уголовную ответственность, а только административную. Очень жаль, потому что угроза возбуждения уголовного дела держала бы строительный бизнес в нужном правовом тонусе. Все выше перечисленное делает работу главного архитектора подобной езде по киевским улицам в час пик, когда ряд машин продвигается на метр вперед, а потом долгое время стоит на месте неподвижно.

И даже эти «метровые» продвижения возможны только в условиях честной и открытой игры. И постепенного изменения законодательства и принципов работы местных советов. Но когда всем заправляет админресурс и «телефонное право», нет особого значения, о чем говорит тот или иной параграф закона. Именно поэтому не стоит ждать появления главного архитектора с нетерпением свидетелей прихода мессии. Чуда не произойдет – оно украдено, как и много других вещей.

Автор материала: Михаил Поживанов