В середине сентября Национальный цирк Украины презентовал свою новую программу. Любители циркового искусства в Киеве ждут с нетерпением новинок, поэтому и шагают в предвкушении к круглому зданию по адресу Проспект Победы, 2. Этой осенью они заходят в него с изумлением, задаваясь главным вопросом: «Почему на огромную афишу с надписью «Экстрим Арена» смотрит красным фоном билборд с провокационной надписью: «Мне больно! Для использования трюков во многих цирках слонов бьют острым крюком, лошадей «учат» электрошокером, а медведи живут в клетке, которая меньше, чем тесный лифт»?

Корреспондент Vse.Media начал знакомиться с закулисной жизнью «хвостатых» артистов цирка тремя годами ранее благодаря открытой работе с масс-медиа руководства Национального цирка. Поэтому здравый смысл взял верх и подсказал: «Не верю!».

Про то, что это — провокация и происки врагов, заявили в такой же открытой форме представители государственных цирков страны, юристы и исполняющий обязанности директора цирка — его художественный руководитель Людмила Шевченко. Пока готовятся судебные иски за неправомерное, клеветническое использование внешней рекламы, они отвечают врагам фото с лаконичной подписью.

А с народной артисткой и прославленной укротительницей львов и тигров Vse.Media удалось поговорить уже после презентации программы. Убедившись в очередной раз, что на манеж выходят ухоженные, упитанные и вполне довольные жизнью хищники, экзотические звери и домашние питомцы, мы решили пообщаться с Людмилой Шевченко.

Что будет с эпицентром украинского циркового искусства?

В последнее время определенная группа людей считает, что цирк отжил свое время. Это ни что другое, как пробы рейдерского захвата помещения. Фактических доказательств у нас пока на этот счет нет, но могу с уверенностью заявить, руководствуясь полученными данными, что на месте цирка планируется сделать ресторан или место для проведения боев без правил. Дело в том, что в соответствии с постановлением Министерства культуры, национальный и государственные цирки страны должны пройти процессы реформирования. Таким образом, из всех имеющихся в Украине семи цирков планируется сделать акционерное общество. Минкульт его будет финансировать 3 года, а потом продаст акции частникам. При таком раскладе событий цирковое искусство просто уйдет в небытие.

От этих нечистых на руку людей исходят нападки, мол, мы вас, живодеров, уберем вместе с вашими животными из цирка! Я отдала цирку 50 с лишним лет и могу с полной ответственностью заявить, что у нас есть цирковая культура. Национальный цирк — это достояние государства, народа, генетический код вообще циркового искусства. В Украине есть своя цирковая школа (сейчас – Киевская муниципальная академия эстрадного и циркового искусств), три вуза, выпускающие режиссеров цирка, отсюда — сотни известных по всему миру артистов. Цирк нужен детям, это – идеология, культура воспитания характера, здоровый образ жизни, в конце концов. Я очень люблю креативную молодежь, и мне становится страшно за будущее циркового искусства. У нас развита самодеятельность цирковых коллективов, в них принимают участие более 1000 детей. К тому же, мы заработали в 2015 году около 47 миллионов гривен, заплатив из них 12 миллионов в бюджет.

А вы как считаете, традиционный цирк нуждается в реформах?

Реформа заключается только в том, чтобы уменьшить бюджетное финансирование, чтобы нас пустить на самофинансирование. Нужно менять в целом форму управления.

Быть может, стоит обратиться к мировому опыту…

Мирового опыта нет, потому что стационарных государственных цирков нигде в мире нет. А финансирование Минкульт нам урезает постоянно. В прошлом году нам давали 28% финансирования от 70%. Ситуация на самом деле сложная. У нас очень старое здание и оно тянет много средств на содержание. В первую очередь, нужно провести капитальный ремонт. Государственная система включает налоги. С каждой копейки мы платим 20% НДС. Мы также платим налог на землю, хотя имели звание национального цирка. Речь идет о 46 тысячах гривен ежемесячно.

Государство дает дотацию только на зарплату и кормление животных. Когда звери едут на гастроли, мы перекидываем деньги на коммуналку. Это вся помощь государства.

В первую очередь, нам нужны средства на содержание здания и деньги на новые постановки. С остальным мы справимся. Капитальный ремонт может помочь сделать инвестор, но чем можно его заинтересовать? В государственный сектор никто не хочет вкладывать деньги.

