Кому пойдет на пользу «спецконфискация Пашинского»

349

Парламент обещает пополнить бюджет на сумму до 50 млрд гривен за счет изъятия незаконных активов у VIP-коррупционеров. Для этого депутаты проголосовали в первом чтении закон о спецконфискации, позволяющий без приговора суда отбирать в пользу государства имущество, нажитое чиновниками посредством коррупции и воровства. На деле заявленный «доход» может обернуться для казны убытками. 100 млн гривен – самая скромная оценка потерь для Украины, которые несет инициатива народных депутатов. В свою очередь, журналист выяснил, кто в отличие от государства снимет сливки в случае принятия закона.

Законопроект №4057, разработанный Сергеем Пашинским, Татьяной Черновол и еще несколькими депутатами, после ряда неудачных попыток таки был проголосован в минувший четверг в первом чтении. Когда он заработает, государство сможет изрядно потрусить когорту беглых коррупционеров из команды Виктора Януковича, изъяв у них без суда теневые активы. Главные жертвы экспроприации – не только окружение экс-президента. Под действие закона подпадают подозреваемые в присвоении или растрате имущества, взяточники, чиновники, злоупотреблявшие служебным положением, и те, кто создавал преступные организации. Конфисковать можно деньги, гособлигации, драгоценности.

Пояснительная записка к законопроекту пестрит впечатляющими суммами, которыми государство сможет в ближайшем будущем пополнить казну. Со ссылкой на Национальный институт стратегических исследований депутаты оценили общий объем активов, утраченных в результате злоупотреблений властью за последние четыре года в 70 млрд. долларов. Часть из них уже заморожена в банках других государств. В частности, по ходатайству Генпрокуратуры, на счетах бывших украинских чиновников Швейцарией заблокировано 2 млрд. долларов, в Великобритании — 17 млн. евро (якобы лично Виктора Януковича), на Кипре — 1,5 млн. евро и 3 млн. долларов.

В Украине – еще больше. Только у Януковича ГПУ арестовала свыше 125 млн долларов, а Госфинмониторинг заблокировал деньги 19 нерезидентов, связанных с его окружением на сумму 1,34 млрд. долларов. Деньгами – около 380 млн гривен и около 160 млн долларов, в ценных бумагах – 1,49 млрд. гривен и 1,02 млрд. долларов».

По всей видимости, украинские активы коррупционеров в размере почти 1,5 млрд долларов – и есть те самые 50 млрд гривен, о которых недавно говорил соавтор закона Сергей Пашинский: эти деньги, якобы, можно будет пустить на оборону страны и другие важные цели.

Сумма с десятью нулями впечатлила не всех. Например, депутат-юрист Елена Сотник уже заявила, что Янукович и компания после взыскания средств никогда не будут обвинены, поскольку ни один международный суд не признает приговоры законными. А через пару лет обанкроченные «жертвы» спецконфискации через те же международные суды (в том числе Европейский суд по правам человека) получат положительные решения и добьются компенсации от Украины, включая штрафные санкции.

Более того, накануне заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе, а затем народный депутат Виктор Чумак намекнули на другой интерес инициаторов этого законопроекта, который абсолютно не связан с пополнением бюджета.

«Такой истерики вокруг законопроекта (№ 4057 о так называемой «спецконфискации» — ред.) я не вспомню за всю историю Украины. По полученной мной информации на счетах Банка «Фортуна», в котором почти 95% принадлежит М.И. Тищенко (фамилия никого не напоминает?) якобы лежит 100 млн. гривен от реализации «топлива Курченко», которые тоже ждут принятия этого закона. Согласно решению суда они сегодня должны быть перечислены на счета Одесского УВД, как вещественные доказательства. Боюсь, что этого может не произойти», — написал Чумак на своей страничке Facebook.

Об арестованных 100 млн гривен в рамках «реанимированного дела о краже нефтепродуктов Сергеем Курченко» также заявлял и Сакварелидзе. О чем идет речь?

Как известно, весной 2014 года были арестованы не менее 80 тысяч тонн нефтепродуктов, как улики по делу против бизнесмена Сергея Курченко. Свыше 65 тысяч тонн хранились на Одесском нефтеперерабатывающем заводе.

Справка:

Сергея Курченко обвиняли в многомиллиардных махинациях с нефтепродуктами – при Януковиче действовала схема, в рамках которой нефтепродукты по документам ввозили в Украину для оффшорных фирм как реэкспорт, но на самом деле продавали их внутренним потребителям (всего было продано нефти на 36 млрд. гривен).

