Ложный инстинкт: идея государства, которая подвела украинцев

168

Победа Революции достоинства в начале 2014 года показала истинную глубину проблемы деградации государственного управления в нашей стране и подняла на поверхность ряд острых вопросов, от которых зависит наше будущее.

Как случилось так, что Украина, почти за 25 лет независимости не удосужилась рефлексивно воссоздать комфортную, современную, приемлемую среду для существования и развития своих граждан? Почему украинцы, избирая своих представителей во власть, не смогли сделать это правильно и теперь «ми маємо те, що маємо»? Утечку интеллектуальных ресурсов за границу, внешние долги, непомерно низкий уровень зарплат и пенсий, — неужели мы сами это выбрали? Увы, но да. В далеком 1991-м году, вдохновившись демократическими идеями, мы отдали судьбу молодой страны в руки сомнительных политиков. Именно они сделали такой выбор за нас.

Посмотреть на проблему выбора, которая присуща любой представительской демократии, под другим углом меня вдохновила книга правящего князя Лихтенштейна Ханса-Адама ІІ «Государство в третьем тысячелетии», которая, не отрицая института государства, предлагает иначе взглянуть на его функциональность. В ней изложена концепция «государства-компании», акционерами которой являются все граждане, а управление «акционерным обществом» осуществляется через формы прямой или непосредственной демократии.

Украинцы готовы к переменам в государственном укладе. Майдан-2014 осуществил переворот в сознании граждан Украины. Можно по-разному оценивать эти исторические события. Но аннексия Крыма и потрясения на востоке Украины окончательно подтолкнули нас к осознанию того, какой хрупкой является государственность, и как легко она может быть потеряна.

До 2014 года в ментальности большинства граждан постсоветского пространства идея государства была незыблемой и монументальной. Если до событий на Майдане основой правосознания людей был государственнический инстинкт, то уже первые месяцы после произошедшего пошатнули эту «историческую данность». Оказалось, что эта идея легко уязвима, в считанные дни она может быть разрушена, основные устои подорваны, а общественные связи в рамках правоотношений «государство-гражданин», стереотипы и традиции – расстроены.

При всей полярности оценок Майдана, неоспоримым является переворот в массовом сознании роли госаппарата и функционального обеспечения чиновничества. Именно поэтому партии, построенные на идеологии прямой демократии, смогут сейчас привлечь внимание общества к идеям прямого принятия решений народом. Элементы прямой демократии проникнут в каждую партию и получат шанс на реализацию.

Скептицизм Ханса-Адама II в отношении представительской (традиционной) демократии, вызван такими доводами как возможность «покупки голосов» и возможность действующей власти влезать в долги. Как тут не вспомнить наши украинские реалии, в которых гречка стала именем нарицательным, а законодательное поднятие «социальных стандартов» под выборы — нормой избирательного процесса? Именно поэтому чиновники без зазрения совести набирают многомиллионные кредиты, поскольку бремя возврата долгов все равно возляжет не на них, а на последующие поколения. Всегда существует риск того, что действующий политикум либо «напечатает» деньги провоцируя инфляцию, либо ввергнет страну в очередную кредитную кабалу. Последствия мы видим на примере ситуации с нашими избранными без учета мнения народа политиками.

За 25 лет независимости якобы «профессиональные» политики, дипломированные экономисты и юристы, крепкие хозяйственники и прочая публика завели страну в абсолютный коллапс и правовой нигилизм, беспросветную экономическую депрессию, состояние необъявленной войны и социальной смуты. И при том при всем, они были избраны методами представительной демократии и с точки зрения действующего законодательства являются абсолютно легитимными выразителями воли народа.

В то же время, если народ смог избрать таких псевдопрофессионалов, то ему это и исправлять. Уверен, у нас хватит мудрости, опыта и интеллекта чтобы самостоятельно решать многие вопросы государственного бытия без посредничества самозваных «технократов» в условиях прямой демократии. Пора уже оставить в прошлом, как рудимент, государственнический инстинкт и строить наше государство, основываясь на собственном выборе. Современный мир с его цифровыми технологиями открывает нам такую возможность.

Автор материала: Павел Куфтырев