Годовой отчет правительства в среде политологов и гражданских активистов прозвали «фарсом» и «спектаклем».

Поток острой критики достижений Яценюка и его Кабинет в течение нескольких часов, казалось, вот-вот приведет к неминуемой развязке. Но не случилось.

Последующее провальное голосование за отставку правительства дало основание говорить о договоренностях власти и олигархов.

Даже самому неискушенному зрителю не сложно было убедиться в равнодушии, с которым члены Кабмина слушали отчет о своей работе.

Чтобы понять, чего стоит ждать от таких людей, мы обратились к практикующему психологу, автору психологических терапевтических программ – Марии Фабричевой.

Мария, что можно сказать о жестах, интонации и мимике Арсения Яценюка во время отчета правительства?

Мимика и интонация Яценюка отлично отработаны. Его жесты выстроены.

Основные жесты – руки, которые соединяются вместе, призывая ко вниманию, к содействию. Также у него был жест – руки вниз, изображающие приземление. Может показаться, что тут этот жест не совсем уместен. Он якобы хочет сказать этим: «Тихо, я знаю, что я говорю и говорить буду так, вне зависимости от того, что вы думаете».

Он репетировал?

Да. Он держит аудиторию, чтобы никто вдруг не выкрикнул с места что-то и контролирует себя при этом.

Есть ли у Яценюка проблемы с самоконтролем, судя по вчерашнему выступлению?

У него очень нервная работа. Это сложно, но самоконтроль в его работе — это обязательно. Любая ошибка, эмоция, которую он себе разрешит – может стоить карьеры. Напряжение чувствовалось не только у него. Накал в сессионном зале был очень сильный.

О чем говорила мимика Яценюка? Что он скрывал?

Он мог скрывать свои эмоции. Например, эмоции страха. Он мог знать, что его оставят на должности премьера, но вероятность, что что-то пойдет не так, — была.

Он мог думать: если я сорвусь, что будет завтра? К чему все это приведет? Мужчин учат подавлять свой страх, но тут страх уместен, потому, что действительно, очень сложно.

Как думаете, были ли предпосылки сорваться прямо на трибуне?

Вполне. Эти жесты, когда он поднимал руки, а потом отводил вниз, якобы хотел сказать «Фух», выдыхая. Он мог мысленно прокручивать в голове: все хорошо, я даю отчет, мы договорились. Это некая внутренняя мантра, которая помогает справиться с напряжением. Его лицо выражало отрешенность. Усталость на лице колоссальная. Не думаю, что он хорошо спит и отдыхает. Он живет в колоссальном напряжении. Если Юрий Луценко позволяет себе срываться на крик, то Яценюк держит гнев в себе. Не позволяет себе входить в ярость.

Почему Яценюк постоянно держится за трибуну? У него был уже неудачный опыт, когда его вынесли.

Это самоподдержка. Опирается, чтобы сбросить напряжение. У него очень мало реальной поддержки.

И низкий рейтинг…

Когда человек не чувствует поддержки от социума, то в теле это отражается через боль в спине. Так, подсознательно он ищет, на что опереться.

Яценюк во время отчета очень часто смотрел в одну точку. Как считаете, он концентрировался на кот-то или на камерах, которые транслировали выступление?

Либо он пользуется техникой, когда выбирает в зале одно лицо, которое может быть приятно ему. Боковое зрение уже тогда не фиксируется. Если он фокусировался на камере, якобы обратиться к народу – то это высший пилотаж. Если человек в такой момент напряжения думает о том, что его глаза должны быть направлены на экран и это может создать иллюзию, что он обращается к людям, то тогда я снимаю шляпу перед его ораторским мастерством.

Яценюк сказал, что сделал максимум на своей должности и добавил: «решать вам, депутаты». Создавалось ли впечатление того, что он знает, что его оставят в должности?

Все понимали, что замены ему сейчас нет. В политических играх не нужно быть на 100 % в чем-то уверенным. Это игра, манипуляции, кулуарные вещи. Но всегда есть вероятность, что, несмотря на договоренности в зале, ситуация может пойти иначе. Он сказал: «Я сделал все, что мог, но решать вам». Вроде бы это ход. Он пытался сказать: «Я все знаю, но все-таки я не уверен на 100%. Оставляю выбор за вами».