Вскоре после ареста в 2014 году МВД по решению суда передало нефтепродукты на хранение государственному «Укртранснафтопродукту», менеджмент которого СМИ связывали с Сергеем Пашинским. А затем стало известно, что порядка 30% этого объема без конкурса было продано по заниженной цене компаниям, связанным с бизнесменом Сергеем Тищенко. Разрешение на продажу также выписывал суд. Как известно, экс-супруга предпринимателя – Елена Тищенко – два года назад отвечала за взаимодействие с правоохранительными органами в Администрации президента, которой тогда руководил Пашинский. Эти факты послужили поводом для народных депутатов Дмитрия Добродомова и Егора Соболева заявить о том, что распродажа нефтепродуктов Курченко произошла не без помощи Пашинского. Последний подал на них в суд.

Сейчас делом о продаже по демпинговым ценам арестованных нефтепродуктов занимается Генеральная прокуратура. Уголовное производство по подозрению топ-менеджмента «Укртранснафтопродукта» открыто по статье растрата и завладение имуществом.

Согласно данным из Единого реестра судебных решений, «Укртранснафтопродукт» с октября 2014 по февраль 2015 года без аукциона продала фирме «Укройлпродукт» (входит в состав группы компаний «Фактор» упомянутого выше Сергея Тищенко) нефтепродукты в объеме 28 тысяч тонн.

В материалах расследования уточняется что в результате занижения цены, а также безосновательного перечисления средств со счетов госпредприятия на счета частных структур ущерб государству превысил 340 млн гривен.

Уточняется, что 100 млн гривен из этой суммы были по малопонятной причине перечислены «Укртранснафтопродуктом» на счет компании «Итаникс стронг».

Эта фирма связана с бизнесом Сергея Тищенко. Имя ее владельца и руководителя — Сергей Ратинский. Он же, к примеру, руководит фирмой «Соранта», телефон которой совпадает с телефоном компании «Фактор Нафтогаз» (относится к группе «Фактор» бизнесмена Сергея Тищенко).

Летом прошлого года в связи с подозрением в растрате имущества при реализации арестованных нефтепродуктов госпредприятием «Укртранснафтопродукт» по иску Генеральной прокуратуры Печерский суд Киева остановил расходные операции на счетах вышеуказанной «Итаникс стронг» на сумму свыше 100 млн гривен в нескольких банках, в том числе, «Фортуна-банк» подконтрольный семье Тищенко.

Вероятно, Чумак и Сакварелидзе предполагают, что как только закон о спецконфискации вступит в силу, указанная сумма в размере 100 млн гривен перестанет быть вещественным доказательством, и владелец – компания «Итаникс стронг» сможет распоряжаться своими деньгами.

Даже если это произойдет, 100 млн гривен – не самая большая потеря в случае вступления нового закона в силу.

Как заявил экс-министр финансов Виктор Пинзенык, имущество, которое народные депутаты хотят арестовать, преимущественно не деньги, а долговые обязательства, по которые правительство должно будет оплатить в будущем (общая сумма составляет не менее 1 млрд. долларов). По его мнению, в случае конфискации правильным решением будет «списание, уменьшение на соответствующую сумму долга страны». «Это позволит единовременно сэкономить на погашении долга десятки миллиардов гривен и ежегодно экономить несколько миллиардов гривен на уплате процентов в связи с уменьшением долга», — уверен бывший министр. При этом Пинзенык уверен, что как раз этот вариант депутатами не рассматривается, поскольку новый закон тут не требуется – соответствующая норма и так есть в действующем законодательстве.

Второй вариант – продать ценные бумаги. «Не буду гадать, какая часть по этой дорожке не дойдет в казну, потому что не знаю, по какой цене, с которым дисконтом (скидкой к номиналу) и как будут продаваться эти ценные бумаги. Однако если придется выполнять решение ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека) о незаконности конфискации, то возвращать из казны придется по номиналу, без каких-либо скидок».

Кто может оказаться среди владельцев ценных бумаг? Не исключено, что в первых рядах будет стоять экс-министр доходов Александр Клименко. Известно, что его окружение занималось скупкой ЦБ. Например, как писали СМИ, из 160 млн долларов, предоставленных в виде кредитной линии компании «Ветек медиа инвест» (Сергея Курченко) на покупку «Украинского медиахолдинга» (Бориса Ложкина), треть была обеспечена ценными бумагами. Этим обеспечением выступали «имущественные права на получение номинальной стоимости по казначейским обязательствам Украины на предъявителя, которые являются ценными бумагами, и получения дохода по неоплаченным купонами № 3 и № 4» с датой погашения 8 октября 2014 года.

