Лапша по-ужгородски

179

В последнее время в Говерле часто говорят о погашении долгов перед своими экс-футболистами. Sport Arena решила изучить этот вопрос и расспросить самих игроков – платит ли ужгородский клуб по счетам?

Недавно в разговоре c журналистом Sport Arena генеральный директор ужгородцев Иван Шиц заявил, что Говерла старается выплатить все задолженности своим бывшим игрокам. «Мы делаем все для того, чтобы получить аттестат на следующий сезон, – говорит Шиц. – Говерла не хочет пойти по пути запорожского Металлурга или Волыни. Говерла – это же бренд, который очень много значит для болельщика. Поэтому где-то подписываем мировые соглашения, где-то выплачиваем средства», – говорил тогда Шиц.

А таковых, если покопаться в архивах, найдется немало. В основном это игроки, которые выступали за Говерлу в двух последних сезонах – Олег Герасимюк, Максим Шацких, Андрей Хомин, Максим Фещук, Виталий Лисицкий, Александр Надь, Дмитрий Трухин, Вячеслав Шарпар, Руслан Степанюк, Гегам Кадимян, Сергей Кузнецов и др.

Мы решили связаться с экс-футболистами Говерлы, перед которыми имеются определенные задолженности, и спросить, как на самом деле идет выплата долгов (и идет ли она вообще). Забегая вперед, отметим, что нам удалось пообщаться с девятью экс-футболистами Говерлы, но никто так и подтвердил слова генерального директора ужгородского клуба о погашении долгов…

Олег Герасимюк играл в Говерле в сезоне 2014/15, но в мае 2015 года ушел из Ужгорода после обвинений Александра Шуфрича в сдачах футболистом матчей. С тех пор полузащитник, который сыграл за Говерлу 21 матч, все еще ждет выплаты задолженностей.

«Руководство Говерлы на протяжении всего своего пребывания в клубе занимается только разговорами. Когда был подписан меморандум о погашении задолженностей, я имел контакт с руководителями Говерлы. Мне все обещали, а я верил и ждал до последнего. В начале 2016 года контакт оборвался, с их стороны и далее нет никаких конкретных действий. На данный момент я с ними не общаюсь, потому что уже неинтересно. Раз пятьдесят уже убедился, что они только врут. Рассчитываться никто не собирается.

Я сам проявил инициативу и летом 2015-го нашел «великого» вице-президента Сашу Шуфрича. Пошел к нему, хотя дозвониться ему просто нереально. Я предложил свою готовность идти на уступки. Он говорит: «Я даю свое железное слово, что до конца 2015-го я заплачу половину долгов, а до конца этого чемпионата «закрою» вторую половину». Но с того времени я не получил ни копейки. Только одни обещания и SMS, что он дает мне какую-то гарантию.

В то же время нет доверия к нашей федерации. У меня уже была похожая ситуация с луцкой Волынью, и я знаю, как в ФФУ все делается и как принимаются решения по таким вопросам. Поэтому куда-то обращаться не вижу смысла – правды не добьюсь, это сто процентов. Они отстаивают интересы не футболистов, а клубов и свои собственные. Вот и все. Для ФФУ футболисты на 150-м месте (а может, и дальше).

Будет интересно, если Говерле дадут аттестат на следующий сезон. Если так и случится, то я расскажу вам намного больше. Это будет уже не то, что смешно, а полная катастрофа».

Максим Шацких не только лучший бомбардир в истории чемпионатов Украины, но еще и бывший игрок Говерлы – в Ужгороде легендарный форвард Динамо играл полтора года. После этого руководство ужгородцев осталось должно Максиму денег за более чем за 10 месяцев работы.

«Все это вранье, никакие долги не платятся. Даже никакого контакта нет. Когда я еще был в клубе, то через раз общались с руководством, а теперь и подавно –ни звонков, ни SMS нет. Продолжаем судиться, потому что это реально не смешно. В команде долгов с 90-х годов, а они все продолжают играть в Премьер-лиге. Это вообще безобразие, какой аттестат на следующий сезон?

