Коломойский удерживает россиян в Украине

414

Игорь Коломойский добился ареста активов трех российских госбанков в Украине, чтобы вынудить Россию заплатить за экспроприированные в Крыму активы $160 млн. По мнению юристов, экс-владельцу ПриватБанка будет трудно отобрать у россиян их банковские «дочки» в Украине, поскольку российские банки не несут ответственности за долги РФ. Но арест активов замораживает на неопределенный срок планы россиян по сворачиванию бизнеса .

Внезапная расплата за Крым

В спокойной и размеренной жизни российских госбанков в Украине, которых уже давно не беспокоят ни акции протестов националистов, ни нападения вандалов, произошло неожиданное потрясение. Апелляционный суд Киева 5 сентября наложил арест на акции ВТБ Банка, Проминвестбанка и Сбербанка. Это украинские «дочки» российских госбанков – ВТБ, Внешэкономбанка и Сбербанка.

Суд также запретил украинским банкам с российским госкапиталом самоликвидироваться или реорганизовываться, продавать, дарить или менять свое движимое и недвижимое имущество. Эти обеспечительные меры киевский суд одобрил по иску бывшего председателя правления ПриватБанка Александра Дубилета и 18 компаний, имеющих отношение к экс-совладельцу банка Игорю Коломойскому, который был подан в суд летом. Таким образом бывшие связанные лица ПриватБанка решили вынудить Россию заплатить по проигранному делу в Гааге.

После аннексии Крыма Россией в сентябре 2014 года самопровозглашенные власти полуострова отобрали недвижимость и активы украинского олигарха. Среди них знаменитый санаторий «Форос» в Ялте, 39 офисов ПриватБанка, 43 квартиры в Ялте, пансионат «Геолог» в Гурзуфе, более 30 объектов недвижимости в Керчи, детское учреждение оздоровления в Алуште, нежилые здания в Симферополе, 32 АЗС, аэропорт «Бельбек» и нефтебаза. В июне 2015 года компании Коломойского инициировали в Гаагском арбитраже разбирательство, требуя от России компенсацию за потерянную недвижимость.

В международном суде они ссылались на нарушение российской властью в Крыму межправительственного соглашения от 1998 года о защите инвестиций между Россией и Украиной, где сказано, что стороны обязуются не экспроприировать и не национализировать инвестиции граждан друг друга без «быстрой, адекватной и эффективной компенсации».

Слушания по делу завершились 2 мая 2018 года единогласным решением арбитража по вопросам ответственности РФ перед ООО «Эверест Истейт» и группы истцов, а также о компенсации убытков за отсутствие доступа к их недвижимости в Крыму. Замминистра иностранных дел Украины Лана Зеркаль сообщала, что суд постановил взыскать с России $159 млн. Издание iareporter.com уточняло, что Россия должна выплатить в качестве компенсации $130 млн, а еще $29 млн – это проценты с 2014 года.

И хотя решение Гаагского арбитража является окончательным и обязательным для сторон, в Кремле его не собирались выполнять, как и участвовать в судебном процессе. «Россия никак не была представлена и не направляла своего представителя на этот судебный процесс, поэтому мы не считаем себя стороной в этом случае», – говорил тогда пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Еще 15 сентября 2015 года суд получил письмо, в котором Россия заявляла, что «не признает юрисдикцию международного трибунала в Постоянном арбитражном суде (PCA) при урегулировании вышеуказанных требований». Поэтому Россия не делегировала в суд своих адвокатов и не пыталась предотвратить первый в истории РФ проигрыш в деле по выплате компенсации вследствие аннексии.

Чемодан без ручки

В июле 2018-го Александр Дубилет и компании Игоря Коломойского обратились в украинский суд, чтобы исполнить на территории Украины решение нидерландского суда о принудительном взыскании денег с России. В суде отметили, что речь идет о $130,486 млн и процентах на эту сумму за четыре года.

Чтобы россияне не смогли уклониться от оплаты долга, экс-приватовцы в августе инициировали арест акций украинских «дочек» российских банков и другие меры обеспечения.

Истцы уверяли, что поскольку РФ уклонялась от участия в судебном процессе, есть «реальная угроза того, что неприменение обеспечительных мер может усложнить или сделать невозможным выполнение решения международного коммерческого арбитража в случае предоставления разрешения на его выполнение». Опираясь на публикации в СМИ, суд счел, что ответчик в лице РФ намерен продать или прекратить деятельность «дочек» российских банков, поэтому одобрил ходатайство.

