Ложь, Китай и Путин: секреты призрачного состояния Уилбура Росса

643

Став министром торговли США, Уилбур Росс пообещал отказаться от своих активов. Но не сделал этого. Его семье сейчас принадлежит крайне токсичный инвестпортфель, в котором есть, к примеру, акции компаний, связанных с ближним кругом Владимира Путина.

Согласование кандидатур новых членов кабинета президента США стало настоящей головной болью для Дональда Трампа. В то же время кандидатура Уилбура Росса была одобрена сразу же. В отличие от новичка Рекса Тиллерсона, склонного к конфликтам Скотта Прюитта (глава Агентства по охране окружающей среды) и неготовой к выполнению своих обязанностей Бетси Девос (министр образования), утверждение которых прошло со скрипом, у Уилбура Росса были все задатки для того, чтобы стать министром торговли: десятки лет в бизнесе, отличный послужной список. В своем синем деловом костюме он даже выглядел как настоящий министр. Кроме того, в отличие от Дональда Трампа, Уилбур Росс пообещал отказаться практически от всех своих активов после вхождения в состав кабинета министров. В итоге Уилбур Росс удостоился похвалы со стороны членов обеих партий и с легкостью был утвержден в должности министра торговли. «Вы действительно принесли большую жертву. Ради государственной службы вы буквально отказались от сотен миллионов долларов», — оценил поступок Росса сенатор-демократ от штата Коннектикут Ричард Блюменталь. В ноябре 2017 года в заявлении для Управления по делам правительственной этики Уилбур Росс письменно подтвердил, что отказался от всех активов.

Это оказалось неправдой. Результаты расследования Forbes показали:

Большую часть прошлого года Уилбур Росс занимал пост министра торговли и при этом владел акциями нескольких китайских госкомпаний, судоходной компании, связанной с ближним кругом Владимира Путина, кипрского банка, оказавшегося, по сообщениям, в центре расследования бывшего главы ФБР Роберта Мюллера, и крупного производителя автозапчастей, который стал фигурантом расследования, проводимого в настоящий момент самим Уилбуром Россом. Сложно представить более токсичный инвестиционный портфель для члена кабинета министров США.

По всей видимости, семья Уилбура Росса до сих пор владеет этими активами. Вместо того, чтобы отказаться от них, министр торговли США продал часть акций инвестиционному банку Goldman Sachs, другую часть передал в доверительное управление членам своей семьи. При этом он продолжил вести дела с Китаем, Россией и другими государствами, зная, что акции, которыми владеет его семья, напрямую связаны с этими странами.

Прошлой осенью из так называемого райского досье стало известно о связи министра торговли США с ближним кругом Владимира Путина через судоходную компанию Navigator Holdings. Уилбур Росс, скорее всего, заранее знал о предстоящем обнародовании документов офшорного регистратора Appleby и сыграл на понижение курса акций связанной с Кремлем компании.

Абсурдно, но наличие всех этих конфликтов интересов, судя по всему, вполне законно: прежде всего из-за того, что законы США о профессиональной этике, как это ни прискорбно, не предусматривают возможности нахождения у власти таких магнатов, как Дональд Трамп или Уилбур Росс.

Тем не менее Уилбур Росс все же мог нарушить один закон: несмотря на ноябрьское обещание отказаться от всех активов, Росс какое-то время сохранял акции своего бывшего работодателя, инвестиционной компании Invesco, общей стоимостью более $10 млн. Он также продолжил играть на понижение курса акций банка Sun Bancorp, от доли в котором он ранее пообещал отказаться. От этих бумаг Росс избавился только в декабре 2017 года.

Как же Уилбур Росс комментирует эту ситуацию сейчас? Практически никак. Когда месяц назад Forbes поинтересовался, что же стало с активами Росса, пресс-секретарь министра торговли выразил надежду получить ответ к следующему дню. Спустя пять дней он прислал короткое заявление, согласно которому Уилбур Росс обязуется указать данные обо всех своих текущих активах в ежегодной финансовой декларации, которую он пока что не составил. У пресс-секретаря были еще две недели на то, чтобы ответить на подробный список вопросов от Forbes. На большую часть из них он, однако, отказался отвечать. При этом он подчеркнул, что Уилбур Росс все-таки избавился от своих активов. А на вопрос, действительно Уилбур Росс мог нарушить закон, солгав федеральным органам власти, пресс-секретарь был категоричен. «Министр не солгал», — заявил он, добавив, что министр Росс предоставил дополнительный пакет документов с внесенными изменениями, рассмотрением которого сейчас занимается Управление по делам правительственной этики.

