Выпускники украинских школ должны конкурировать с выпускниками Европы, поэтому нужно вводить 12-летнее образование. Как рассказала в интервью глава парламентского комитета по вопросам науки и образования Лилия Гриневич, в Европе 11-летка осталась только в Украине, Беларуси и России.Однако 11 лет недостаточно, чтобы дать украинским учащимся комплект образовательных компетентностей, согласованный всеми членами Евросоюза. Нардеп подчеркивает: общее среднее образование должно состоять из 4-летней начальной школы, гимназии и отдельной старшей 3-летней школы – лицея. По ее словам, если правительство внимательно отнесется к реформе, 1-й и 5-й класс 12-летней школы реально запустить с 2018 года. Однако реорганизация школ – вопрос нескольких лет.

Недавно Арсений Яценюк заявил, что «правительству не удалась реформа среднего образования». Что Вы скажете о таком заявлении?

Реформы среднего образования еще и не было. Среднее образование находится в состоянии стагнации, и развивается исключительно внутренним потенциалом прогрессивных педагогов. Учителя, которые на месте что-то делают, учебные заведения, которые на месте что-то делают, вот они как-то развиваются.

Главное, это какие цели ставит образование, и какое содержание образования, обслуживающего эти цели. В связи с европейским выбором Украины, у нас обновились цели. Это выдвигает новые требования перед нашими выпускниками.

В ЕС всеми членами Европейского союза уже согласован комплект европейских компетентностей, которыми должен владеть каждый выпускник с общим среднем образованием. Мы тоже должны нацелить содержание нашего образования на этот комплект компетентностей. Владение родным языком, государственным языком, двумя иностранными языками, информационными технологиями, улучшенное изучение математики и естественных наук, предпринимательство и финансовая грамотность, умение учиться на протяжение всей жизни, критически мыслить. К сожалению, этого нет в содержании украинского образования.

Когда стартует реформа среднего образования?

Реформа среднего образования будет запущена, когда мы сделаем новые образовательные стандарты. Под них нужно подготовить учителей. Чтобы дать учащимся все эти компетентности 11-ти лет недостаточно. Поэтому нам нужен 12-й год. К слову, в Европе 11-летка только в Украине, Беларуси и России.

Планируется 4-летняя начальная школа. Дальше будет идти основная школа, которая будет называться гимназией. И старшая 3-летняя школа – лицей. Лицей должен быть двух типов. Академический лицей, где углубленно изучаются определенные предметы и готовятся к поступлению в ВУЗ, и профессиональный лицей, где человек получает общее среднее образование, но вместе с тем и профессию.

Если мы примем Закон «Об образовании», который утвердит эту новую структуру и, главное, содержание образования в украинской школе, то получим правовую основу для реформы.

Чтобы реализовать реформу нужно создать новые стандарты образования, под них – учебники и учебную среду, а также подготовить учителей. Если мы заходим с реформой в 1-й класс, значит, все учителя первых классов должны пройти определенную переподготовку. Мы начали очень важный проект совместно с Министерством иностранных дел Польши и Министерством образования Польши, направленный на создание новых стандартов в образовании. Поляки имеют в этом большой опыт.

Можно ли уже сейчас говорить, в каком году появятся выпускники 12-летней школы?

Если правительство внимательно отнесется к реформе, с 2018 года реально запустить 1-й и 5-й класс 12-летней школы. Таким образом, 12-классники будут выпускаться, фактически, в 2025 году. В трехлетнюю старшую школу — лицеи, они зайдут в 2022-2023 учебном году. Только кажется, что это нескоро. Для начала нужно изменить содержание образования, повысить квалификацию кадров во всей сети учреждений. К примеру, лицеи, о которых мы говорим – это должны быть отдельные учебные заведения, оборудованные для углубленного изучения предметов или получения первой профессии. Наш подход как, кстати, и европейский, заключается в следующем. Начальные школы должны быть одинаковыми для всех детей. В основной школе, гимназии, дети учат много предметов, получают общее образование и могут определиться, что кому более интересно. А уже на этапе старшей профильной школы, ребенок и родители выбирают: идти в академический или в профессиональный лицей, и по какому направлению.