Есть и внутренняя проблема – штат. Сейчас у меня вне бюджетного финансирования — 18 человек. У меня ограничено количество штатного расписания по артистам. Такая же ситуация с фондом заработной платы. Парадокс еще состоит в том, что, к примеру, в январе, заработав 6 миллионов гривен, мы не знали, куда их деть. В соответствии с законом, мы имеем право их тратить только на материальную помощь и на зарплату, не можем держать средств на счете. Поэтому каждый раз летом цирк постоянно грязнет в долгах: два месяца он не работает, но кормить животных нужно, как и выплачивать заработную плату штатным артистам. Одним словом, если нет гастролей, то у нас идет простой. Вот это нужно урегулировать на законодательном уровне. Кроме того, у нас нет своих летних площадок.

Возможно, для контрмер вы должны были сформировать свой антикризисный план?

Озвучу один из вариантов. Я считаю, что государственным циркам нужно сотрудничать с частными. Возьмем цирк «КОБЗОВ». У них — шикарное шапито, а у нас — прекрасные номера, которые можно задействовать. В дальнейшем, думаю, что нужно развивать перспективу сотрудничества с частниками. Уже есть хороший пример: в Запорожье открыл сезон Цирк на воде. Это совместный проект Национального цирка и частного предпринимателя.

Только Национальный цирк может вести такие «торги»?

Государственные цирки сами договариваются с частниками. Но у них проблема серьезнее — им в течение года нужно показать 6 программ, а мне – 3-4. Я в выигрыше и потому что артисты в Национальном цирке, соответственно, работают более длительный срок. Поэтому я делаю более дорогие программы, которые госцирки не могут вытащить на периферию. У них билеты по стоимости меньше, а артисты, как правило, очень дорогие – иностранные.

А много у нас цирков-частников?

Из приличных один — «КОБЗОВ». У всех остальных — очень низкий уровень программ.

И, все-таки, какую проблему может решить объединение цирков?

Проблему не решит. Если мы объединимся и сделаем ассоциацию государственных цирков, это спасет от уничтожения цирковую отрасль вообще. Но если цирки отдадут муниципалитетам — это будет крах украинского циркового искусства. Вообще, для города содержать цирк, может быть, и возможно, но кто будет хозяином в цирке? Все будет зависеть от вкуса и пристрастия мэра города. А для Киева, например, с его нулевым бюджетом… Не уверена. Дело в том, что сейчас проблема Национального цирка связана не с вопросами создания хорошего муниципального цирка, а с намерениями заинтересованных людей разрушить и превратить здание в центре Киева что угодно: кабак, кабаре, спортивную площадку для бокса или борьбы без правил.

Неужели власть не понимает, что цирковое искусство необходимо?

Никого это сейчас не интересует. За год у меня проходит около 450 тысяч зрителей. Это уже показатель, что цирк нужен.

С животными?

У нас на этот счет нет никаких законов, есть просто нормы их содержания. Мы еще не в Европе, у нас нет своих стандартов, но мы, почему-то, не можем занять принципиальную позицию и сказать, как некоторые страны постсоветского пространства, что мы будем ориентироваться на цирк с традициями, животными и что нам европейцы — не указка. В США тоже, в принципе, разрешены животные. Все остальное рассчитано на психологию, мол, человек видит животное в цирке, и ему кажется, что его мучают, а если не видит, то этого зрителя ничего не будет раздражать. Такие люди не понимают основного: зверя нужно заставить работать без сюсюканья, но не электрошокером, а внутренней силой воли, энергетикой. Тигры, к примеру, чувствуют каждый нюанс. Если бы в цирке животным было плохо, они бы не размножались. У нас, к примеру, уже потомство от 4-х дикобразов есть, и тигрята рождаются.

В соответствии с международными нормами, зоопарки не имеют права продавать животных в цирк?

Тем зоопаркам, которые входят в международную ассоциацию, запретили это делать. У нас такой – Николаевский. Считается, что третье или четвертое поколение животных с неволи — адаптировано к зоопарковским нормам. С другой стороны, у нас работала масса животных с воли. Например, тигрят бросили в Тайге. Мы их забрали с базы из-под Москвы. Вот так мы нашли одну тигрицу Ласточку, которая у меня на лошади ездила и была ручной, просто уникальной. С воли звери бывают более чистокровные и более ручные, чем зоопарковские. Уссурийские тигры, например, очень нежные генетически, хотя у них есть и свои болезни, и проблемы.

Ну, а если взять во внимание более приятную составляющую цирка – его программу, то можно резюмировать какие-то успехи, достижения, нововведения?