Пускай решат хотя бы что-то. Компромисс ведь можно найти – мы тоже люди. Но нет ни диалога, ничего. Оно просто идет и идет своим чередом. Сколько можно уже? Я готов поговорить с ними. Сразу же первым дам интервью во все издания, если Говерла начнет расплачиваться.

Держать вот такое безобразие, как Говерла, это издевательство над людьми. В нормальных странах за такое в тюрьму сажают, а у нас закрывают глаза. Есть органы, которые за это отвечают, у них и надо спрашивать. Пускай Говерла покажет хоть какой-то официальный документ, который подтверждает, что они хоть с кем-то расплатились. Они говорят, что работают. Сколько они работают и над чем? Я это уже слышу полтора года и слышал все время, которое играл в Ужгороде».

Вторую половину сезона 2013/14 Вячеслав Шарпар провел в Говерле и в 9-ти матчах забил 3 гола. Но ни одной зарплаты в Ужгороде Шарпар так и не получил, а суды уже традиционно по искам к Говерле тянутся и по сегодняшний день.

«Еще в августе прошлого года я подписал с Говерлой мировое соглашение, по условиям которого до октября мне должны были что-то заплатить. На меня вышли руководители клуба и сказали, что все будет с гарантией в 200 процентов. Мне должны за пять месяцев (получается, сколько там был, столько и должны), а долг расписали на части, которые должны были выплатить за период в восемь месяцев. Говорили, что будут каждый месяц платить, я доверился людям и думал, что начнут потихоньку выплачивать. Но решил подстраховаться – вписал пеню в договор в случае прострочки. С первого октября каждый день по 100 долларов капает, но толку от этого нет – все только на бумаге.

Уже не знаю, что делать. Обращаться в КДК не вижу смысла – там кто-то «крышует» весь процесс. Не понимаю, что происходит, ведь Говерла должна не только мне. У нас такая страна и такие безответственные люди, что всем плевать на это. Просто все имеют свой интерес и занимаются коррупцией. Другого я не вижу. Эту палату (Палату споров ФФУ – прим. А.С.) то собирают, то распускают… В ФФУ полный бардак – собрать всех, связать и не знаю, что с ними сделать…

Я на эту ситуацию уже не сильно реагирую – знаю, что с Говерлы не будет толку. Думаю, они доиграют чемпионат, и на этом все. Помню, в первой игре за Говерлу забил гол Металлисту и этим лишил харьковчан Лиги чемпионов. Из-за этого в своей же команде усугубил отношения, а ужгородцы теперь вот как поступают. Если б хоть какие-то движения были, то да. Но какой-там Шиц? Это ж вообще далекий человек. Что он там знает, куда он ездил? Человек просто решает свое вопросы и может говорить все, что угодно. Шица слушать – то же самое, что и радио включить».

За полтора года в Говерле Максим Фещук сыграл 33 матча, в которых забил 5 голов. Ужгородский клуб должен форварду зарплату за 14 месяцев и до сих пор о выплате денег нет даже разговоров. Фещук только недавно направил свой иск в Палату по разрешению споров ФФУ и все еще ждет ответа.

«Уже почти год меня нет в команде, и даже никто со мной не связывался. Передо мной задолженность за 14 месяцев. К тому же у меня были прописаны квартирные. Но тогда пришлось тогда снимать квартиру за свой счет. Я читаю интервью генерального директора Говерлы и не понимаю – по его словам, в команде должны быть закрыты долги как минимум за 2013-й и 2014 годы. Можно сделать скидку на кризис в стране и в Говерле, но долги хотя бы за эти годы должны быть закрыты.

