Психологическая реабилитация военных, прошедших через АТО, – один из наиболее болезненных вопросов, стоящих перед украинским обществом сегодня. У нас очень мало психологов, обладающих нужными навыками. А оказывается, что иногда помочь справиться со всеми пережитыми ужасами могут даже собаки.

О стартовавшей в Украине программе «Друг героя», особенностях подготовки собак-реабилитологов и перспективах такого лечения с корреспондентом беседовала кинолог, один из тренеров программы «Друг героя», член организации Союз самаритян кинологов Украину (ССКУ), курирующей этот проект в сотрудничестве с представителями Канады Марина Прокопенко.

Расскажите, пожалуйста, о программе реабилитации военнослужащих, которой вы сейчас занимаетесь.

Эта программа стартовала совсем недавно, поэтому каких-то колоссальных результатов пока нет. Ее привезли нам канадские специалисты. Руководитель нашего проекта недавно приехала в Украину, и будет координировать наши действия. Сейчас в Киеве есть четыре собаки, которые прошли подготовку, и сертифицированы канадскими специалистами. В столице только два тренера готовят животных по этой программе, еще один тренер живет в Павлограде.

Здесь есть два направления: собаки-терапевты и служебные собаки. Терапевты живут с постоянным хозяином и выезжают на несколько часов в госпитали, кризисные и реабилитационные центры к бойцам, которые не справляются с психологическими проблемами. Также мы ездим просто поддержать ребят и поднять им настроение, например, перед операциями или после них. Все-таки это довольно тяжелый период в их жизни, и даже взрослые мужчины оказались не готовы к тому, что им пришлось увидеть, услышать, почувствовать. Служебные собаки после специальной подготовки будут жить вместе с бойцами.

Сама программа называется «Друг героя». Руководит нашим проектом Калына Кардаш — канадка с украинскими корнями, которая очень давно занимается подготовкой собак в Канаде. К слову, животные, сертифицированные по этой программе, носят специальные желтые косынки, как отличительный знак.

Как вы пришли в этот проект?

У меня есть собака. Я ее когда-то подобрала уже подростком. Мы с ней занимались поисково-спасательной службой. Она умеет искать людей, потерявшихся с лесу, или на техногенном завале. В прошлом году она очень сильно травмировала лапу, реабилитационный период был очень долгим. Пока она не могла выезжать на поиски, мы решили, что можем быть полезными в другой области.

На кого в принципе рассчитана работа собак-терапевтов?

Терапевтов готовят для многих. Программа «Друг героя» рассчитана именно на бойцов АТО. А вообще, такие собаки работают и с детками с ДЦП, и с инвалидами. Ну и, конечно, мы ездим к ребятам с посттравматическим синдромом после боевых действий. Многие из них не разговаривают, некоторые вообще не хотят общаться с людьми. Есть очень тяжелые бойцы после плена. Они не желают говорить с психологами, иногда их приходится довольно долго уговаривать общаться даже с собакой.

Как нуждающиеся в помощи бойцы попадают в программу?

Обычно это ребята, находящиеся в госпиталях или же попавшие в специальные кризисные центры. В Киеве есть несколько таких центров.

Мы в основном работаем с теми, кто находится на лечении в госпиталях, проходит сложную реабилитацию, учится заново двигаться, говорить, хотеть хоть чего-нибудь, хотеть жить. А также с теми, кто после реабилитации снова уйдет на фронт.

Как долго готовят собак для такой работы?

Например, собаку-терапевта подбирают исходя из того, готова ли она общаться с совершенно разными людьми. Скажу сразу, что далеко не все животные так могут. Потому выбирают дружелюбных, жизнерадостных, добрых, веселых. Но при этом собака обязательно должна быть дрессированная, очень управляемая и легко контролируемая в любой ситуации. Кроме того, мы стараемся всех наших собак научить разным трюкам, танцам, чтобы они могли поднимать настроение ребятам. Да и детки этому очень радуются.

Главная задача собаки-терапевта – общение. Бойцы с ними играют, гладят их, ходят с ними на прогулку. Все-таки собаки очень хорошо умеют поднимать настроение и пробуждать желание жить. Бывает, что многие ребята не хотят общаться с людьми, потому что стесняются каких-то своих «отклонений от общепринятой нормы»: шрамов, увечий, ампутированных конечностей, не совсем скоординированных движений после контузии и так далее. В нашем обществе все ведь оценивают друг друга по каким-то стандартам, а собаке абсолютно не важно, как выглядит боец. Поэтому иногда им легче и комфортнее общаться с животными.

Служебных собак только начинают готовить. Это долгий и очень непростой процесс. Их ведь готовят под определенного человека. Они смогут не только поддерживать психологически, но и помогать в быту, например, включать и выключать свет, приносить какие-то вещи и так далее. То есть, собаки-терапевты приезжают к человеку на какое-то время, отвлекают его, помогают справиться с какими-то трудностями, снять психологическое напряжение. Такое общение, кстати, очень помогает тем, кому предстоит сложная операция. У некоторых бойцов дома есть собаки, по которым те очень скучают, потому они часто просят нас приехать. А служебные собаки постоянно помогают людям, у которых есть трудности с передвижением, с общением. Есть много вещей, которым можно таких собак обучить.

