Кравчук объяснил, кто сегодня для Украины «враг номер один»

295

Леонид Кравчук — один из трех лидеров, подписавших Беловежские соглашения о ликвидации СССР. В 1991 году он был избран президентом независимой Украины. В то время, по его словам, военный конфликт между россиянами и украинцами невозможно было даже представить. Теперь 82-летний Кравчук вспоминает, насколько жестко Россия удерживала Украину в своей орбите после распада СССР, одновременно декларируя право постсоветских государств самим выбирать свое будущее.

Навсегда ли потеряла Россия Украину как стратегического партнера? Никогда уже мы братьями не будем. Может быть, придут новые поколения, я не знаю… Но сегодня Путин для украинцев — это враг номер один. Вот Лина Костенко написала, я прочитаю по-украински:I жах, і кров, і смерть, і відчай, I клекіт хижої орди, Маленький сірий чоловічок Накоїв чорної біди. Це звір огидної породи, Лох-Несс холодної Неви. Куди ж ви дивитесь, народи?! Сьогодні ми, а завтра — ви. Я специально прочитал вам это стихотворение, потому что украинская интеллигенция считает врагом Путина, и не только Путина, но и Россию. Почему? 87 процентов россиян сегодня считают правильной политику России по отношению к Украине, политику агрессии, аннексию Крыма. Скажите, пожалуйста, какие могут быть отношения в такой ситуации? Вся Украина хоронит сыновей и дочерей, люди там умирают невинные — пенсионеры, больные, дети. Как можно считать братьями людей, которые убивают людей за то, что они не согласны с ними? Ты не согласен — мы тебя убьем. И убивают, насилуют, грабят, разрушают дома.

Ну какой же брат может приходить на твою землю, убивать, разрушать, насиловать и считаться братом? Поэтому это уже входит в гены. Не случайно Бжезинский сказал, что Путин сделал самое темное дело, которое можно было сделать: он поссорил не только Россию с Украиной, а Россию со славянскими народами. Вот что они сделали. Сегодня вся Украина уничтожает памятники Ленину, Сталину, символы прошлого. Будут уничтожать все, что связано с Россией. Потому что украинцы считают Россию своим врагом. Не все, я не могу сказать, что все украинцы. Есть разные украинцы, есть группы людей, которые выступают за продолжение этого братства, за подчинение, за выполнение функций раба, чтобы стоять на коленях… Есть такие, ну что ж.

Борис Ельцин немножко отличался от Путина своими мировоззренческими позициями, политикой, концепцией по отношению к Украине… Но мы как-то беседуем, и он мне задает вопрос: «Леонид Макарович, вы действительно верите, что Украина пойдет в Европу?» Я говорю: «Борис Николаевич, мы же подписали с вами Будапештское соглашение, где четко определено, что каждый народ сам определяет, куда ему идти». — «Э-э, нет, мы 330 лет вместе, все пронизано этим словом «вместе», и разорвать нас невозможно, — говорит он. Россия никогда не согласится, чтобы Украина ушла в Европу, оставила Россию. Вы думаете, что это только я так считаю? Давайте вот выйдем из Кремля на площадь, вы покажете сто человек пальцем, а я скажу своей охране, чтобы они этих людей собрали, и вы им зададите этот вопрос, хотят ли они, чтобы Украина стала отдельным европейским государством. Я вам гарантирую: 96-95 человек из ста скажут: нет».

Сегодня Владимир Путин считает так же. Горбачев считает так же. Нет человека в России, который бы думал иначе, я имею в виду политический класс, который при власти. Да, там есть оппозиция и творческие люди, которые по-иному думают, но я говорю о тех, кто в руководстве. Поэтому для нас, украинцев, сегодня ясно одно: если мы не найдем защиты в мировом сообществе, если мы не найдем защиты в НАТО, Украина не выдержит как самостоятельное государство давления России, и не только военного… Сейчас прямая агрессия, а будут экономические, будут политические диверсии. Сейчас в России очень четко определяется политическое направление по Украине. Дескать, не спешите, изнутри надо ее разлагать, придет время, мы дадим только один толчок и она упадет. Мы это должны понимать.