Коррупция в Минюсте: почему реформатор Петренко ничего не знает о сером кардинале Довбенко

92

Министр Павел Петренко хочет ассоциироваться с реформами, а поэтому скрывает свое знакомство с юристом Андреем Довбенко, которого называют «смотрящим» за Минюстом. Два года назад министр лично представлял юриста на одной из встреч в министерстве, а сегодня открещивается от знакомства с ним. После той встречи Довбенко не занял важный пост в Минюсте. Возможно, это связано с репутационными рисками от предыдущей работы. Но это не имеет значения, ведь его приятели оказались на ключевых должностях в ведомстве.

Работники Министерства юстиции после программы «Наших грошей» о миллионных гонорарах для сотрудников Государственной исполнительной службы обрушили шквал писем в редакцию о том, что за красивым реформаторским фасадом в ведомстве завелся настоящий «смотрящий». И что сам министр в курсе того, что происходит. Работники Министерства юстиции получали миллионы в качестве вознаграждения, и сразу же оформляли доверенности на доступ к своим счетам совсем неизвестному лицу на получение этих денег.

Что общего между экс-юристом Сергея Курченко Андреем Довбенко, и нынешним министром юстиции Павлом Петренко? Помимо дел газового олигарха Довбенко занимался делами скандально известного торгового центра Skymall, совладельцы которого вошли в продолжительный корпоративный конфликт. А после Революции Достоинства Довбенко стал советником бывшего в то время министра инфраструктуры от «Народного фронта» Максима Бурбака.

Министр юстиции Павел Петренко назначен по квоте «Народного фронта». У него есть хороший тыл в окружении Петра Порошенко. Объединяет Петренко и Довбенко Министерство юстиции, в котором Петренко — официальный министр-реформатор, а Довбенко – не официальный, не министр, и не реформатор. Его характеризуют как человека, который решает вопросы. В рабочее время юриста легче застать в элитных ресторанах, чем на судебном заседании.

Например, на этом фото видно, что автомобиль с водителем ожидает юриста под рестораном «Аляска», но чаще всего можно увидеть автомобиль Довбенко возле отеля «Hyatt».

На сегодняшний день министр Петренко говорит, что не знаком с юристом Довбенко, и первый раз о нём слышит. Это он повторял журналистам на камеру неоднократно, однако это не правда.

В 2015 году министр сам познакомил юриста Довбенко со своими коллегами. На той встрече, которая состоялась в Минюсте, в зале на втором этаже, обсуждались реформы в ведомстве и будущие кадровые назначения. Тогда Петренко видел юриста Довбенко руководителем государственных исполнителей. Конечно же, с той встречи есть свидетели. Они подтвердили, что встреча была и министр, и Довбенко в ней участвовали. Его запомнили именно как кандидата на руководящую должность. Министр Петренко представлял Довбенко как человека, который будет реформировать Минюст.

Но на сегодняшний день Петренко продолжает утверждать, что не помнит ни Довбенко, ни того, что он его представлял в министерстве. Зачем министру отрекаться от знакомства с юристом? Возможно, он знает о юристе что-то такое, с чем не хочет ассоциироваться, но и разоблачать его в этом «чем-то» тоже не хочет.

Чем же занимается Довбенко после 2014 года, после того, как перестал быть советником министра Бурбака? Он не стал руководителем Государственной исполнительной службы. По одной из версий, из-за репутационных рисков от предыдущей работы на олигарха Курченко. Но при этом влияние на Министерство юстиции получил.

Товарищи Андрея Довбенко оказались на ключевых должностях в Минюсте

С 2015 года партнер «серого кардинала» Минюста Сергей Бенедисюк возглавил департамент Госрегестрации и нотариата. Еще один товарищ Довбенко — Павел Мороз — получил должность заместителя министра по вопросам госрегистрации. Раньше они вместе работали в Ernst&Young. Заместителем директора департамента регистрации становится Андрей Реун, еще один коллега Довбенко. Госпредприятием Минюста «Сетам», которое реализует арестованное имущество, тоже стал руководить товарищ Довбенко — Виктор Вишнев. В 2015 году Государственная исполнительная служба, как и регистрационная, стала департаментом юстиции. А ее ключевой отдел принудительного исполнения решений возглавил еще один давний знакомый Довбенко — Сергей Крайчинский. Это уже пятый товарищ Довбенко, который оказался в кресле руководителя в Министерстве юстиции после Революции Достоинства.