Согласно судебным материалам, собственником этого актива является имущественный поручитель Чумак Я.А. Можно с высокой долей уверенности предположить, что речь идет об уроженке Макеевки Чумак Яне Андреевне, являющейся, согласно государственной базе юрлиц Украины, совладельцем компании «Юнисон Корпорейшн». Долей в этой фирме владел и погибший в этом году Антон Клименко, старший брат экс-министра доходов и сборов Александра Клименко. Карьера Чумак прочно связана с деятельностью братьев. Она входила в состав правления банка «Юнисон», подконтрольного Александру Клименко, и владеет 9,44% акций финучреждения. А в середине нулевых руководила кадровым отделом в группе «Анталекс» (еще один актив семьи Клименко). Даже участвовала вместе с ними в деятельности донецкой областной организации «Наша Украина» на заре этой партии.

Как сообщил глава фракции «Народный фронт» Максим Бурбак закон о спецконфискации может быть окончательно проголосован 29 марта.

Комментарий: Мизрах Игорь Аркадьевич – Юридический эксперт

Авторы этого законопроекта утверждают, что основной целью его является конфискация полученных преступным путем активов Виктора Януковича и его ближайшего окружения. Однако по действующему законодательству Украины сейчас такая конфискация практически невозможна. Именно поэтому авторы предлагают выработать основу для применения режима спецконфискации независимо от доказанности вины лица.

В то же время некоторые положения данного законопроекта противоречивы. В частности, согласно ст. 2 проекта особый режим применяется в случаях, предусмотренных частями первой — четвертой статьи 96-2 Уголовного кодекса Украины, на основании постановления суда независимо от времени приобретения имущества. В соответствии с этими статьями УК , «специальная конфискация» считается мерой уголовно-правового характера и заключается в принудительном изъятии по решению суда в собственность государства денег, ценностей и иного имущества, при условии совершения преступления, предусмотренного статьями 354 (подкуп), 364 (злоупотребление служебным положением), 364-1, 365-2 (злоупотребление служебными полномочиями), 368-369 (получение неправомерной выгоды (взяточничество)).

В соответствии с разделом ХIV УК Украины «специальная конфискация» является мерой уголовно-правового характера. Хотя в соответствии с теми же статей 354, 364, 364-1, 365-2, 368-369 УК Украины «специальная конфискация» является одним из видов наказаний, которые в соответствии с нормами общей части УК Украины назначаются при постановлении обвинительного приговора суда.

Необходимо заметить, что данный законопроект противоречит уголовным процессуальным нормам Украины в части, касающейся применения особого режима специальной конфискации, ведь согласно данного законопроекта не вносятся необходимые изменения в Уголовный процессуальный кодекс Украины.

Возможны определенные противоречия с такими конституционными принципами, как презумпция правомерности приобретения имущества, презумпция невиновности, равенство всех участников судебного процесса, обеспечения права на защиту

Также, при применении такого закона могут возникать определенные противоречия с такими конституционными принципами, как презумпция правомерности приобретения имущества, презумпция невиновности, равенство всех участников судебного процесса, обеспечения права на защиту. Так, в соответствии со ст. 41 Конституции Украины «Никто не может быть противоправно лишен права собственности. Право частной собственности является нерушимым. Конфискация имущества может быть применена исключительно по решению суда в случаях, объеме и порядке, установленных законом». В соответствии со ст. 62 Конституции Украины «Лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в суде.

Очевидно, процессуальные тонкости относительно процедуры применения такого исключительного процесса, как специальная конфискация имущества без приговора суда, должны быть надлежащим образом выписаны в соответствующих нормативно-правовых актах. В частности, должны быть внесены изменения в Уголовный процессуальный кодекс Украины в части защиты процессуальных прав собственников имущества, которое конфискуется, и процедуры обжалования судебных решений при особом режиме конфискации имущества.

Украинский законодатель не должен забывать, что в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), прописанные в нормативно-правовых актах положения должны быть качественными и соответствовать принципу верховенства права. При этом судебные решения должны основываться на надлежащих доказательствах относительно преступности происхождения этого имущества.

А иначе, в случае отсутствия таких законодательно закрепленных процедур и / или их невыполнения, вынесенные судебные решения о специальной конфискации имущества согласно особому режиму будут противоречивыми, учитывая ст. 6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод». Согласно этой статье «каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, установленным законом, который решит спор относительно его прав и обязанностей или установит обоснованность любого выдвинутого против него уголовного обвинения …» .

В дальнейшем, процессы относительно обжалования таких противоречивых судебных актов будут иметь четкую положительную перспективу в ЕСПЧ.

Что касается появления этого законопроекта именно сейчас, а не раньше, то можно рассматривать версию о получении определенных «дивидендов» перед местными выборами. В любом случае этот вопрос относительно времени появления законопроекта носит более политический характер, чем юридический.

Автор материала: Федор Орищук