Куда уйдет Арсений?

260

После того, что правительство Яценюка сделало с Украиной, у его партии остается только два пути…

В кулуарах украинской политики зазвучало новое англоязычное заимствование: ребрендинг. В переводе на более понятые украинцам языки, это означает смена имиджа, поиск новых масок, переодевание шкур. Например, сбросить овечьи и натянуть оленьи – ведь олени такие няшки, да и убегают в случае чего очень быстро.

А озаботились вопросом срочной смены имиджа члены «Народного Фронта», решившие таким образом срочно подтянуть рейтинг своей партии, по известным причинам близкий к нулю. Вот только их планы выглядят весьма сомнительными, поскольку в первую очередь они намерены, по их словам, «апеллировать к успехам правительства Арсения Яценюка»…

Человек со связями

«Мажорчик» — так, пожалуй, можно было называть в 90-е годы юного студента Сеню Яценюка, который, впрочем, был известен не своим относительно скромным происхождением, а умением заводить нужные связи с нужными людьми. Уже в 18 лет на пару со своим сокурсником, сыном губернатора Черновицкой области, они создали фирму, занимающуюся «вопросами приватизации»: так началась его карьера в бизнесе. Видимо, в ходе этой плодотворной деятельности он познакомился с тогдашним работником областного УВД Геннадием Москалем. Среди знакомых молодого Яценюка были многие фигуры черновицкой постсоветской «элиты», на которых он выходил, заводя дружбу с их детьми, своими сверстниками.

Это помогло ему в 1998 году прыгнуть в Киев в управление банка «Аваль», откуда началась уже его вторая, управленческая карьера: через два года его назначили министром экономики Крыма. Еще через два года он вернулся в Киев в качестве заместителя Сергия Тигипко, возглавлявшего тогда Национальный банк, а в 2004 году стал его и.о., встретив на этом посту первый Майдан. Поэтому на постреволюционное распределение должностей его, как чиновника «бывшего режима», тогда никто не позвал. Однако Янецюк недолго оставался безработным: его приютил у себя социалист Василий Цушко, пригласив на должность заместителя губернатора Одессы.

В сентябре 2005-го Яценюк снова возвращается в Киев и начинает свою политическую карьеру: он назначается министром экономики Украины, совмещая работу с должностью управляющего Черноморского банка торговли и развития, а также возглавляя переговоры по вступлению Украины в ВТО. Последующий затем политический кризис, утопивший его друзей-социалистов, не испортил карьеры Яценюка: он пересидел его качестве представителя президента в Кабмине. В 2007-м он становится сначала министром иностранных дел, а затем головой новоизбранной Верховной Рады от президентского блока НУНС…

Все это можно почитать в открытой биографии «великого реформатора», однако мы решили выделить её ранний период для того, чтобы уважаемые читатели смогли нарисовать для себя более четкий портрет человека, которого всегда тянуло к большим связям и большим деньгам. Причем он всегда предпочитал именно деньги, то есть финансовый бизнес, а не производство или торговлю. А вот с кем именно связываться, ему, похоже, было политически непринципиально: Яценюк работал и с регионалами, и с социалистами, и с «Нашей Украиной», и с «Батькивщиной». Со всеми, кто находился при власти, при крупном капитале, или мог вывести на связи еще более высокого уровня – например, на Вашингтон и Брюссель.

Еще одна характерная черта Яценюка в том, что он нигде не задерживался. В советское время таких называли «летунами» или «попрыгунчиками» и делили на две категории: никому не нужных бестолковых лузеров, от которых с радостью избавлялись предприятия и ведомства, и скачущих по карьерной лестнице протеже. На кого больше был похож Арсений Петрович, судите сами. Можно лишь сделать пару выводов: что-то слишком долго, по своим меркам, Яценюк засиделся на посту премьера, но в случае своей отставки он вряд ли уйдет на дно украинской политики, а обязательно всплывет в будущем, под новыми флагами.

Впрочем, теперь это будет весьма непросто, поскольку впервые за свою политическую карьеру Яценюк заработал прочный негативный имидж, который помешает ему реинкарнироваться в качестве публичного политика. Два года его пребывания на посту премьера украинцы надолго запомнят как один из самых тяжелых кризисов в своей жизни, ответственность за который они непосредственно возлагают на Яценюка и его «Народный фронт».

Фронт Коломойского?

