Круговая оборона

210

Новый виток глобального кризиса обусловил спад потребления стальной продукции. Это породило лавину ее экспорта в более благополучные регионы и встречную волну протекционизма. В принципе такие тенденции характерны для всех кризисных периодов, но сейчас начинает действовать новый и весьма важный фактор: в наступающем году Китай обретет статус рыночной экономики. В результате существенно расширятся экспортные возможности страны, которая производит около половины мирового выпуска стальной продукции, поэтому западные производители объединили усилия для борьбы с китайской угрозой.

Обвальный спад

Начиная с февраля, мировой выпуск стали ежемесячно сокращается. Из-за спада потребления компании останавливают заводы и уменьшают загрузку действующих мощностей, у членов World Steel Association (WSA) она составляла в октябре 68,3% (годовой спад – 3,4%). Однако этого недостаточно для стабилизации глобальных цен, годовой спад которых, по статистике MEPS International, составил 26%. Масштабы перепроизводства несопоставимы с этим сокращением. По данным консалтингового агентства CRU, из 2,3 млрд тонн имеющихся в мире сталелитейных мощностей 700 млн тонн – избыточны. По оценкам Колина Гамильтона, возглавляющего отдел анализа мирового рынка в Macquarie, чтобы достичь 90% загрузки граничного уровня, за которым у производителей появляется реальная возможность влияния на цены, необходимо вывести с рынка 275 млн тонн мощностей. Этот объем соответствует совокупному производству Японии и Западной Европы, что демонстрирует масштабы проблемы, возникшей перед мировой отраслью.

При этом 300 млн тонн этих избытков находится в Китае, где производится примерно половина мирового выпуска, составляющего около 1,6 млрд тонн. Торможение подъема экономики привело к спаду потребления на внутреннем рынке, и производители экспортируют нарастающие избытки стали в другие регионы. В прошлом году этот экспорт составил 93,8 млн тонн, и ожидается, что в 2015 он превысит 100 млн тонн. По мнению экспертов Fitch Ratings, эта тенденция получит дальнейшее развитие. Аналитики агентства полагают, что у китайских металлургов сохранится преимущество в сфере производственных затрат, связанное с дальнейшим снижением юаня и падением цен на сырье.

Правда, объемы производства будут постепенно сокращаться. По данным Fitch, за 2016-2017 годы совокупные мощности страны увеличатся на 16 млн тонн, до 1,17 млрд тонн, но это будет скомпенсировано закрытием заводов, выплавляющих 75-85 млн тонн стали. Таким образом, ожидается, что пик объемов производства будет достигнут в 2016 году. С другой стороны, CISA предсказывает, что в 2016 годовой спад выплавки металла составит 3%, а национальный выпуск – 783 млн тонн. Тем не менее это будет существенно превышать спрос, который ожидается на уровне 654 млн тонн. Ну, а поставщики железной руды утверждают, что до пика еще далеко. По прогнозу BHP Billiton, пик китайского производства составит 935-985 млн тонн, и его следует ожидать в середине следующего десятилетия, а Rio Tinto предсказывает нарастание выпуска до 1 млрд тонн в течение следующих 15 лет.

Тем временем китайские производители интенсивно используют свои преимущества, связанные с низкими затратами. Они снижают свои экспортные цены, что оказывает соответствующий эффект на международные рынки. Разумеется, это приводит к регулярному возбуждению новых и новых антидемпинговых расследований китайского экспорта. Например, в сентябре антидемпинговое расследование по импорту катанки из Китая начало правительство Мексики (по требованию местных производителей ArcelorMittal, Deacero и Ternium). Кроме того, с такой же просьбой обратилась к властям Чили компания CAP Acero. В октябре расследование по китайской катанке начала Национальная комиссия по тарифам Пакистана, а антидемпинговая комиссия Австралии объявила, что планирует завершить аналогичное расследование в феврале 2016 года. Тогда же министерство торговли, промышленности и туризма Колумбии ввело предварительные антидемпинговые пошлины на китайскую катанку. В свою очередь, Европейская комиссия решила продлить действие антидемпинговых пошлин на импорт этой продукции из Китая.

