Лечь под нож: все про закон о трансплантологии

636

Рада дала зеленый свет для широкой трансплантологии, но будет ли она успешной – большой вопрос, ведь отношение украинцев к ней до сих пор неоднозначное, а  без их сознательного выбора ничего не заработает. 

17 мая народные депутаты  250 голосами приняли законодательство, меняющее положение дел в сфере пересадки органов. Так, согласно одобренному  проекту закона «О применении трансплантации анатомических материалов человеку» (№ 2386-а-1), легализовано использование органов  умершего пациента  или погибшего человека в целях трансплантацию, если ранее он дал согласие на это или если посмертное донорство разрешили его близкие родственники. В случае их отсутствия вступает в силу т.н. «презумпция несогласия»: органы человека не трогают.

За нарушения, незаконную торговлю органами и «черную» трансплантологию (сговор против пациента или принуждение и обман его) законодатели прописали штрафы, санкции и тюремные сроки от 5 до 8 лет.

Председатель Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец, выступившая одним из авторов закона, отметила, что «финансирование трансплантации будет осуществляться на 100% за счет государства — во избежание злоупотреблений, связанных с незаконным донорством».

По прогнозу депутата, ежегодно благодаря закону шанс на вторую жизнь получат 5 тыс. украинцев. Речь идет о пересадках почек печени, сердца и костного мозга. В целом же человек, разрешивший посмертное изъятие своих анатомических материалов, может спасти 8 человек.

В то же время в законе определили отдельную категорию  граждан, которые ни при каких обстоятельствах не могут стать донорами. Это погибшие в зоне АТО, дети-сироты, а также неопознанные лица.

Для упорядочивания процесса, будет запущена Единая государственная информационная система трансплантации. В нем будут на условиях конфиденциальности накапливаться данные о нуждающихся в пересадке и донорах.

«Эта система в автоматическом режиме определять иммунологически совместимого донора и пациента, и в случае смерти донора — в сжатые сроки будет проводиться операция. Такая система существует во всех развитых странах мира и позволяет обеспечить соблюдение очередности и справедливости при распределении анатомического материала, то есть избежать возможных ошибок и коррупционных рисков», — разъяснила Богомолец.

Нормы нового закона также предусматривают экспорт анатомических материалов  в страны, с которыми Украина заключила соответствующие международные договора. То есть, продажа органа станет возможной, если в Украине для органа не найдется него реципиента.

Кроме того, учреждается институт трансплант-координаторов —  должностных лиц, которые будут работать в цепи донор – врач – реципиент, а также модерировать реестр.

Еще закон разрешает частную трансплантологию, то есть государственные учреждения теряют монопольное право на операции по изъятию органов.

Надо сказать, что документ долго находился в стенах парламента: в первом чтении он был принят еще в апреле 2016 года и только спустя два года его окончательно поддержали.  И это неудивительно, ведь сегодня трансплантология имеет неоднозначные оценки в обществе. Традиционные взгляды большинства украинцев могут создать препятствия в пополнении банка органов, поэтому  в планах властей провести информационные кампании для  изменения имиджа донорства.

Директор Института сердца Борис Тодуров, комментируя новый закон, говорит, что в течение года он точно ничего не поменяет.

«Ведь не принята была главная норма, которая очень нужна — презумпция согласия. При нынешнем уровне доверия к медицине количество прижизненых согласий будет очень незначительным. В Беларуси, где презумпция согласия начала работать, в 40 раз выросло количество операций по пересадке органов», — сказал он в СМИ, отметив важность принятия и понимания этой темы в обществе.

Напомним, в Украине ежегодно  удается сделать в среднем только 120 операций по пересадке органов, при этом доля посмертных трансплантаций не превышает 15% от общего количества. Для сравнения: в Португалии количество пересадок достигает 60 тысяч в год.

«Безусловно, сам закон не может изменить ситуацию с медициной в один момент, но даст возможность развития этой сферы. Старый закон у нас действовал с 1999 года, но не было системы, не было  единой базы пациентов, которым нужны органы, поэтому пересадок в Украине было сделано очень мало», — объясняет  глава ОО «Национальное движение «За трансплантацию» Юрий Андреев.

По его словам, никто никого на органы резать в моргах и подвалах не будет.  А черный рынок органов, где за одну почку можно получить до 15 тысяч евро, за печень — до 550 тысяч евро, за 1 кг костного мозга — до 16 тысяч евро, не будет процветать.

«Это мифы, которые распространяют люди, которые лоббируют гемодиализ, они настроены против нового закона о трансплантации органов», — заявил Ю. Андреев.

Богомолец уточняет, что для пересадки орган должен быть жизнеспособный.

«То есть, изъять орган для трансплантации и пересадить его реципиенту возможно, только если потенциальный донор находится в учреждении здравоохранения, на аппарате искусственной вентиляции легких, у него констатирована смерть мозга. Только в этом случае, в условиях операционной, орган может быть изъят для трансплантации. В условиях морга, к примеру, это сделать совершенно невозможно, потому что орган будет мертв и для трансплантации непригоден. Кроме того, обязательно проводится типирование. Медики выясняют, подходит ли конкретный орган донора конкретному реципиенту, учитывая множество показателей», — объяснила она.

А вот председатель Свободного профсоюза медицинских работников Украины Олег Панасенко говорит, что риски все же есть.

«Из-за нежелания  государства развивать направление трансплантологии, многие украинцы вынуждены были пересаживать органы за границей. Но не стоит забывать, что любою идею, даже хорошую можно испортить. Для того чтобы не было «черной» трансплантологии и людей не пускали на органы, в стране  на высоком уровне  должна работать правоохранительная система и быть хорошее экономическое положение. Чего в Украине на сегодняшний день нет. Соответственно, остается поле для манипуляций», — рассуждает он.

Среди угроз, которые могут возникнуть ввиду нового закона, эксперты называют также преступную утечку информации из донорского реестра и злоупотребления частных больниц.