Кризис по имени Трамп

177

24 марта руководство Республиканской партии выдвинуло ультиматум Дональду Трампу – либо он набирает необходимые для выдвижения 1,237 голосов делегатов от штатов, либо партийная конференция не выдвигает его кандидатом в президенты США.

Здесь необходимо сначала рассказать о том, что именно представляет собой американская политическая система в части выборов главы государства – как правило, о ней говорят как о «непрямой», но этот технический термин не только малоинформативен, но и не совсем точен. «Непрямота» этой модели состоит лишь в том, что количество голосов, которое на последнем этапе соревнования (в ноябрьский день голосования) получает тот или иной кандидат играет второстепенную роль по сравнению с электоральным весом штатов.

В первую очередь, следует сказать, что критика этой системы, с точки зрения демократической философии, не работает, потому что американцы избирают руководителя федерации, поэтому логично, что он или она должны завоевать доверие штатов как субъектов этого объединения.

Во вторую очередь, такая модель (а она, с теми или иными отличиями распространена в большинстве федеративных государств, в особенности в Латинской Америке) была задумана отцами-основателями США с целью оградить Белый дом от популистов, способных зажечь в массах огонь недобрых эмоций и на этой волне получить масштабные полномочия.

Вместе с тем, путь к инаугурации (он даже называется как путешествие пионеров колонизации на запад – campaign trail) чрезвычайно сложен – именно поэтому, с некоторыми исключениями, американские политики готовятся к этому мероприятию часть жизни, и если не считать фриков, участвуют в кампании один-два раза за свою карьеру. Уточняя, по крайней мере за последние 50 лет только один проигравший в финале Ричард Никсон (будучи вице-президентом при Дуайте Эйзенхауэре он уступил Джону Кеннеди) смог вернуться на этот уровень и победить на президентских выборах, да и то потому, что слишком уж неудачно сложились звезды у демократов.

Итак, главой государства в США может стать либо выдвиженец одной из двух партий, представляющих собой огромные общенациональные коалиции региональных организаций, политических клубов федерального уровня, общественных ассоциаций и лоббистских контор. Коалиции эти столь обширны, что в Конгрессе у центристов среди демократов и республиканцев гораздо больше общего, нежели с собственными однопартийцами на флангах. А партийные вертикали в глубину могут доходить до «поселковых комитетов».

Однако, теоретический шанс возглавить США может и независмый кандидат или кандидат от «третьей партии». Для этого ему или ей необходимо сделать одно из двух.

Первое – взять как минимум 270 из 538 «очков». Это формальные голоса членов органа «выборщиков» — каждый штат (и федеральный округ Колумбия) имеет определенное количество таких очков в зависимости от количества своих избирательных округов в нижнюю палату Конгресса плюс два сенаторских округа, которыми обладает каждый штат (кроме федерального округа Колумбия). Первая цифра время от времени меняется в зависимости от демографических изменений – вторая никогда. Для того, чтобы взять голоса штата, в 48 штатах кандидат должен получить как минимум на 1 голос больше следующего соперника (winner-take-all или победитель берет все), а в двух – штат Мэйн и штат Небраска – очки распределяются согласно процентам, полученным кандидатами.

Второе – взять достаточное количество «очков», для того, чтобы 270 не смогли набрать другие кандидаты. Тогда среди троих финалистов кандидатуру президента определяют палаты парламента – однако, очевидно, что это ситуация политического кризиса сама по себе, ведь парламентарии практически неизбежно поддержат своих однопартийцев и выиграет кто-то из них (к примеру, сегодня выиграл бы республиканец – его партия контролирует обе палаты), а не третий кандидат. За два столетия, как видим, система эволюционировала таким образом, что сильный независимый кандидат в лучшем случае отнимет голоса у идеологически более близкого политика. Так, к примеру, Теодор Рузвельт расколол республиканскую партию, что привело к победе демократа Вудро Вильсона.

Но ноябрьская планка – это лишь самый последний рубеж. Предварительная кампания, праймериз – еще сложнее.