В целом, Яценюк убедительный оратор?

В принципе, да. Но его речь направлена на думающую аудиторию. На людей, которые понимают экономическую ситуацию, разбираются в политике. Но обычный простой человек может его не понять. Хотелось бы, чтобы он говорил проще и не усложнял. Его тогда начнут понимать лучше и больше. Обычные граждане могут думать «вот умный, аж страшно!» или злиться, не понимая его. Но чем сложнее речь, тем больше человек защищается.

Он психологически защищался от депутатов?

Аудитория премьер-министра – это вся страна. Найти золотую середину практически нереально. Но, тут Яценюк включает защиту: говорит, что доносит информацию той аудитории, которая интересуется политической жизнью, если что, они поймут. Тут уже обесценивается другая аудитория. Та, которая не живет политическим миром, но при этом тоже живет в этой стране и хочет жить хорошо и понимать, что происходит. Если найти слова и для этой аудитории – то, может быть, ему начнут больше верить?

В ложе сидели остальные члены Кабмина. Насколько, по-вашему они были вовлечены в правительственный отчет? Многие сидели со скучными лицами. Министр МВД Арсен Аваков постоянно смотрел в телефон и писал.

Никакой заинтересованности их в речи Яценюка не было. Лица примерно говорили: я смотрю на тебя и, возможно, тебя вижу, однако мысли мои унесли меня далеко в лето. Лишь некоторые министры выражали заинтересованность. Кто-то сидел в телефонах – значит, там им было интереснее. Отрешенность в лицах может говорить о том, что: «Я уже 120 раз это слышал, нового не скажешь!». Они создавали эффект присутствия.

Он актеры похуже, чем сам Яценюк?

У них не стояла задача что-либо играть. Никто не просил их выражать заинтересованность – они это и не делали.

Насколько неискренним выглядел отчет правительства?

Тут больше сомнений, чем лжи. Сомнения могли быть в том, как будет принята речь. Есть такое понятие в психологии — «синдром Мюнхаузена», когда человек погружается в свою реальность, верит в то, что он говорит правду.

То есть члены нашего правительства подвержены «синдрому Мюнхаузена?»

Да. У каждого есть свои интересы и каждый их отстаивает. Если смогли разыграть этот фарс – значит, интересы многих совпадают с тем, чтобы осталось это правительство. Значит, у них есть убеждение: сделать все, чтобы правительство осталось. Если им что-то выгодно, то они заинтересованы «отыграть пьесу качественно», чтобы остаться при своих интересах.

Можно ли сказать, что Яценюк подвержен «синдрому Мюнхаузена»?

Я не могу ставить такой диагноз. Это синдром выражается так: человек считает, что он совершил подвиг, в этой реальности он герой. Потом его фантазии становятся реальным миром для конкретного человека.

Но это применимо к Яценюку и членам правительства. Они же взяли на себя столько ответственности.

Они верят, что делают лучшее, на что способны сейчас. При этом нужно признавать свои ошибки. Но люди с «синдромом Мюнхаузена» их не признают. Они думают, что делают лучшее, но что способны. С помощью психотерапии можно выйти из этого синдрома. Но для этого понадобится не один год. В среднем – около 3-х лет. Если человек привык к такой реальности, ему там комфортно и хорошо, он чувствует себя героем – то быстро от этого нельзя избавиться.

Как считаете, Яценюк, когда уйдет с поста премьера, обратится к психологам?

Работа у него очень тяжелая, нервная. Он раздроблен и постоянно находится в состоянии хронического стресса. Это не сколько «синдром Мюнхузена», сколько синдром эмоционального выгорания.

В депрессию наш премьер не впадет?

Хронический стресс чаще всего приводит к депрессии. Ему нужна перезагрузка, отдых и поддержка.

Автор интервью: Наталья Литвинова

Автор фото: Станислав Груздев