Или эта команда существует и нормально функционирует, или ее быть не должно – так я вижу ситуацию с Говерлой. Иван Шиц сказал, что Говерла – бренд. Супербренд! Я даже не знал, что выступал в таком великом клубе, и мне приятно, что я играл в таком бренде. Серьезный бренд, где по 14 месяцев не платят зарплату… Другой вопрос, что у владельца Говерлы деньги есть, и он себя достаточно неплохо чувствует. Просто у него нет желания платить, и поэтому происходит постоянное «дурилово». Сколько раз я от Александра Шуфрича слышал обещания! Мол, только выйдете на игру. Сколько раз Грозный «вешал лапшу на уши». Постоянно были «обіцянки-цяцянки».

Говерле нужно выдавать аттестат, если они этого хотят. Но сначала надо проследить, закрыли ли они все долги. Если нет – тогда в нашем футболе полная коррупция. Они говорят «не играл, а такие деньги просит»… Я 99 процентов матчей Говерлы отыграл за полтора года пребывания в клубе. В Говерле судились и говорили – мол, футболист сыграл 2 матча, а просит денег за весь контракт. У местных (гендиректора и руководителей) там такие понятия. Не понимаю, как играют в команде такие ребята, как Дима Бабенко. Ему уже, наверное, должны месяцев за 17.

Подвижки? Разве что задвижки. Хотя, может, легионерам и платят что-то… Складывается впечатление, что надо с ними судиться до конца. Вот пять лет судишься, их в конце прижмет, и они начнут выплачивать. Если даже не судишься, то можно и не платить. Был бы я в Украине, то напросился бы на какую-то ТВ-передачу. Я бы так интересно поговорил, к примеру, на дебатах с Шуфричем (смеется). Ох, я бы его мочил. Еще кого-то с собой взять? Поверьте, меня одного хватит. У меня же все SMS есть: «Все, все – деньги на счету, только не могу обналичить», «счета заблокированы» и т.п. А потом вдруг Шуфрич пропал.

Конечно, нам (игрокам) большой минус, ведь мы терпели и верили. И Грозному тоже верили. А получается, он нас так же надул, как и руководители клуба. В Говерле ему уже полтора года не платят, а он дальше сидит – это же смешно! Грозный получает свои деньги – я в этом уверен. Это сто процентов, он бы так просто не был там. Он просто дурит пацанов – никому не платят, а он свое получает.

Еще такое говорили – мол, если матч проиграли, значит, все – сдали! Можно и ребят штрафовать. Там больше цирка, нежели футбола. Против Говерлы как клуба в общем я ничего не имею – пускай рассчитаются со всеми и будут передовым клубом Украины. Пускай будут настоящим футбольным клубом, а не цирком Шапито, как сейчас».

Весь сезон 2013/14 Виталий Лисицкий провел в Говерле, где был твердым игроком основы – 26 матчей, 2 гола. Однако полюбовно разойтись с ужгородцами Лисицкому не удалось – до сегодня Виталий ходит по судам в поисках правды. Именно из-за его дела на Говерлу наложили запрет на трансферы, а на днях, по словам самого Лисицкого, должны снять 6 очков.

«Я год был в команде, и за 6 месяцев мне еще должны деньги. Ни копейки после того, как я ушел с Говерлы (два года назад – прим. А.С.), не получил. Первые месяцев шесть я ждал и верил обещаниям, а потом начал судиться. Сначала подал иск в Палату по разрешению споров, и сужусь с Говерлой до сих пор. В Палате я выиграл, теперь жду действий от КДК ФФУ. Все, что могу, я делаю. Когда нужно, пишу заявления или еду в федерацию. Ничего не остается, как ходить и носить бумажки и заявления.