Теперь компании ICU запрещено проводить операции на счету в ценных бумагах ВТБ Банка, компании «Инвинтум» – на счету Внешэкономбанка, Райффайзен Банку Аваль – на счету Сбербанка.

Российские госбанки уже давно и не раз пытаются продать свои украинские «дочки». После введения санкций в марте 2017 года только Сбербанку удалось продать львовский ВиЭс Банк (VS Bank) бизнесмену Сергею Тигипко. Свою главную «дочку» российский госбанк продать не смог. Сначала на нее претендовали российские бизнесмены Григорий Гусельников и Саид Гуцериев, затем белорус Виктор Прокопеня, а потом белорусский Паритет-банк. По информации FinClub, ни один из этих покупателей не рассматривался Национальным банком всерьез из-за прямой или опосредованной связи с российским госбанком. Никто из них «добро» от НБУ так и не услышал. Претендентом на Сбербанк выступал также Валерий Хорошковский, но из-за нахождения российского банка под санкциями он не захотел заключать сделку.

Похожая ситуация была с Проминвестбанком, которого россияне хотели продать девелоперу Павлу Фуксу и народному депутату Максиму Микитасю. Но эта пара не получила одобрение от НБУ. Еще один претендент – Александр Ярославский – подал в НБУ документы на покупку Проминвестбанка, даже … не заключив сделку с россиянами.

Ситуация с группой ВТБ выглядит более прозаично. БМ Банк отправлен на самоликвидацию и со дня на день ждет отзыва лицензии Нацбанком. ВТБ Банк сокращает присутствие в Украине и также рассматривает возможность сдачи лицензии и реорганизации в финансовую компанию.

По информации FinClub, в российских госбанках недовольны решением украинского суда, поскольку оно мешает планам ВТБ Банка, который рассматривал вариант сдачи лицензии в НБУ еще до конца 2018 года. По информации российских СМИ, Проминвестбанк в ноябре также планировал рассмотреть возможность отказа от лицензии.

Теперь им всем придется пересмотреть свои планы. «Похоже, что покупателя на эти активы все равно нет. А вот с уменьшением присутствия могут быть проблемы после решения суда», – говорит руководитель аналитического департамента ИК Concorde Capital Александр Паращий. По его мнению, очень вероятно, что такое судебное решение будет успешно обжаловано.

На обжалование ареста в Верховном Суде у россиян есть 30 дней. В пресс-службе Сбербанка FinClub подтвердили, что планируют судиться. При этом подчеркнули, что арест не повлияет на операционную деятельность учреждения. «Банк работает на территории Украины в полном соответствии с действующим в стране законодательством и регуляторными нормами. Арест акций не влияет на работу банка по обслуживанию клиентов», – заявили в банке.

Избежать экспроприации

Партнер юридической компании EVERLEGAL Александр Ружицкий подчеркивает, что арест акций – это временная мера. «Если украинский суд откажет истцам в разрешении на исполнение решения, арест будет отменён. Истцы могут взыскать имущество РФ, находящееся на территории Украины. Это правило распространяется и на акции банков, если будет установлено, что они принадлежат Российской Федерации. РФ может добровольно исполнить решение – просто зачислить деньги на счета истцов, в этом случае никакого взыскания акций не будет», – объясняет юрист.

При этом остается открытым вопрос, сможет ли Коломойский при желании взыскать эти акции и стать собственником российских банков. Как поясняет адвокат Ario Law Firm Кирилл Юхно, согласно международной практике, государственные банки могут нести ответственность по обязательствам государства. Но, с другой стороны, российские законы прописаны по-другому.

«В решении судья ссылается на федеральный закон «О банке развития» (Внешэкономбанке), в котором также имеется предписание, что банк не отвечает по обязательствам РФ и наоборот. Аналогичное положение содержится в федеральном законе «О банках и банковской деятельности». Главным акционером Сбербанка России является Центральный банк РФ, остальные – частные лица. Допускаю, что такой арест будет обжалован, а история в целом будет иметь продолжение», – полагает Александр Ружицкий.

Порядка 40% акций российского Сбербанка и 30% акций ВТБ Банка находятся в свободном биржевом обращении (оба российских госбанка проводили IPO), что делает их менее подверженными судебным рискам в этой ситуации. По мнению юристов, в такой ситуации нельзя взыскать все 100% акций какой-либо из «дочек» по долгу российского государства. «На наш взгляд, при такой постановке вопроса пострадают акционеры Сбербанка России, не имеющие отношения к государству РФ. Поэтому 100% акций ПАО «Сбербанк» (украинского. – Ред.) не могут подлежать взысканию», – отметил Кирилл Юхно.

Иван Пальчевский