Нужно делать другие по форме подачи проекты. Мы всю жизнь работали на семейного зрителя. Я брала в прошлом году французских мотоциклистов с фристайлом, думала, что к нам пойдет где-то диджеевский возраст — сидели те же детки в восторге. Хочу пригласить другой контингент зрителей, сделав более театрализованные постановки. В Европе это практикуется. В данное время мы приступаем к созданию театрально-циркового проекта под условным названием «Афрозодиак». Надеемся привлечь публику, которая любит театр.

Кстати, мы постоянно делаем очень интересные цирковые сюжетные спектакли для детей. К примеру, «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Ночь перед Рождеством»… Цирковая специфика такая, что я могу собрать на один спектакль артистов. Они отработали и разлетелись, а мы постановку уже не сможем так повторить. А в спектакле «Буратино» у нас работали детки. Через пару лет пытались его повторить, но он был абсолютно другим. Я даже умудрялась взять тему рождение Христа на Рождество. Понимаете? Мучились долго, но спектакль получился классным.

Режиссеров приглашаете из-за границы?

Почему? Я сама режиссер, у нас много ребят, которые закончили режиссерский факультет КНУ театра, кино и телевидения им. И. К. Карпенка-Карого. Они придумывают, я курирую. Считаю, что именно синтетический цирк должен быть, когда есть калейдоскоп номеров с лошадьми, зверями, хорошими акробатами. Сейчас я угадала с программой. В ней много достойных групповых номеров. Монголы считаются самыми сильными в мире. Это захватывает, и это — настоящий цирк.

А эквилибра почему так мало?

Их навалом. Устали даже от них. Девочки-лебеди с каучуком – это и есть эквилибр. А в воздухе – ремни. Эквилибр – это стойки на руках, катушки, все, что стоит на балансе.

Людмила Алексеевна, искать достойных артистов – сложная задача?

Я не живу в замкнутом круге, постоянно езжу по международным фестивалям цирка в Фигерасе (Испания), Латино (Италия), Монте-Карло. Люблю китайский фестиваль — он один из самых сильных по составам и качеству. Об Одесском фестивале циркового искусства тоже нельзя забывать. Я даже в Украине провела в мае месяце первый международный детский фестиваль. Таких в мире практически нет. Это и будет чисто украинская фишка.

Сейчас везде цирковой кризис. Когда он начинается в одной стране, то продолжается во всех других. Артисты возвращаются в Национальный цирк, просятся на следующий год вперед. У меня есть право выбора. За номера высокого уровня мы платим по-европейски.

И еще… У нас нет имен. Надо делать фильмы о цирковом искусстве. Мы сейчас никому неинтересны на телевидении, никак не можем пробиться туда, чтобы сделать какую-то рубрику. А у меня по истории цирка и циркового коллектива есть классный материал.

Перед тем, как попрощаться, не могу не спросить о цирковых постановках в стиле «ню». Неужели веяние европейских цирков без животных вот такое?

Все европейские частные цирки, более-менее крутые, делают динное шоу — ставят эстрадно-цирковой спектакль в соответствующей атмосфере. У нас публика к такому не приучена, да и площадок таких нет. Во Франции династионным циркам по 250 лет: Грюсс, Буглеон. Мюнхенский Кроне – самый крупный в Европе, в Лейпциге славится Ронкалли, а Кни – швейцарский семейный цирк.

Цирк династии Грюссов имеет статус национального и им государство помогает. Там очень сильное сообщество цирковых частных деятелей. У них в банке есть счет, куда отчисляются деньги.

Цирковые династии очень богатые: у них есть свои земли с базой, вагончиками, техникой, транспортом, в Швейцарии, во Франции. А земли — это что? Это — свои зоопарки, дополнительный доход. Они никогда ничего не теряют. Запретят им работать на территории какого-то города — поставят цирк шапито на своей и покажут своих же животных. Это очень хорошая система. У нас она отсутствует.

P.S.: Со слов Людмилы Шевченко стало понятно, что Национальный цирк должен быть традиционным, творческим. Бюрократия, реорганизация, контрактная система работы, отсутствие охранных норм выступлений (около 25 в месяц, то есть 208 в год), отмена льготных пенсий (пенсионный возраст артистов продлен до 55 лет), невозможность получить гранты извне, естественно, создают барьеры для развития циркового искусства.

Национальному цирку есть чем похвастаться: в нем сформировались династии Новоселовых, Зайцевых, Стеценко, в нем рождались номера, которым сейчас аплодирует весь мир. Под этим куполом главенствует добро и справедливость. Главное этому доказательство – достойная работа животных. Кто-кто, а хищники просто так вам не улыбнутся!

Автор материала: Екатерина Мацегора