Человек, обманувший Forbes

Уилбур Росс не славится тем, что всегда говорит правду. Прошлой осенью, сразу после возвращения из командировки в Азию, Уилбур Росс позвонил в редакцию Forbes, чтобы солгать о размере своего состояния. Forbes много лет подряд включал Росса в рейтинг долларовых миллиардеров, когда тот, став министром, опубликовал финансовую декларацию, выяснилось, что его состояние не превышает и $700 млн. Forbes потребовал прояснить ситуацию — Уилбур Росс спокойно сослался на некие активы на $2 млрд, данные о которых не нужно указывать в декларации. Министр торговли США заявил, что создал траст и передал часть своего состояния в доверительное управление членам своей семьи.

Кажется, этих миллиардов никогда не существовало. Но когда шесть сенаторов потребовали провести расследование по этому делу, Уилбур Росс настоял на том, что в его утверждениях была доля правды: «Когда я беседовал с журналистом Forbes, уже шел процесс создания этого траста для членов моей семьи. Это способ отказаться от моих активов, чтобы соблюсти соглашение о профессиональной этике». Но по этому соглашению Уилбур Росс должен был либо продать активы, либо отдать их. Просто передать их в траст было недостаточно.

Ричард Блюменталь, тот самый сенатор, который ранее похвалил министра торговли за отказ от активов, попросил Уилбура Росса описать структуру траста. Росс не сделал этого. Подобная неопределенность и тот факт, что Управление по делам правительственной этики так и не обнародовало документы, в которых указано, что Уилбур Росс выполнил свое обещание и избавился от активов, покрыли финансовое состояние министра торговли США облаком тайны. Органы по контролю за соблюдением законов о профессиональной этике составляли изобличающие отчеты, журналисты задавались вопросом о том, находятся ли акции создающих конфликт интересов компаний в распоряжении Уилбура Росса. Ведущий телеканала Fox News даже потребовал, чтобы Дональд Трамп уволил Уилбура Росса.

Все это время разъяснение, которое Уилбур Росс дал в отношении дальнейшей судьбы своих активов, скрывалось в документе, поданном им в Управление по делам правительственной этики. В течение пяти месяцев сотрудники управления не могли завизировать и обнародовать документ. Но недавно он все же был опубликован.

Согласно документу, поданному в Управление по делам правительственной этики, Уилбур Росс избавился от большинства своих активов 25 октября 2017 года. Он продал свои акции «независимой третьей стороне». Forbes подтвердил, что этой стороной стал инвестиционный банк Goldman Sachs. Но долю в компаниях, где Уилбур Росс числится генеральным партнером, он передал в траст. Ни он, ни его жена не указаны в качестве бенефициаров траста. В последнее время компании, акции которых Уилбур Росс передал в траст, демонстрировали не самые впечатляющие показатели —неясно, смогут ли они в будущем принести большую прибыль. Но если стоимость этих компаний внезапно повысится, бенефициары траста получат миллионы долларов. Однако, если бенефициарам частично выплатят дивиденды, но затем количество инвестиций снизится, им, возможно, даже придется вернуть полученную сумму. Вполне вероятно, что в этом кроется причина того, почему министр торговли США передал эту долю в траст. Представители Уилбура Росса не ответили, как именно устроен траст.

В документе не говорится о том, кто же выступает в роли бенефициаров траста. Судя по всему, во время октябрьского звонка в редакцию Forbes Уилбур Росс вскользь упомянул о них. Это единственный известный случай, когда министр торговли США публично обсуждал траст, который он использовал для соблюдения соглашения о профессиональной этике. «Я не бенефициар», — заявил Уилбур Росс, когда его спросили о трасте. «В этом весь смысл. Траст был создан для детей и так далее». По словам Росса, среди бенефициаров траста нет людей, не являющихся членами его семьи. Таким образом, по словам Уилбура Росса, он обеспечил соблюдение соглашения о профессиональной этике. Технически передача акций членам семьи считается отказом от активов. Но теперь в руках членов его семьи находятся акции компаний, связанных с группой лиц, по отношению к которым Уилбур Росс как министр торговли США должен занять более жесткую позицию.