С этим можно поспорить, но «Народный Фронт» называли проектом Коломойского еще в 2014 году. Если это так, то стоит уточнить: его самым большим на сегодня политическим проектом. Днепропетровский олигарх вкладывался во многие партии и движения: его называли меценатом и «Правого сектора», и «Свободы», и Радикальной партии, и «Самопомощи», и «Батькивщины».

Политологи утверждали, что Коломойский работает по «широкой схеме»: ставит не на одну партию, а на несколько сразу, и распределяет между ними определенные роли в своем большом спектакле. Одни предназначены для работы на публику и смятения умов избирателей («свободовцы», Ляшко), другие для работы во власти (и при экономике), а третьи находятся в резерве, на подстраховке. Такая схема позволяет не только всегда иметь своих людей, как минимум, в парламентской оппозиции, но и режиссировать саму украинскую политику. Олигархи же, ставящие всего на одну партию, пусть даже самую сильную, всегда рискуют оказаться быть выбитыми из политики. Казалось бы, не такая уж и большая беда для миллиардеров! Но украинский олигарх, не имеющий своих людей в органах власти, которые бы лоббировали его интересы, вынужден платить большие откупные чужим…

Само возникновение «Народного фронта» было весьма любопытным и неожиданным, поскольку это стало следствием раскола «Батькивщины» и ухода из неё ряда ближайших соратников Тимошенко. Да, формально это были разногласия между Тимошенко и Яценюком. Но были нужны какие-то очень веские, очень серьезные причины для того, чтобы такие люди, как Турчинов, бросили «мамку», с которой 17 лет делили победы и поражения, и вошли в новый политический проект во главе с Яценюком. И эти причины были скрыты в клубах дыма разгоревшейся тогда АТО, отвлекшей внимание украинцев от большой политики. Уже потом избиратель просто принял существование «Народного фронта», не задаваясь вопросами о его возникновении.

Дальнейшая судьба нынешнего правительства – это во многом вопрос сущности «Народного фронта», который получил пост премьера по коалиционной договоренности. Но на вопрос «чей это проект?» ответить сложно. Украинцы привыкли, что ПР была проектом «донецких», БЮТ – проектом одного из «днепропетровских» кланов, «Свобода» поднялась на западноукраинских радикалах, «Наша Украина» делалась под Ющенко. Чей проект «Народный фронт»? Под кого он создавался? Коломойский – это только один из вариантов ответа.

И тут вновь всё упирается в Арсения Яценюка, довольно интересную фигуру в украинской политике. В отличие от многих других, он не лидер и тем более не «хозяин» своей партии, он просто топ-менеджер. Яценюк вообще всегда был только чьим-то менеджером, даже если очень пытался стать лидером, но зато в этом качестве он достиг очень высокого мастерства, вознесшего его на вершину власти. Однако в данном случае Яценюк — это практически незаменимый топ-менеджер «Народного Фронта», потому что полноценно заменить его не смогут ни Аваков, ни тем более Турчинов. Первый – просто один их харьковских олигархов, которому повезло получить в свое распоряжение МВД и отреформировать его по своему разумению. Второй не пользовался популярность у украинцев ни до, ни тем более после Евромайдана, а круг его связей выглядит намного более узким, чем у Яценюка. Кажется, что они до сих пор занимают свои нынешние должности только по какой-то договоренности, причем за них кто-то настойчиво просит «сверху».

Теперь давайте сложим вместе все эти особенности. Возникает предположение, что «Народный фронт» возник как некий специальный проект под определенную задачу, выполнение которой возложили на Арсения Петровича. Причем выполнение этой задачи сулило такие перспективы, что к этой команде тут же присоединились «бютовцы», бросившие Тимошенко как бесперспективный хлам. «Народный фронт» очень грамотно раскрутили перед парламентскими выборами 2014-го, к которым его и создали, и он получил достаточно голосов, чтобы стать одной из двух основных партий правящей коалиции.

По сути, эта коалиция – тандем конкурирующих за полноту власти БПП и НФ, остальные партии просто присоединились к ним. Но сейчас этот тандем трещит и распадается, и причина этого не только в борьбе за власть. Просто возглавляющий правительство «Народный фронт» настолько набрался антирейтинга, что идет на дно сам и грозит утянуть туда же президентский блок. Так что Банковой сейчас ничего не остается, кроме как срочно спасать имидж «Народного фронта» — или же рубить скрепляющие их канаты, чтобы избавиться от этого политического балласта.