Последний раз я разговаривал с руководством Говерлы 27 или 28 декабря. После этого больше контактов не было. На встрече присутствовали Шуфрич-младший и Величко (помощник Грозного – прим. А.С.). У Говерлы есть запрет на трансферы из-за моего дела, и они хотели со мной договориться на мировую, чтобы они могли кого-то заявить. На что я сказал: «Если вы мне за полтора года ничего не отдали, то вот так просто подписывать я ничего не буду. Дайте хотя бы часть денег и тогда мы можем садиться и о чем-то говорить». Мне сказали, мол, денег нет, но ты подпиши мировую, а мы тебе когда-нибудь отдадим. Я отказался это делать, и после этого разговоров с Говерлой у меня не было.

Они даже тогда мне говорили: «Если ты не подпишешь мировую, то клуба не будет». Понимаете, в Говерле не говорят про то, что могут заплатить какие-то деньги и решить вопрос, а просто хотят свалить все на меня и сказать, что «Лисицкий закрыл клуб». Сами долги закрывать не хотят, а клуб может исчезнуть именно из-за меня.

Выдавать ли Говерле аттестат? Однозначно нет. Лучше пускай зайдет маленькая команда с малым бюджетом, где футболистам будут стабильно платить зарплату. Это ненормально, когда в клубе перед людьми, которые играли 3-4 года назад, еще есть долги. Смысл держать такие клубы?»

Дмитрий Трухин считается одним из лучших футболистов Говерлы в начале 2010-х – именно Дмитрий был лидером команды, которая последний раз вышла из первой в Премьер-лигу. В Ужгороде Дмитрий провел 4 года, сыграл в 97 матчах и забил 13 голов. Несмотря на это, Говерла должна футболисту заработную плату за 11 месяцев.

Не дождавшись предметной реакции от футбольного правосудия Украины, Дмитрий направил иск в государственные органы, однако даже их положительное решения, как выяснилось, не обещают Трухину выплату долгов.

«Государственный суд обязал Говерлу выплатить мне одну месячную зарплату. Ужгородский клуб должен безапелляционно выполнить это решение, но пока ничего не делается. Мы с юристом направили дело в исполнительную власть Ужгорода, оно там пролежало месяц, и когда мы начали интересоваться, выполняется ли решения суда, нам сказали, что мы не туда обратились, и отправили бумаги назад.

Юрист сам поехал в Ужгород и вручил решения суда туда, куда надо. Через некоторое время звоним по назначению, а нам говорят: «Тут немножко документ неправильный и его отправили назад к вам». Мне кажется, что там делается все так, чтобы как можно больше затянуть дело. Решения суда есть, но все равно находятся какие-то причины, чтобы его не выполнять.

Насколько я знаю, на решения по выплате всей сумы (11 зарплат) Говерла подала апелляцию. Я ничего не получил и со мной даже никто не связывался. В каждом интервью говорю, что они не планируют платить, ведь это Говерла.

Не знаю, что в том документе не подошло исполнительной власти Ужгорода, но этот документ мы еще раз посмотрим и снова повезем в эту инстанцию. Будем ждать, какое решение по остальной сумме примет апелляционный суд. Думаю, что это все нескоро будет. Если Говерла выживет, в чем я очень сомневаюсь, то буду продолжать отстаивать свои интересы.

Не могу понять людей, которые руководят Говерлой. Этот клуб действительно не нужен никому. Когда обманывают людей, которые работают на имидж команды, это не нормально. Раньше было почетно играть за Говерлу – я гордился эмблемой этого клуба на груди. Сейчас я не знаю, за что играют люди в Говерле. Если не платят деньги, то за что играть? А как главный тренер без денег работает? Исходя из этого, думаю, что Говерле выдавать аттестат не нужно».

Одним из первых клубов в карьере Гегама Кадимяна была именно Говерла. В Ужгороде ныне игрок сборной Армении принял участие только в одном матче, но ему все равно остались должны.

«Ничего не отдали, есть долги. Я суды выиграл, но ничего не поменялось – абсолютный ноль. Время прошло, но никаких действий со стороны Говерлы вообще нет. Я уже не знаю, что делать».