Прежде всего, зарегистрироваться кандидатом от партии – демократической или республиканской – для того, чтобы посоревноваться за поддержку ее членов и избирателей (разница здесь нечеткая, так, существует понятие «зарегистрированного» демократа или республиканца, предварительно говорящего таким образом, что он поддержит кандидата от этой партии – но не обязанного этого делать) надо не позже первой недели марта в год выборов.

В частности, до последнего думал над вопросом позднего подключения к кампании многолетний мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, миллиардер и уважаемый консерватор – с целью расколоть электоральную базу Дональда Трампа. Но отказался от этой идеи, поскольку просчитал, что отнимет голоса как раз у правоцентристов, а их дела и так плохи.

Далее, перед каждой серией – обычно с февраля по июнь в один и тот же день по практическим (и отчасти по телевизионным) соображениям голосуют сразу несколько штатов – необходимо участвовать в дебатах с внутрипартийными конкурентами.

Сами предварительные выборы делятся на два типа по форме и на два типа по выигрышу.

По форме — это собственно «праймериз», стандартные выборы, характерные для крупных, густонаселенных штатов, и «кокусы», де-факто встречи избирателей с последующим голосованием, в ходе которых граждане могут самостоятельно выступать в поддержку своего избранника. Причем существует и дальнейшая дифференциация – в одних случаях закон ограничивает избирателей их партийной аффилиацией, в других нет, но все же в праймериз обеих партий одному и тому же гражданину голосовать запрещается.

По типу выигрыша штаты делятся на системы, где «победитель-получает-все» и системы пропорционального распределения «очков-делегатов» для партийной конференции, однако при этом необходимо завоевать не менее 15% голосов в штате, чтобы быть допущенным к разделу очков.

Для того, чтобы партийная конференция республиканцев выдвинула в президенты одного из трех оставшихся в гонке соперников – застройщика Дональда Трампа (739 делегатов, национальный рейтинг 45% ), сенатора от Техаса Теда Круза (465 делегатов, 32%) или губернатора штата Огайо Джона Кэйсика (143 делегата 19,8%), в период до июня один из них обязан завоевать поддержку 1,327 делегатов от штатов. То есть победить в достаточном количестве праймериз штатов с достаточно большим отрывом, чтобы достичь этой цифры.

Джон Кэйсик (сын чеха и хорватки) уже математически не может этого сделать, но «эгоистически» продолжает кампанию, надеясь что не даст ни Трампу, ни Крузу победить – вместе с тем, считается, что победивший лишь в своем, пусть и очень крупном штате губернатор торгуется с Трампом за попадание в бюллетень республиканцев в качестве кандидата в вице-президенты. Партийное руководство напоминает Джону Касичу о процедурном правиле, гласящем, что конференция будет рассматривать только кандидатуры политиков, победивших не менее чем в 8 штатах, а этот рубеж преодолели только Трамп (20) и Круз (8). Тем не менее, если Кэйсик добьется своего – дотянет до партийной конфреннции, а его оппоненты не наберут магического числа очков, умеренный губернатор Огайо сможет стать альтернативой, поскольку способен победить Клинтон в финальном зачете – поэтому со счетов его сбрасывать рано.

В ходе кампании выбывший сенатор от Флориды Марко Рубио сумел превозмочь конкурентов только в штате Миннесота, территории Пуэрто-Рико (а в финале выборов территории не голосуют) и в федеральном округе Колумбия, что вызвало волну саркастических комментариев, ведь Вашингтон – средоточие центристской партийной бюрократии.

У демократов дела обстоят проще, но отчасти рискованней – рассчитанное ранее стратегами Хиллари Клинтон (1690 делегатов, национальный рейтинг 51%) сведение кампании к ней и «дедушке» Берни Сандерсу (946 делегатов, 42%), сенатору от Вермонта превратило «Берни» в мощную альтернативу для всех антипатиков слишком правой, на их взгляд, экс-госсекретаря и первой леди.