Я сейчас работаю со своей собакой, на которой хочу отработать разные методики. Но отдавать ее не буду. Так вот, она уже умеет включать свет по команде, конечно, если выключатели расположены низко, приносить разные предметы: телефон, полотенце, обувь, книгу и так далее. Также служебную собаку можно научить предупреждать эпилептические припадки, или будить и успокаивать человека, если ему снится кошмар. Ну и, в любом случае, если рядом есть собака, ты уже не чувствуешь себя одиноким.

Но ухаживать за такими животными тоже надо обязательно.

Да. И это тоже стимулирует к жизни. Их нужно кормить, выгуливать. Конечно, если человек без ног, без рук, вряд ли он сможет полноценно ухаживать за животным. Но в госпитале даже ребята на инвалидных колясках выезжают гулять с собаками. И это тоже заставляет их двигаться, не замыкаться в себе.

Будущих хозяев нужно учить общаться с собаками?

Обязательно. Сначала готовят собаку, а потом на протяжении некоторого времени (от трех месяцев до полугода) человека обучают общению с ней. Хотя многое зависит от самого человека, от того, как скоро он все поймет. Чаще всего те, у кого раньше были собаки, обучаются быстро, а тем, у кого это первый опыт, будет немного сложнее. Но есть обязательное условие: человек непременно должен этого хотеть.

Есть ли у этого человека какие-то юридические обязательства? Все-таки он берет на себя ответственность за животное.

В Канаде обязательно подписываются юридические документы, и есть волонтерские организации, помогающие содержать собаку, если человек не в состоянии этого делать. Обычно, за границей служебные собаки довольно дорогие и могут стоить до 10 тысяч долларов. В Украине служебную собаку бойцу будут отдавать бесплатно, финансированием занимается программа «Друг героя». Боец обязательно подписывает контракт. Получается, что собака принадлежит программе, но живет с бойцом. На протяжении первого года, все расходы на содержание собаки оплачивает программа. Потом они будут смотреть, как боец справляется. По условиям контракта, если человек будет плохо ухаживать за животным, обижать его, содержать в ненадлежащих условиях, то собаку у него могут забрать.

Сейчас идет поиск благотворительных организаций и спонсоров, которые взяли бы на себя расходы на питание служебных собак и поддерживали бы программы в целом.

Чтобы иметь служебную собаку, бойцу нужно связаться с руководителями программы и сообщить о своем желании. Тогда ее подберут и обучат в зависимости от его потребностей.

Пока мы занимались только подготовкой терапевтов. В апреле специалисты будут смотреть, кто из тренеров будет готовить служебную собаку. Ее ведь нужно взять щенком и воспитывать около двух лет, прежде чем передать новому хозяину. Это долгий труд. Возможно, мы сможем тренировать и обучать специальным навыкам уже подросших собак, как породистых, так и беспородных, живущих у волонтеров или в приютах. Это ускорит и удешевит процесс подготовки служебной собаки.

Есть ли требования к тому, какой должна быть служебная собака?

В программу «Друг героя» хотели брать только лабрадоров, во всяком случае, на старте. Сейчас руководители проекта готовы изменить это требование. Родословная здесь не важна, важен только темперамент. Причем такие собаки будут регулярно тестироваться. Потому что у щенка может быть один характер, а с возрастом могут проявиться разные породные признаки, которые могут мешать дальнейшей их работе. Например, инстинкт охотника у лабрадоров.

Как долго длится курс реабилитации с собакой-терапевтом?

Совершенно по-разному, зависит от конкретного случая. С нами работает тренер, прошедший АТО, хозяин лабрадора, с которым он будет учиться тренировать служебных собак, и, может, даже возглавит это направление подготовки. Его жена работает в кризисном центре, куда он ездит со своей собакой. Недавно они показывали видео о том, как учили одного парня говорить. Он должен был постараться произнести простую команду: «сидеть», «лежать». Просто так говорить этот парень не хочет, а общаясь с собакой, он начал произносить какие-то звуки. На момент записи видео он уже некоторые команды выговаривал.

Вообще, это только начало. Мы длительное время тестировали собак, смотрели, смогут ли они выдерживать грохот каталок в госпитале, возможные резкие действия людей, приступы, сумеют ли гулять с людьми на инвалидных колясках или на костылях. Программа стартовала в середине прошлого августа. Все это время мы больше тестировали собак, готовили их, смотрели на их реакцию, дорабатывали какие-то нюансы. Для такой работы собака должна быть очень управляемая, должна очень быстро реагировать на команду, потому что ситуации тоже могут быть разные. Человек может упасть с каталки, у него может внезапно начаться приступ, он может впасть в ярость. А собака должна научиться на все это правильно реагировать.

Точно так же дети, к которым мы ездим, любят лезть в уши, в нос, могут в рот животному залезть. Потому предварительно на тестировании мы проверяли, насколько адекватно собака на это реагирует, что она может позволить с собой делать. Далеко не все собаки могут разрешить такие вещи. Также есть обязательное тестирование на агрессивное касание, чтобы она не стала атаковать, защищаясь, если, к примеру, человек внезапно начнет падать и зацепит ее. Это серьезная работа. В августе на первое тестирование пришло множество претендентов, но сертификаты получили только четыре собаки. Две из них сейчас живут в Павлограде, а две — в Киеве.

А что говорят психологи? Может ли такая терапия заменить другие способы лечения?

Нет, здесь нужен комплекс действий. Но собака стимулирует человека к жизни, пробуждает желание жить, общаться, двигаться. Она делает то, что не могут дать психологи, когда человек находится в таком глубоком кризисе, что не хочет жить, не может разговаривать.

Автор интервью: Валентина Дудко