Однако в дальнейшем использовать подобные механизмы защиты рынка станет труднее. Если Китай получит статус рыночной экономики, его экспортерам станет легче защищаться от обвинений в демпинге и субсидировании экспорта.

Накануне

Переговоры о присоединении Китая к ВТО продолжались более 10 лет, но в 2001 году они завершились и страну приняли в Организацию в качестве государства с переходным типом экономики. Это оказалась единственная в истории страна, подписавшая договор, который предусматривает 15-летний период перехода к статусу рыночной экономики. Таким образом, китайская экономика будет автоматически признана рыночной всеми членами ВТО только в 2016 году. А в течение этих 15 лет, как оговорено в окончательном протоколе, другие страны имеют возможность принимать различные защитные меры против китайского экспорта на основании нерыночного статуса экономики.

В том же протоколе были прописаны и условия антидемпингового преследования китайских производителей. Так, в расследованиях по фактам демпинга в качестве критерия для определения рациональности экспортной цены используются не цены внутреннего рынка (которые могут формироваться нерыночным способом), а цена в третьей стране. Китайцы жаловались, что она чаще всего намного выше внутренней, и прилагали серьезные усилия для изменения статуса экономики. Но безуспешно. В протоколе было четко оговорено, что в течение первых 15 лет после присоединения Китая к ВТО только члены Организации имеют право решать вопрос о присвоении Китаю статуса рыночной экономики.

В принципе многие страны согласились на уговоры китайцев, но США и ЕС были непреклонны. В 2011 году китайские лидеры даже предлагали помощь погрязшему в долгах Евросоюзу в обмен на признание рыночного статуса, но и эта попытка была безрезультатной. Но теперь, согласно тому же протоколу, Китай должен приобрести долгожданный статус автоматически. И это вызывает у западных производителей серьезное беспокойство. Они решили попробовать все переиграть.

Девять отраслевых ассоциаций – American Iron and Steel Institute, Steel Manufacturers Association, Canadian Steel Producers Association, мексиканская CANACERO, латиноамериканская Alacero, Eurofer, бразильская Instituto AcoBrasil, ассоциация Specialty Steel Industry of North American и Committee on Pipe and Tube Imports – выпустили совместное постановление, в котором выражают опасения по поводу предоставления Китаю статуса рыночной экономики в декабре 2016 года.

В постановлении сказано, что, по оценкам Комитета по стали OECD, из 700 млн тонн мирового избытка мощностей от 336 до 425 млн тонн находится в Китае, и ожидается, что в ближайшие годы это количество вырастет. При этом китайская сталелитейная отрасль находится в основном в государственной собственности. Государственная поддержка в комбинации со спадом потребления привела к рекордным объемам экспорта в 2014-2015 годах. Поэтому сталелитейные ассоциации не согласны с предоставлением этой стране статуса рыночной экономики.

По их мнению, протокол о присоединении Китая к ВТО не означает, что с декабря 2016 года правительства автоматически должны начать рассматривать импорт из Китая как поступающий из страны с рыночной экономикой, – это просто китайская трактовка протокола. В действительности же к этой дате истекает лишь небольшая часть посвященного этому вопросу параграфа 15, тогда как остальная часть этого параграфа остается в силе. И эта оставшаяся часть дает возможность членам ВТО рассматривать Китай как нерыночную экономику, пока правительство этой страны или ее производители не сумеют продемонстрировать, что они действуют в соответствии с условиями рыночной экономики.

Постановление завершается призывом к правительствам всех стран учесть масштабные негативные последствия преждевременного признания Китая рыночной экономикой и произвести всесторонний анализ роли государства в китайской экономике и промышленности. Кроме того, предлагается оценить последствия для отраслей других стран мира от предоставления Китаю такого статуса до проведения в стране необходимых реформ, которые обеспечат свободу действия рыночных сил в китайской экономике.