Для лицеев будут строиться новые здания или переоборудуют часть обыкновенных школ?

Будет реорганизация школ. Если будет определено, что эта конкретная школа становится лицеем – она только на этом и будет специализироваться. Какие-то общеобразовательные школы останутся, к примеру, гимназиями, и будут учить детей до 9-го класса.

Такая реорганизация – это вопрос нескольких лет. Это связано с кадровым обеспечением, с подвозом детей. В законодательстве некоторых стран даже есть такое положение: любая реформа в системе образования должна быть анонсирована за пять лет до того, как она будет происходить. Неподготовленные резкие шаги очень негативно влияют на судьбы тысяч учеников и педагогов.

Если будет принят Закон «Об образовании», важно сразу же принять пошаговый план внедрения реформы. Чтобы родители, учителя, ученики, органы местного самоуправления четко понимали, как внедряется эта реформа, и на каком этапе что нужно делать.

Как Вы лично оцениваете темпы реформы образования?

Наибольшая готовность к реформе в системе высшего образования. Дискуссия велась еще во времена Табачника. После того, как он внес закон «О высшем образовании», появилось много альтернативных. В частности, я была одним из соавторов альтернативного законопроекта от оппозиции. Потом появилась группа Згуровского, которая готовила компромиссную редакцию законопроекта. После Революции Достоинства в парламенте наконец появилась политическая воля принять закон «О высшем образовании».

Мы приняли достаточно прогрессивный закон, который гарантирует автономию и академическую свободу, базовые ценности университетского образования. Сейчас идет уже имплементация этого закона. Но наряду с этим, возникли проблемы в других секторах образования. Особенно сложным вызовом является передача профессионально-технического образования на местный уровень.

Я была категорически против передачи их на уровень малых городов областного значения, поскольку очень часто у таких городов нет достаточных поступлений в бюджет. На базе Комитета мы организовали дискуссию, разработали и добились, чтобы Парламент принял закон, который отправлен на подпись президента, чтобы профессионально-техническое образование управлялось на уровне городов-областных центров, а те ПТУЗ, которые находятся вне городов — областных центров – на уровне областей.

Но теперь области и города-областные центры должны включить эти заведения в свою единую региональную сеть, понять, насколько она соответствует потребностям региональных рынков труда, и как она потом будет взаимосвязана в контексте 12-летней профильной школы с системой общего среднего образования.

Местные органы самоуправления совместно с Министерством образования и науки обязаны в этом году представить планы, как должна упорядочиваться сеть образовательных заведений.

Когда мы отдаем эти заведения на местный уровень, а там не могут с ними разобраться – начинаются закрытия, реорганизация. В конечном итоге мы можем довести ситуацию в профессиональном образовании до состояния, которое в начале девяностых создали в дошкольном. Когда не было детей, закрывали садики, «селили» туда Пенсионные фонды, продавали помещения банкам. А сегодня очереди в садики, и все это хорошо знают.

Нельзя допустить эту ошибку. В июне планируем большие парламентские слушания в Верховной Раде о том, каким образом профессиональное образование должно ответить на потребности рынка труда, и какие должны быть подходы на центральном уровне и на уровне громад к системе профессионального образования.

На днях замминистра образования Олег Деревянко подал в отставку из-за «медленных, косметических изменений, которые уже не помогут ни системе образования, ни государству в целом». Как Вы восприняли этот шаг? И можно ли действительно говорить, что темпы реформы образования в Украине настолько медленные?

У меня еще не было возможности спросить у господина Деревянко, что он имел в виду.

Что нам действительно нужно на уровне всех ветвей власти – и парламента, и правительства, и президента – так это более четкое понимание стратегического значения образования и науки в стране. Сегодня не все понимают, что образование является частью национальной безопасности Украины. Не только обороноспособность, не только армия, но и образование.

В образовании формируется ответственность граждан и духовный идеологический фундамент всей нации. Часто образование рассматривают как затратную сферу, а нужно его рассматривать как сферу инвестиций. Потому что это инвестиции в молодые поколения, в тех, кто будет руководить страной через 10-15 лет.