«Жити по-новому»

Формально нынешнее правительство руководит страной чуть более года, поскольку оно было сформировано после последних внеочередных парламентских выборов, в ноябре 2014-го. Однако его глава Арсений Яценюк сел в премьерское кресло еще 27 февраля того же года, когда было сформировано первое постмайданное правительство Украины. Соответственно, ныне Украина имеет «второе правительство Яценюка», или, как мрачно шутит народ, это правительство Яценюка уже второй раз имеет Украину.

Вместе с Яценюком вот уже почти два года свои посты сохраняют и несколько министров – такие как Арсен Аваков, Сергей Квит, Павел Климкин (с июня 2014-го). Судьбы остальных министров первого правительства различны: один за другим менялись министры обороны, был мобилизован в АТО и там ранен экс-министр спорта и молодежи «автомайданщик» Дмитрий Булатов, стал спикером Рады экс-министр ЖКХ Владимир Гройсман, кто-то ушел в народные депутаты, а трое экс-министров «свободовцев» оказались, по сути, в оппозиции. С них за «реформы» и «перемоги» уже не спросишь, однако в своем кресле остается сидеть их непосредственный начальник и координатор, который не собирается никуда уходить ещё очень долго. Собственно говоря, весь этот ребрендинг устраивают, в первую очередь, для того, чтобы максимально продлить премьерство Арсения Петровича.

Что ж, наверняка будет небезынтересным услышать, что именно соратники Яценюка назовут «успехами правительства». Думается, это будет что-то вроде «мы вышли на новый этап сотрудничества с МФВ», «вплотную приблизились к безвизовому режиму» и «провели важные структурные реформы». Ах да, ну и, конечно, переделали милицию в полицию! А сейчас вот у правительства в планах реформа судебной системы, налоговая реформа, затем прожект освобождения Крыма, ну и в последнюю очередь повышение уровня жизни украинцев.

Между тем именно вопрос уровня жизни населения должен был бы стоять у правительства на первом месте. Ведь украинцы пока что прекрасно обойдутся без «структурной реформы» и судебной реформы, они даже могли бы еще десять лет прожить со старой милицией и ездить в Европу по визам. Но когда средняя зарплата в стране упала до 160 долларов при том, что в Украине уже установились мировые цены и тарифы, простым людям безразлично, как называется милиция и кто будет назначать судей. Причем это проблема не только живущих на зарплату 4/5 украинцев, но и сотен тысяч мелких предпринимателей, работающих на внутреннем рынке страны, – за последние полтора года многие из них просто разорились.

К сожалению, наверху, во власти, этой проблемы не знают, там не ведают, что именно нужно народу, и проводят реформы чисто на свое усмотрение, обсуждая их за чашечкой кофе в элитном ресторане. Например, что нужно сделать для увеличения экспорта своих компаний в Европу или что нужно сделать для получения своими банками западных кредитов и субсидий. Это и поясняет, почему проводимые правительством реформы не удовлетворяют никого, кроме самого правительства. Кстати, в нынешнем правительстве рекордное число официальных миллионеров, а еще у всех на устах слухи о «первом миллиарде»…

Знаете, почему на Евромайдане не было социальных лозунгов? Не только потому, что его организаторами и активными участниками были украинская буржуазия и националисты, не приемлющие левых идей. Дело еще в том, что в декабре 2013-го средняя зарплата в Украине была 3600 гривен (в Киеве 5600), а доллар был по 8, коммунальные тарифы были в разы меньше сегодняшних, да и проезд в общественном транспорте тоже. Хватало и на хлеб, и на мороженое в буфете кинотеатра, украинцы не считали последние копейки и даже могли позволить себе немножко побеситься с жиру, требуя демократии и евроинтеграции.

Теперь наверстывать потерянное и достигать уровня 2013 года Украина будет долгие годы, и речь идет не о бессмысленных для простых украинцев «индексах роста ВВП», а о реальном уровне доходов. Кто скажет, когда средняя зарплата в Украине вновь будет 450 долларов – через 5 лет, 10, 15? И кто ответит за то, что еще одно поколение украинцев проживет в нужде, как в 90-е? Отвечать, разумеется, никто не хочет, не хотят даже терять рейтинг, для чего и решили потрясти на публике «успехами правительства». Хотя по европейской политической традиции такое правительство уже давно должно было бы или добровольно уйти в отставку, или попытаться подтвердить свой мандат доверия досрочными парламентскими выборами. Но это в Европе, а вот в Украине найдут сотню причин и поводов заявить о том, что «коней на переправе не меняют», и будут истошно цепляться руками за министерские кресла.