Все друзья Довбенко получили потенциально крайне коррупциогенные должности, на которых решается судьба многомиллионных долгов, корпоративных споров и собственности на чью-либо недвижимость, землю и бизнес.

Государственная исполнительная служба издавна является одним из самых коррумпированных органов. Зарабатывать здесь можно несколькими способами. На финансовой мотивации от тех, кто по решению суда возвращает сюда долги и требует эффективной работы госисполнителей. И наоборот — на должниках. На том, что исполнитель не будет искать их недвижимость и деньги, снимет аресты или сообщит им, какие именно счета собирается арестовать. Чтобы должник смог вывести деньги со счетов. То есть, заработать можно на неисполнении судебных решений. Только за прошедший месяц ГПУ, СБУ и полиция задержали на взятках руководителя исполнителей в Одесской области, и целый букет госисполнителей из Винницкой области и Харькова.

В прошлом году, как результат реформ, появилась ещё одна солидная статья доходов — официальное вознаграждение госисполнителю, взысканное с должника, в добавок к основному долгу. Так называемые многомиллионные премии. Но большая часть этих премий государственным исполнителям не доставалась. Доказательствами этого являются доверенности, которые после появления реформированных премий выдали сразу несколько государственных исполнителей на имя одного и того же человека — Николая Лысенко. Причём один из исполнителей указал, что почти ничего не знает о том человеке, которому дал доступ к своему счету. А второй исполнитель вообще отказался что-либо говорить о нем. Непосредственным руководителем этих исполнителей был Сергей Крайчинский, друг «серого кардинала» Минюста Довбенко. От его подписи зависело, получат ли исполнители многомиллионные премии или нет. Доверенности писались для обеспечения безопасности доставки многомиллионных премий исполнителям. Такая версия экс-руководителя этих исполнителей.

Но эта версия не выдержит критики хотя бы потому, что один из исполнителей мгновенно аннулировал доверенность сразу после получения премии. После этого он был уволен с такой выгодной должности. Тем более, что увольнять исполнителей, которые не хотели делиться, оказалось очень просто.

Давление на сотрудников Минюста: их заставили писать заявления об увольнении «с открытой датой»

Как становится известно сейчас, Министерство юстиции далеко не открытое и не честное. Воля министра Петренко — выше закона.

Еще в 2015 году, после реформирования регистрационной и исполнительной служб в Министерстве юстиции, сотрудников этих департаментов заставили написать заявления на увольнение без даты. Один из бывших сотрудников ведомства передал запись, на которой — его разговор с бывшим на то время руководителем кадров Минюста.

Этот разговор закончился написанием заявления. Потом сотрудника все же уволили и он судился по поводу восстановления в должности. На руках у него уже есть решение трех инстанций о восстановлении.

Через суды уже прошёл целый ряд исков от бывших сотрудников Минюста, в которых выложены одни и те же обстоятельства – заявление на увольнение было написано без даты, заранее и под давлением. Это говорит о системе удержания сотрудников на крючке — старой коррупционной системе, в которой каждый должен зарабатывать и делиться. Либо его уволят.

На аудиозаписи слышно, что заявления должны будут писать сотрудники двух служб: департамента регистрации и исполнительной службы. Руководителями именно этих департаментов за последние годы становились друзья «серого кардинала» Минюста Андрея Довбенко.

Журналисты «Наших грошей» неоднократно пытались взять интервью у «серого кардинала» о его влиянии на Министерство юстиции. В последний раз от интервью Довбенко убежал через чёрный ход ресторана, где его ждал автомобиль, и быстро уехал от вопросов, нарушая правила дорожного движения.

Заявления на увольнение без даты, доверенности на снятие миллионных премий исполнителей, возможность решать вопросы в «министерстве справедливости» за деньги – это далеко не вся реальность, которую описывают сотрудники Минюста.