Вероятно, чтобы облегчить правительствам решение предложенных задач, шесть промышленных организаций Северной Америки профинансировали создание аналитического обзора, обнародованного в ноябре текущего года. В нем приведены веские аргументы в пользу того, что Китай представляет собой государственную экономику, которая функционирует не на рыночной основе, и предоставление этой стране статуса рыночной экономики преждевременно. В обзоре говорится: «Предоставление Китаю этого статуса приведет к значительному сокращению рабочих мест в сталелитейной отрасли, что совершенно неприемлемо».

Параллельно в ЕС производители стали и отраслевые профсоюзы добиваются возведения торговых барьеров против импорта из Китая. Отметив, что, по данным Eurofer, в текущем году экспортные цены на китайский прокат упали на 40%. Глава Tata Steel Europe Карл-Ульрих Келер заявил: «Китайский рынок стали убыточен, поэтому как цены могут падать? Эти убытки должны покрываться за счет субсидий или другими способами». По его словам, в текущем году китайский экспорт поставит новый рекорд, при этом мировые цены уже достигли 10-летнего минимума. Поэтому необходимо, чтобы Европейская комиссия ускорила проведение расследований и сократила период от их начала до введения антидемпинговых и компенсационных пошлин. Кроме того, производители требуют восстановления системы мониторинга объемов импорта стали и цен, что упростит возбуждение исков по торговым конфликтам и, возможно, окажется сдерживающим средством само по себе.

Президент Eurofer Робрехт Хаймп, технический директор ArcelorMittal, указал, что процесс введения пошлин в ЕС занимает более года, и к этому времени они становятся устаревшими для такого быстро меняющегося рынка. По мнению членов Eurofer, в текущем году спрос на сталь в ЕС может увеличиться на 1,5%, но выиграют от этого, скорее, не местные производители, а третьи страны. Ассоциация призвала к ускорению антидемпинговых расследований. В ее пресс-релизе, выпущенном 9 ноября, сказано: «Начиная с 2008 года, сектор потерял по меньшей мере 85 тыс. рабочих мест, это более 20% персонала. Причем не менее 5 тыс. из них было потеряно в последнем квартале».

Бизнес-секретарь Великобритании (где потеряно больше всего рабочих мест) Саджид Джавид инициировал заседание Совета Европейского союза, на котором главным пунктом повестки дня были проблемы сталелитейной промышленности. Заседание состоялось 9 ноября в Брюсселе. Там были озвучены и пожелания производителей, главные из которых заключаются в следующем:

Полностью и своевременно использовать весь спектр инструментов торговой политики ЕС, чтобы обеспечить игровое поле глобального уровня и решение проблем, связанных с ограничительными мерами в третьих странах.

Разработать конструктивный подход к модернизации Инструментов торговой защиты, которая упростит и ускорит их функционирование, повысит прозрачность, предсказуемость, эффективность и ввод в действие.

Расширить доступ сталелитейной промышленности ЕС к третьим рынкам, в том числе через государственные заказы, путем двусторонних и многосторонних переговоров и проектов.

Однако, несмотря на оптимистично-обтекаемые комментарии участников заседания, металлурги были разочарованы результатами: им не удалось убедить Совет в необходимости наложения санкций на Китай. По этому поводу в редакционной статье Financial Times высказано предположение, что масштабное использование защитных мер может усилить напряженность между ЕС и Китаем в торговой сфере, и что единственным следствием может оказаться торговая война, которая принесет больше вреда, чем пользы.

Тем не менее Джавид сообщил, что на экстренном заседании Совета министров ЕС было принято решение принять быстрые меры по остановке волны дешевого импорта стали из Китая: «Хотя еще многое нужно сделать и у нас, и с нашими партнерами в Европе, но мы теперь имеем обязательство Европейской комиссии ускорить работу по искам о недобросовестной торговой практике и нарушении правил о государственной помощи». А министр экономики Люксембурга Этьен Шнайдер заявил, что министры признали серьезность ситуации и необходимость принятия конкретных мер. Фактически же вопрос остается на повестке дня, и его обсуждение будет продолжено на следующем заседании.

Автор материала: Галина Резник