Скажем больше: если бы из-за жадности и безумия Путина Россия не аннексировала Крым и не влезла нахрапом со своей «помощью» на Донбасс, если бы не разбежалась Партия регионов и не была запрещена КПУ, то сейчас бы мы имели в Украине жесточайший социально-политический кризис похлеще Евромайдана. Но, к везению нынешней власти, часть возникших проблем удалось списать на войну, на агрессию и сепаратистов, на «попередников», выпустив пар эмоций в гудки патриотизма. Часть, но не все…

Балласт за борт

Казалось бы, можно вечно править страной, когда одна часть твоих политических противников объявлена экстремистами и преследуется прокуратурой, а другая часть заклеймена сепаратистами и прессуется СБУ. К тому же первых можно сталкивать со вторыми и с увлечением наблюдать, как «патриоты» мутузят «ватников» (или наоборот). Пожалуй, никогда еще независимая Украина не была столь близкой к сталинской модели единовластия, мы словно вернулись в начало 30-х годов.

Однако на пути к этой политической нирване существует два препятствия. Во-первых, в настоящее время Украиной продолжает управлять «коалиция Майдана». Из неё уже выбросили «Свободу», выдавили Радикальную партию, в ней только числятся «Батькивщина» и «Самопомощь», но власть по-прежнему принадлежит дуэту президентского БПП и «Народного Фронта», которые, судя по последним политическим скандалам, уже не настроены далее делить ее на двоих. Точнее, не настроена Банковая, судя по тому, что все политические атаки проводятся на Кабмин, а не на президента. Думается, что в настоящее время она сформировала достаточно большую собственную команду союзников и прихлебателей, которые уже видят себя и своих людей в креслах, ныне занимаемых НФ.

Во-вторых, повторимся, сейчас вся власть оптом теряет свой рейтинг, причем в силу отсутствия альтернативы, избиратели просто перестают ходить на выборы. И в первую очередь власть на дно тянет Кабмин, несущий прямую ответственность за экономическую ситуацию в стране. В итоге БПП тоже теряет свой рейтинг, а с 15-20% ни о каком единовластии в стране говорить невозможно. Посмотрите на примеры наших соседей: 65-85% — вот рейтинг политических партий и лидеров, уверенно управляющих своими странами в одиночку. Даже Путин и Лукашенко вынуждены постоянно заботиться о росте своего рейтинга, без которого они не смогут быть «диктаторами».

Сейчас сложилась очень интересная ситуация. Чтобы поднять рейтинг «Народного фронта», правительство должно в ближайшее время существенно поднять уровень доходов громадян или сделать им какой-то иной важный экономический подарок, например, обеспечить реально бесплатное медицинское обслуживание. Можно быть уверенным, это подняло бы рейтинг НФ до невиданных высот! Однако это фантастика еще в большей степени, чем планы вступления Украины в ЕС. Зато поднять рейтинг президента и БПП гораздо проще: достаточно отправить в отставку правительство Яценюка! В карманах украинцев от этого ничего не прибавиться, но, по крайней мере, они будут удовлетворены морально.

Кажется, что такой вариант выгоден Банковой и с точки зрения борьбы за власть. Но, видимо, не все так просто в украинской политике, как это кажется простому избирателю, поскольку противостояние БПП и НФ — это противостояние известного открытого пропрезидентского блока с политическими масками. Ведь суть и назначение проекта «Народный фронт» известны только «верхам», и они почему-то не спешат поведать об этом народу. В итоге мы имеем странную политическую войну, когда две правящие группировки пожирают друг друга свирепыми взглядами, но не вступают в открытый прямой конфликт.

Последний шанс

Собственно говоря, а чего им бояться — распада коалиции и досрочных перевыборов? Но эти выборы «Народный фронт» с большой вероятностью проиграет, после чего из него наверняка уйдет Арсений Яценюк, и проект быстро прекратит своё существование. А вот шансы БПП довольно хорошие, особенно если при этом удастся избежать досрочных президентских выборов, проводить которые нет никакого резона. И в этом Блок Порошенко может поддержать Оппозиционный блок. Экс-регионалам не нужен риск замены Петра Порошенко, с которым они уже сработались, на какого-то другого, менее склонного к примирению президента.