Китайский друг

Сейчас главная забота Уилбура Росса — торговая война между двумя крупнейшими экономиками мира, США и Китаем. Задолго до вхождения в состав кабинета министров США Уилбур Росс уже вел бизнес с правительством Китая. В 2009 году его фонд WL Ross инвестировал $100 млн в китайского производителя ветряной энергии Longyuan Power, планировавшего получить биржевой листинг. Для фонда, специализирующегося на банкротствах, это была не самая типичная инвестиция. Выведение акций на биржу настолько далеко от ее банкротства, насколько это возможно. Однако, по словам четырех бывших сотрудников WL Ross, главной причиной инвестиций в Longyuan Power было вовсе не стремление получить прибыль. «Единственная цель тех инвестиций заключалась в том, чтобы добиться расположения китайцев», — заявил один из бывших коллег Уилбура Росса.

По словам бывших менеджеров WL Ross, Уилбур Росс надеялся получить инвестиции для своего фонда от китайской государственной China Investment Corp. Чем больше средств китайская компания вкладывала в фонд, тем выше были гонорар и комиссионные Росса за управление. Другими словами, Уилбур Росс вложил деньги других людей в сомнительный выход на биржу, чтобы в будущем побольше заработать. В конце концов, China Investment Corp. вложила в фонд будущего министра торговли США около $500 млн. А вот инвестиции в Longyuan Power были сокращены с $100 млн до $90 млн, затем фонд WL Ross и вовсе продал акции компании. Пресс-секретарь Уилбура Росса назвал предположения о реальных целях инвестиций в Longyuan Power «глупыми и ошибочными».

Благодаря китайским инвестициям Уилбур Росс смог стать инвестором судоходной компании Diamond S Shipping, владеющей 45 танкерами по всему миру. Фактически это сделало его бизнес-партнером китайского правительства. Несмотря на это, Росс с самого начала заявил сотрудникам Управления по делам правительственной этики, что не планирует расставаться с акциями Diamond S Shipping. Это высказывание повлекло за собой множество вопросов во время одного из заседаний Сената. По мнению сенаторов, доля Росса в танкерной компании могла вызвать конфликт интересов, если бы он стал членом кабинета министров. Несмотря на внутренние документы фонда WL Ross, в которых говорится, что глобализация, которой администрация Трампа пугает весь мир во время ведения переговоров по торговле, способствует успешному развитию Diamond S Shipping, Уилбур Росс все же отмел опасения сенаторов. «Мы провели исследование, результаты которого позволяют предположить, что министерство торговли США никогда не занималось разбирательством по делу о какой-либо судоходной компании», — заявил он на заседании Сената. В ноябре пресс-секретарь Уилбура Росса заявил представителям некоммерческой организации Center for Public Integrity, что министр торговли добровольно отказался от доли в Diamond S Shipping. Но «отказавшись» от доли, Росс, видимо, снова просто передал ее членам семьи.

Связи между семьей Росса и правительством Китая еще глубже. В сентябре 2017 года люксембургский производитель автозапчастей International Automotive Components Group, акционером которого Росс тогда был, создал новое совместное предприятие, владельцем 30% акций которого стал фонд WL Ross — совместно с китайской государственной компанией Shanghai Shenda. WL Ross также получил примерно $300 млн наличными. В том же месяце высокопоставленные китайские чиновники провели переговоры по торговле, участие в которых принял не кто иной, как Уилбур Росс.

Тень Путина

Два месяца спустя Международный консорциум журналистских расследований опубликовал «райское досье», настоящий клад документов, содержащих информацию об офшорных операциях богатейших людей мира. Одна из самых сенсационных находок журналистского расследования — министр торговли США владеет долей в судоходной компании Navigator Holdings, связанной с ближним кругом Владимира Путина.

Но Росс утверждал, что избавился от акций компании 25 октября 2017 года — за пару дней до опубликования «райского досье». Шесть дней спустя он сыграл на понижение курса акций Navigator Holdings. Это означало следующее: если курс акций Navigator Holdings стремительно упадет из-за обнародования «райского досье», Уилбур Росс, возможно, все равно получит прибыль. Котировки Navigator Holdings, однако, упали не сразу после публикации документов, вызвавших фурор во всем мире. В ходе скандала они опустились на 4%. Это произошло за 11 дней до того, как Росс закрыл короткую позицию, судя по всему, получив прибыль.