А сейчас радикально сокращено финансирование науки. У местных бюджетов есть проблемы – они не могут до конца обеспечить все возложенные на них функции в сфере образования. Мне кажется, что новый путь для реформы – это посмотреть на образование и науку как на инвестицию, которая в будущем вернется сторицей. Да, нам нужно улучшить эффективность использования средств. Если мы рассматриваем, например, науку – давайте большую часть финансирования давать в виде грантов. Не в финансирование зданий и ставок, но дадим нашим ученым больше доступа к научным грантам. Чтобы способные ученые и коллективы делали прорывные шаги в науке, получали на эти исследования средства. Новым законом «О научной и научно-технической деятельности» мы создали необходимую правовую базу для этого. Нужно воплощать это в жизнь.

Что значит новое содержание образования, о котором мы говорили? Мы должны инвестировать в людей, которые способны написать новые стандарты и учебники. Мы должны мотивировать практических специалистов к внедрению реформы. Сегодня же зарплата учителя уже спустилась на такое дно, что скоро молодые и талантливые люди вообще не будут оставаться в этой профессии. То есть мы должны решать проблему низкого социального статуса учителя.

Проблем много. Но учитывая то, что сегодня наше государство борется за свою независимость, люди отдают свое здоровье и жизни на фронтах – каждый на своем месте тоже должен сделать больше, чем бы это было в абсолютно мирной ситуации. Нужно выдержать это время, и не просто выдержать, а воспользоваться им как временем для позитивных изменений.

Правительство выделило 170 миллионов гривень на создание в каждой области школы-хаба. Почему для Украины это сейчас актуально, и в чем суть идеи?

Всем известно, что в Украине есть много маленьких школ, особенно в сельской местности. Есть школы, в которых учится до 30-ти, до 10-ти учеников. Проблема не только в том, что обучение одного ребенка там может стоить в три-пять раз больше, чем в обычной школе. А еще и в том, что в такой маленькой школе дети, особенно учащиеся основной и старшей школы, получают низкое качество образования. Иногда один учитель читает одновременно несколько предметов, нет никаких лабораторий. То есть полноценно освоить программу общего среднего образования невозможно. В интересах ребенка нужно реорганизовать эти маленькие школы, а детей старшей школы довозить в какую-то базовую школу.

Сначала нужно инвестировать в опорные школы – те, куда будут привозиться дети из других населенных пунктов. Эти школы, в свою очередь, должны иметь новую материально-техническую базу для изучения физики, химии и биологии, соответствующие компьютерные классы, соответствующую квалификацию учителей. Кроме того, нужно обеспечить подвоз детей. Должны быть школьные автобусы или же, если есть маршрутное сообщение, договор с перевозчиками. Именно этот проект был назван Hub-school.

Понятное дело, если детей старшего школьного возраста посадят в новый школьный автобус и привезут в оборудованную школу, где ребенок реально получит лучшее образование – тогда и родители не будут протестовать по поводу такой реорганизации.

То есть сейчас родители протестуют?

Такие случаи были. Родители протестуют, когда они не видят разницы между условиями в их школе и в той школе, куда ребенка собираются подвозить. При этом чтобы ездить в другую школу, ребенку нужно вставать на два часа раньше. Однако родители заинтересованы, чтобы у их ребенка был доступ к лучшему качеству образования, но им это необходимо продемонстрировать.

Кроме того, у местных громад есть убеждение, что если в селе закрывается школа, то, фактически, образовательно-культурная среда не развивается. Поэтому мы считаем, что начальная школа должна быть в каждом населенном пункте, где есть дети соответствующего возраста.

Убеждена, что будущее для уравнивания шансов доступа к качественному образованию на сельских территориях в информационных технологиях. Если бы удалось охватить все сельские школы Интернетом – мы могли бы частично осуществлять так называемое дистанционно-очное обучение для детей. То есть часть курса ребенок получает через дистанционное обучение, фактически, может брать уроки у лучших учителей Украины. Потом можно было бы организовать обратную связь. А учитель на месте был бы модератором этого процесса.

Но, опять-таки, это будущее. Мы прекрасно понимаем, что часть населенных пунктов Украины, а мы говорим именно об отдаленных, не охвачены соответствующего качества Интернет-связью.