Почти нет сомнений, что Клинтон в ближайшие недели выиграет этот заезд (2,383 делегата), но конкурент выпьет еще немало ее крови, ведь если Клинтон победила в 20 штатах, то Сандерс в 12-ти. Он со своей идеей перехода к скандинавскому экономическому социализму собирает голоса увязшей в кредитах молодежи и преимущественно побеждает в штатах, где большинство избирателей-демократов являются белыми. Этнокультурные меньшинства в то же время предпочитают Клинтон, видя в ней более надежную защитницу от перспектив победы Дональда Трампа прославившегося доходящей до расизма антиэмигрантской (в частности, антимексиканской) риторикой.

Тем не менее, главная интрига — это гонка именно в Республиканской партии.

Дональд Трамп воспринимается партийными функционерами и умеренно-консервативными избирателями, а также латинскими американцами как «бич Божий». Он побеждает не большинством, а «первым местом», plurality. А это свидетельствует о глубочайшем внутреннем расколе республиканской электоральной базы – ведь до пришествия Трампа слишком правым для партии считался либертарианец и христианский консерватор Тед Круз, а теперь на двоих с популистом Трампом у них – страшно представить – 73% голосов.

При этом оба – на данный момент – сильно уступают Хиллари Клинтон в общенациональном зачете, как минимум 10%. Поэтому демократов такая ситуация более чем устраивает, хотя и здесь существует элемент настороженности: как популист, ничем особо не связанный с республиканцами (их официальная поддержка ему нужна для выдвижения – и только) Трамп способен быстро адаптироваться к настроениям общественного мнения и за пределами оказавшейся столь выигрышной темы борьбы с исламизмом и нелегальной иммиграции, перехватить повестку дня либералов. В частности, он не возражает, в основном, против социальных реформ Обамы, на войну с которыми консервативный фланг политикума положил несколько лет.

Со своей стороны и Сандерс, ведущий кампанию, по его словам, в том числе чтобы показать, что обычные люди, а не лоббистские комитеты, вполне способны профинансировать президентскую кампанию мелкими взносами (это он уже доказал), а также затем, чтобы объяснить избирателю, что американцы, как он считает, живут в условиях отсталой и несправедливой экономической модели – создал в Демпартии «скол» величиной примерно в треть. По сути – полноценную социалистическую фракцию.

В период с конца марта до конца апреля выскажутся еще 11 штатов победитель у демократов должен определиться, а вот у республиканцев нарастают ставки – одни закономерно сомневаются, что Тед Круз способен вырвать у Дональда Трампа пальму первенства, другие видные республиканцы от отчаянья (главным образом, по внешнеполитическим причинам) призывают либо не идти на выборы, либо поддержать Хиллари Клинтон, как меньшее зло, предсказуемого и привычного политика, нежели голосовать за Трампа.

Поскольку Трамп оказался вирусом, сумевшим обмануть фильтр системы, настроенной против демагогов – она не предполагала, что популярный демагог сможет захватить одну из двух системных партий. Впрочем, если Дональд Трамп завоюет поддержку 1237 делегатов, у партии не останется выбора, кроме как выдвинуть его в президенты – и с большой вероятностью, проиграть не только президентские выборы, но и Сенат в ноябре. Но нельзя исключать и тонкой игры «Дональда». Кто знает, вдруг, как и звучит лозунг его предвыборной кампании, он не только победит в финале, но и «вернет» ставшей слишком миролюбивой Америке ее «величие»?

По последним данным

Кандидат в президенты США от Республиканской партии и миллиардер Дональд Трамп лидирует среди республиканцев, а кандидат в президенты США от Демократической партии лидирует среди демократов в борьбе за пост президента страны, передает Reuters. Согласно опросу, на который ссылается агентство, 42% республиканцев поддерживают Трампа, против 32% у Теда Круза и 20% у Джона Касича. Трамп лидирует в президентской гонке в США среди республиканцев с июля прошлого года, несмотря на то, что в последние недели его показатели ухудшились.

Между тем, бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон лидирует в гонке от демократической партии. Опрос показал, что 53% демократов поддерживают ее, против 43% у Берни Сандерса.

Отмечается, что в опросе приняли участие 626 республиканцев и 668 демократов. Опрос имеет погрешность в 4,6 процентных пункта.

Автор материала: Максим Михайленко