Его семья все еще владеет долей в Navigator Holdings, а также в кипрском банке Bank of Cyprus, еще одной компании, связанной с Россией. В 2014 году, после успешной продажи акций попавшего в долговую яму ирландского банка Bank of Ireland, место в совете директоров которого занимал Росс, он обратил внимание на кипрский банк, который в 2008 году почти за $600 млн приобрел российский Юниаструм-банк. Уилбур Росс вошел в состав совета директоров банка в качестве одного из вице-председателей. Свои полномочия он делил с Владимиром Стржалковским, который, как утверждается, служил вместе с Владимиром Путиным в КГБ, а затем стал заместителем министра экономического развития и торговли России. Проблему для коллег Росса представлял тот факт, что экономика Кипра находилась в состоянии хаоса. Спасти банк могло только чудо. «Он хотел снова стать членом совета директоров международного банка. Ему нравилось летать туда на самолете компании Invesco. Наверное, он ошибочно посчитал это хорошей идеей», — полагает бывший коллега министра торговли. Идея, однако, оказалась провальной. Экономика Кипра с трудом оправлялась после экономического спада. По словам бывших сотрудников WL Ross, прибыль, которую приносил Bank of Cyprus, едва ли была сопоставима с прибылью от ирландского банка.

Еще одна плохая идея Уилбура Росса — судя по всему, он обременил членов своей семьи долей в кипрском банке. Самым крупным акционером Bank of Cyprus считается Виктор Вексельберг, которого, по словам бывшего коллеги Росса, министр торговли как-то принимал в своем офисе в 2014 году. В начале 2018 года Виктор Вексельберг тоже гостил в Нью-Йорке, принимали его, правда, уже совсем по-другому. Сотрудники спецпрокурора Роберта Мюллера, который расследует российское вмешательства в выборы президента США в 2016 году, остановили бизнесмена в аэропорту для допроса. Оказалось, что компания, которая считалась филиалом фирмы Вексельберга в США, вскоре после инаугурации Дональда Трампа инвестировала более полумиллиона долларов в организацию, принадлежащую адвокату Трампа Майклу Коэну.

Большинство бывших сотрудников инвестиционного фонда WL Ross, которые беседовали с Forbes, считают, что министр торговли не имел ничего общего с выплатами Майклу Коэну и с вмешательством России в президентские выборы. Но почему он полностью не избавился от доли в банке, если пресса уделяет такое внимание отношениям Дональда Трампа с Россией? Бывший коллега министра торговли, который долгое время работал с ним бок о бок, заявил: «Это дело просто очень плохо пахнет».

В конце прошлого месяца президент Дональд Трамп сделал заявление, которое в более спокойные времена несколько дней не сходило бы с первых полос газет. В эпоху Трампа, однако, ему не придали особого значения. Он заявил о возможном расследовании в отношении импорта автозапчастей и сослался на угрозу «национальной безопасности США». Возглавлять расследование, по его мнению, должен человек, который разбирается в автомобильном бизнесе, — Уилбур Росс.

До того как стать министром торговли США, Уилбур Росс создал предприятие International Automotive Components Group. Сегодня это третий производитель автозапчастей в мире — по собственным словам. У компании 50 производственных предприятий в 20 странах и штаб-квартира в Люксембурге. В зависимости от доходов компании в ближайшие несколько лет International Automotive Components Group может стать одним из множества активов семьи Росса, которые, возможно, принесут ей баснословную прибыль.

Это настоящий кошмар с точки зрения профессиональной этики. Уилбур Росс, возглавляющий расследование, может в теории смотреть сквозь пальцы на вопросы, связанные с International Automotive Components Group. Кроме того, он может внести поправки в заключение Министерства торговли США по этой компании и заняться устранением конкурентов. Это тоже абсолютно законно, ведь, согласно документам, Уилбур Росс выполнил требования правительства США и отказался от активов. Тем не менее наблюдатели продолжают неустанно спрашивать, действует Уилбур Росс в интересах страны или же в интересах своей семьи.