К тому же в настоящее время достойного соперника у Порошенко просто нет, нынешний дефицит популярных политиков в Украине играет тут на руку президенту. Яценюк, по понятным причинам, вряд ли составит ему конкуренцию, Тягнибок и Ляшко наберут не больше, чем Ярош и Береза, у Тигипко и Тимошенко есть шансы только выйти во второй тур. Нынешнего рейтинга Петра Алексеевича мало, чтобы стать полновластным отцом нации, но достаточно, чтобы удержаться в кресле Гаранта. Поэтому Банковой не стоит бояться досрочных президентских выборов, это Кабмину стоит опасаться досрочных парламентских. Даже у Коломойского на этот раз в запасе будет только «Самопомощь» — и ни одного раскрученного кандидата на президентский пост.

И вот тут можно предположить, что единственной причиной, по которой Арсения Яценюка еще не выдавили из кресла премьера, являются его далеко идущие связи – возможно, еще большие, чем у президента. Ведь Порошенко пользуется только поддержкой западных политиков, причем за полтора года эта поддержка, вместе с интересом к Украине, заметно упала. А вон Яценюк, как говорят, «помазан» управлять украинской экономикой могущественными финансовыми институтами Запада, которые будут сильно возражать, если Банковая захочет заменить их протеже.

Однако даже все банки и политики Запада оптом бессильны противостоять «воле народа», они могут лишь пытаться манипулировать общественным мнением, но не идти наперекор ему. Поэтому у Банковой есть хороший шанс разыграть отставку правительства «снизу», инициировав волну народного недовольства «реформами» Кабмина. Благо, высасывать повод из пальца не нужно, поскольку для недовольства есть масса причин. Да и организовывать ничего не пришлось бы, в данном случае нужно только не мешать.

Разумеется, что западным монетаристам глубоко наплевать на экономические проблемы обывателей, даже если они недоедают. Запад заходился в гневной истерике и грозил Януковичу карами, когда во время Евромайдана милиции побила протестующих (см. «кровавую елку»), но сейчас Запад нахваливает реформы Яценюка, которые привели миллионы украинцев к нищете со всеми вытекающими последствиями (депрессии, суициды, рост преступности, рост смертности). И Запад просто не заметит украинские социальные майданы, если таковые возникнут, или же обзовет их «реакцией противников реформ». Но Запад никогда не мог не реагировать на такое явление, как политический кризис.

В настоящее время в Украине политический кризис существует лишь наверху, в виде регулярных ссор между командами президента и премьера. По западным меркам это даже не кризис, а «недоразумения», которые можно решать, заставляя стороны, словно подравшихся детей, пожать друг другу руки. Понятно, что это никогда не приведет к отставке правительства: каждый раз в Киев будет приезжать какой-то Байден и мирить членов коалиции. Но если кризис распространится на «низы», то потушить его будет непросто. Для этого придется долго «ездить по ушам» со всех телеканалов страны о том, что экономические реформы Кабмина — это первый шаг к невиданному благосостоянию народа. Мол, потерпите, бабоньки, скоро всего вдоволь будет! Это была бы ложь, поскольку монетаристские реформы никогда нигде не предусматривали повышение уровня благосостояния, но вдруг народ в это поверит, как поверил он в членство в ЕС и безвизовый режим?

Может быть, поверит, а может быть, и нет. Но социальный Майдан — это такая опасная штука, что умным политикам лучше добровольно согласиться на досрочные выборы, чем до конца держаться за свое кресло.

Однако до сих пор фактор народного недовольства так и не был использован, что наводит на мысль о том, что Банковая сама избегает применять его, словно губительное оружие массового политического поражения. Эти опасения можно понять: а вдруг процесс выйдет из-под контроля, вдруг в Киеве его возглавят «кинутые» Банковой «свободовцы», «ляшковцы» и ультра-патриоты, а на востоке и юге страны «недобитые ватники», и это ударит не только по правительству и коалиции, но и по президенту? Может, лучше не раскачивать лодку и дождаться следующих выборов, на которых «Народный фронт» уйдет с политической арены сам?

Но до следующих очередных парламентских выборов еще почти четыре года, которые украинцы проживут без всяких перспектив к повышению уровня жизни. Напротив, впереди их ожидают новые повышения коммунальных тарифов, новые волны безработицы и, возможно, новые мобилизации. А это создает угрозы возникновения уже неконтролируемого социального взрыва «снизу», который грозит не только снести все ветки власти, но разломать саму её систему…

Автор материала: Виктор Дяченко