Эти 170 миллионов направлены только на оборудование кабинетов (физика, химия, биология) или также и транспортное обеспечение? Должны ли местные бюджеты взять на себя часть расходов?

Эта сумма направлена именно на кабинеты. Также есть 600 миллионов гривень у местных бюджетов для обеспечения школьными автобусами. Очевидно, что местные бюджеты должны что-то добавить. Потому что в первую очередь они несут ответственность за систему среднего образования, и они лучше всего знают, как сделать «образовательную карту» региона с одной стороны удобной для детей, а с другой – наиболее оптимальной в эффективности расходов на образование.

Сейчас очень важно, чтобы местные органы самоуправления сформировали четкий, понятный план, каким образом будет модернизироваться их сеть образовательных учреждений.

Кто будет определять, какая школа станет опорной? Возможно, для этого планируется создать специальные квалификационные комиссии?

В первую очередь этот проект будет сфокусирован вокруг объединенных громад. Вы знаете, что в результате реформы децентрализации у нас уже есть объединенные громады, взявшие на себя «риск первопроходцев». Они мотивированы по-новому посмотреть на свою сеть школ, улучшить доступ населения к качественным услугам. И именно эти объединенные громады будут определять, какие школы будут у них опорными.

Де-факто, когда школы-хабы появятся в Украине?

Поскольку средства уже заложены в бюджете, громады уже созданы, я считаю, что громады уже сейчас могут определять такие школы.

За последние два года в Украине было закрыто 269 школ. Планируется ли дальнейшее сокращение числа учебных учреждений?

Мы нацелены сохранить начальную школу в каждом населенном пункте, где есть дети. Я, к примеру, убежденный сторонник того, что 6-ти и 7-летних нельзя никуда возить. Маленькие дети имеют право быть ближе к семье и получать начальное образование как можно ближе к месту проживания. Поэтому мы разрабатываем в проекте закона об образовании соответствующие положения, позволяющие рассматривать новые форматы индивидуального обучения для детей, возможности более персонифицированного обучения «учитель-ученик».

Как должно реализовываться персонифицированное обучение, о котором Вы говорите? Неужели будут набираться дополнительные кадры?

Мы должны рассматривать новые форматы, когда один учитель может преподавать в нескольких населенных пунктах. В один день приезжать, к примеру, в одно село, заниматься там с детьми и давать им задания, а потом ехать в другое село. Также один учитель может работать с разновозрастной группой детей на уровне начальной школы.

При этом такой учитель может быть прикреплен к опорной школе, а работать с маленькими детьми в других селах. Такие подходы работают во многих странах, где есть большая разбросанность населенных пунктов.

Чтобы учителя могли ездить между селами, необходимо нормальное транспортное обеспечение. Это обязательство местного бюджета?

Конечно. Очень много полномочий передано громадам. Вопрос в том, подкрепляются ли эти полномочия финансовыми поступлениями? Думаю, что этот год будет кардинальным. Потому что мы сможем на практике увидеть, какие местные громады получили дополнительные поступления, достаточные для выполнения переложенных на них полномочий, а какие – нет.

В маленьких населенных пунктах очень часто не только отсутствует транспорт, но и дорог как таковых нет. Стоило бы объединить усилия с Министерством инфраструктуры?

Это закономерный вопрос. Очевидно, что не может ехать автобус, если там нет ни дороги, ни даже направления. И такие ситуации в Украине сегодня еще есть. Поэтому задание очень сложное. Когда кто-то говорит, что реформа образования заключается в оптимизации расходов, или в оптимизации сети школ, я категорически не согласна. Потому что суть реформы, и цель реформы – повышение качества образования для каждого украинского ребенка. Оптимизация – это только один из механизмов для этого.

Но оптимизация имеет смысл только тогда, когда ребенка посадили в автобус и по нормальной дороге привезли в учебное заведение. Пока этой дороги нет, мы не можем понижать степень школы или ее закрывать. Это реальный цивилизованный подход. Поэтому оптимизация не может произойти быстро. Она связана и с транспортной инфраструктурой, и с готовностью школ принимать этих детей.

Автор интервью: Ирина Шевченко