«Говерла всеми путями старается затянуть дело, грубо говоря, занимаясь волокитой. Если есть по законодательству определенный строк, то они пытаются оттянуть все до последнего момента»

Карьера Сергея Кузнецова в Ужгороде сложилась весьма скверно – нападающий сыграл за Говерлу только два матча, после чего на тренировке получил тяжелую травму колена. От клуба, однако, на лечение и операцию никаких денег форвард не получил. Остались долги и по зарплате. В марте этого года государственный суд удовлетворил иск Кузнецова по делу с Говерлой и обязал ужгородский клуб заплатить футболисту 2,5 млн гривен.

«Долги не то, что не выплачиваются, а даже нет никакого контакта со стороны клуба. Я получил тяжелую травму, и Говерла не помогала ни в операции, ни в лечении – по сути, меня бросили на произвол судьбы. Я никогда не думал, что может быть такое отношение к людям. Я до сих пор нуждаюсь в лечении своего колена и все тяну исключительно на себя. Мне кажется, что это очень непорядочно. От таких травм никто не застрахован и хотелось бы больше человеческого понимания.

Говерла же всеми путями старается затянуть дело, грубо говоря, занимаясь волокитой. Если есть по законодательству определенный строк, то они пытаются затянуть до последнего момента. Как-будто я враг народа, хотя я же просто делал свое дело. Хотелось бы просто по нормальному пообщаться с руководителями Говерлы. Но сколько я не набирал Сашу Шуфрича – он так и не взял трубку и не перезвонил.

Как бы мне не было жалко закарпатский футбол и местных болельщиков, клубы, которые так поступают со своими футболистами и работниками, не имеют права выступать в элитном дивизионе чемпионата Украины. Это просто «дуриловка» ребят, которые отдают этому клубу свои лучшие годы. В Говерле даже не пытаются хотя бы минимально выполнять обещанное.

А федерация просто прикрывает такие клубы и их непорядочных президентов. Получается, так можно делать все, что угодно! Посмотрите, до чего мы докатились – остались 3-4 команды, где остались нормальные президенты и выплачиваются все зарплаты. Остальные видят, что есть беззаконие, и можно всех «кидать». И так и делают, ведь это очень выгодно. С нас в Европе уже смеются, как будто мы не европейская страна, а какие-то папуасы».

В первой половине сезона 2014/15 Руслан Степанюк провел за Говерлу 13 матчей, после чего ушел в Александрию. С тех пор ныне футболисту Олимпика ужгородский клуб должен зарплату за семь месяцев.

«Я ушел из Говерлы полтора года назад. Мне пообещали, что отдадут все через полгода, но потом ничего не было. В итоге не погасили ни копейки, хотя должны за семь месяцев. Мой юрист занимается этим вопросом, но пока никаких сдвигов нет. Юрист выходил на руководство, но они говорят: «Хорошо, хорошо, все будет», но не более того. У них куча отговорок – то денег нет, то еще что-то. Только обещаниями и кормят.

На 95 процентов уверен, что мне ничего не заплатят, но 5 процентов надежды все-таки остаются. Я слышу, что Говерла что-то кому-то выплачивает уже полтора года. Но я с ребятами общаюсь, и у них никакого прогресса нет. Кому тогда они выплачивают?

Говерле аттестат на следующий сезон не нужен, потому что лучше без таких команд играть. Лучше пусть на ее месте будет команда из первой лиге не с большими, но стабильными деньгами».

P.S. После всех вышеприведенных слов сложно что-то добавить. Интересно одно: с кем договаривается Говерла и кому она хоть что-то отдала (если отдала вообще)? Сегодня ситуация выглядит печальнее некуда, а разговоры руководства ужгородцев о возможном получении аттестата похожи на плевок в лицо всему украинскому футболу.

Остается только ждать и надеется, что аттестационный комитет ФФУ перестанет закрывать глаза на то, что видно даже слепому, и в следующем чемпионате Украины будут играть действительно нормальные клубы.